Жажда дыма

17 октября 2003 в 00:00, просмотров: 161

Шнур с “Ленинградом” обгрызли, конечно, ногти, если уже в курсе того, что самый главный рок-эксперт Москвы — наш мэр Лужков — одарил заморского патлатого рокера Ритчи Блэкмора белоснежно-дорогостоящей гитаркой “Гибсон” и передал через своего курьера, вручившего сей дар перед концертом, слова признания и восхищения высоким искусством и беспримерным вкладом в мировую культуру. Ладно Шнур, явно не дотягивающий в глазах Юрия Михалыча по своей социокультурной значимости до Ритчи Блэкмора, но все бы это квалифицировалось “идеологически невыдержанной выходкой” и закончилось бы для фигуранта в лучшем случае изгнанием из партии, психушкой, диссидентством и высылкой с родины, случись такое лет 15 назад. Какой все-таки прогресс совершен страной за эти скромные годы! Вот еще бы Лужкову дозреть до лав-парада с гей-прайдом, и можно было бы считать жизнь удавшейся...

Тем временем главный рок-эксперт — уже не в рамках города, а в рамках “МК” — Марга Пушкина зажигала на Блэкморе, как положено, от души и рапортует сегодня не столько о том, как было, сколько о том, как она все это прочувствовала. Ибо именно в чувствах заключена главная фишка не только рок-экспертизы, но и любого искусства...


На этот раз никто не бесновался за моей спиной, требуя немедленного развода Ритчи Блэкмора с голосистой и золотоволосой Кэнди, как это было 14 апреля 2002 года, в день Первого Пришествия легендарного гитариста и скандалиста в Россию. Трибуны не пИсали кипятком при звуках неповторимых блэкморовских соло — трибун просто не было. На этот раз место встречи выбрали идеально. Пришедший народ упокоил свои телеса и хрящики в недрах вальяжных красных кресел Дворца молодежи. Гордые отцы семейств, помнящие лучшие годы группы “Deep Purple” и всех ее вокалистов поименно, несли свои пивные животы строго согласно купленным билетам. То и дело мимо пробегали чудики-фаны в остроконечных шляпах и средневековых, взятых напрокат, скромных платьях… Похоже, эти маньяки скупили билеты на все два концерта маэстро с супругой, лишив себя тем самым пищи, табака, пива, секса и рок-н-ролла на целый год, а то и на три. Ценовая политика организаторов гастролей здорово смахивала на беспредел шутника бен Ладена.

Ритчи со своими орлами и орлицами являл России материал нового альбома “Блэкморовской Ночи” с романтическим названием “Призрак Розы”, сдабривая его старыми песнями. Все, кто хорошо знаком со вздорным нравом Блэкмора, заклеили себе рты лейкопластырем, чтобы в угаре не проорать криминальное и запрещенное под страхом ухода Ритчи со сцены заклинание: “Smoke on the water” давай!” Как оказалось позже, зря старались, зря перестраховывались. Король сам знает, что ему делать.

История Второго Пришествия Блэкмора на московскую землю развивалась довольно бурно. Для начала где-то на таможне в Германии застряли блэкморовские любимые инструменты. Казалось, мир должен был бы рухнуть, заметь наш гений подмену: инструменты позаимствовали у местных. Но обошлось.

Перед самым выходом на сцену в холодном поту в гримерке свалилась милая Кэнди. “Отравление”, — мрачно произнес врач “скорой” и собрался везти бедную девушку в инфекционную больницу, что пылится на Соколиной Горе. Представьте леденящую картину: ангелоподобная Кэнди, на которую и дунуть-то страшно, в нашей отечественной муниципальной клинике с обшарпанными стенами, матерящимися санитарками и словонепробиваемыми медсестрами... Однако Кэнди совершила настоящий подвиг — мужественно вышла на сцену, пела, била в бубен, пританцовывала и ерошила кудри своему дорогому супругу. Памятуя свой собственный негатив в адрес Кэнди, испытанный год назад, я с удивлением почувствовала, что мнение мое о творчестве блэкморовской супруги медленно, но верно менялось по ходу концерта. И стихи ей удаются, и музыка под присмотром мужа получается. По-моему, она скоро перепоет Ковердейла.

Видимо, наш российский воздух и без принятия водки внутрь обладает каким-то возбуждающим свойством — Ритчи улыбался! Этот мрачный дядька, рассказами о злобстве которого на рок-поприще можно пугать тех, кто выбрал пепси и забыл снять памперсы, хлопал фанатов по протянутым ладошкам! А ведь год назад он изображал из себя непотопляемый айсберг, никак не реагируя на вопли фанатов, поздравлявших его изо всей силы своих легких с днем рождения.

Дальше — больше. Ритчи посетил Измайловский вернисаж и после долгих уговоров согласился пройтись по Красной площади. “Я не хочу быть как все, поэтому идти туда не желаю”, — бубнил сначала гений гитары, но в конце концов сдался.

А на втором концерте случилось немыслимое: Он начал играть, а Кэнди запела, “Smoke on the water”, чем поверг в изумление даже своих собственных музыкантов. Басист сэр Роберт, спевший до этого “Black Night”, опупел, Бард Дэвид за клавишами офигел: они плохо знали ноты и совсем не знали слов. Пришлось срочно ориентироваться на месте. Зато НАШИ в зале знали все! Как люди не сошли с ума от счастья, не знаю. Совсем разомлевший от распахнутости московской души Ритчи принялся угощать сидящих на первых рядах фанатов пивом…

Что же полезного поведал между концертами, в редкие минуты душевной оттепели, великий англичанин? Его, оказывается, тоже достало MTV, дурное засилье симпатиШных мордашек и аппетитных попок на экранах. Он сыт по горло катастрофическим невниманием шоу-бизнеса к настоящей, профессиональной рок-музыке, полным пренебрежением к интересам и культурным запросам тех, кому около 30 лет. Таких людей шоу-бизнес просто вычеркивает из своего списка живых. Все усилия (ах, как это знакомо!) направлены на охмурение и низведение до уровня поросячьего повизгивания толп пластилиновых тинейджеров… Исключение, по мнению Блэкмора, составляет Германия, где он, собственно, любит выступать со своей группой… Гитарист уверен, что в одной из своих прошлых жизней он даже родился в Гамбурге.

Нынешний визит Ритчи Блэкмора в наши пенаты мог иметь совершенно шоколадно-приторный хеппи-энд, если бы среди журналов, подсунутых гитаристу на подпись, не попался бы один с огромной фотографией Яна Пейса — барабанщика “Deep Purple” — на обложке. Все благодушие Ритчи мгновенно испарилось, он бросил ручку, оттолкнул журналы и опять стал похож на того дядьку Черномора, каким его всегда любили представлять журналисты…




Партнеры