Призраки в большом городе

21 октября 2003 в 00:00, просмотров: 377

— Почему они не верят, что я жива? Господи, почему? — моя собеседница снова начинает плакать. — Послушайте, у меня сердце бьется, мозги работают, ноги еще ходят. Я жива, понимаете? А они не верят!

Уже несколько лет эта пожилая женщина безуспешно пытается доказать факт своего существования на этом свете. Согласно многочисленным справкам, отчетам и записям в толстых домовых книгах Лидия Тимофеевна Казарян умерла в... 1994 году. И опровергнуть это практически невозможно. Преступники приготовили для пенсионерки, пожалуй, самую страшную могилу — бумажную.

Лидия Тимофеевна в своем горе не одинока. Сейчас сразу в нескольких столичных прокуратурах и судах находятся на проверке материалы о “фиктивной смерти” несчастных горожан. Их объявили мертвыми с одной-единственной целью — выселить из квартиры. Если раньше для решения самого больного для москвичей жилищного вопроса нанимали киллера, то теперь все делается абсолютно бескровно. Более того, человек может спокойно пить, есть, ходить в театры, ездить на метро и даже не знать о своей смерти. Москва постепенно превращается в город живых мертвецов. Как и почему это происходит, попытался выяснить корреспондент “МК”.

“Меня похоронили девять лет назад”

Лидии Тимофеевне Казарян 79 лет. Еще девчонкой она участвовала в обороне Москвы, ворочала бревна и рыла окопы наравне со взрослыми. Потом 40 лет вкалывала на заводе “Красный богатырь”. “Почетный ветеран труда, неоднократный победитель социалистических соревнований” — написали о Лидии Казарян в 1988 году в заводской газете. А в 1994 году Лидию Тимофеевну похоронили. С этим фактом она не может смириться до сих пор.

А как все получилось? Да очень просто. Была семья — сама Лидия Тимофеевна, ее муж, сестра и дочь. Жили не то чтобы очень дружно — как все. В 1974 году вселились в двухкомнатную квартиру на улице Красноярской. Вскоре муж и сестра Лидии Тимофеевны умерли. И тут что-то произошло между мамой и дочерью. Один скандал, другой... Наконец Лидия Тимофеевна рассудила: так жить нельзя. И себя извожу, и дочке жить мешаю.

Тактичная пенсионерка переехала в маленькую комнатку в заводском общежитии и прекратила всякое общение с дочкой. А затем замучили хвори — язва, стенокардия, полиартрит... Лидия Тимофеевна месяцами не покидала больницы. “Как будто и не живу, а так, доживаю”, — усмехается пенсионерка.

Недавно Лидия Тимофеевна обратилась в центр социальной помощи: помогите, мол, пенсия маленькая, жить не на что. Там у Казарян попросили справку из ЖЭКа по месту прописки. А в жилконторе — словно обухом по голове: “Вы что, с того света вернулись? Вот же все документы — вы умерли!”

Как Лидия Тимофеевна пережила тот день и на самом деле не умерла — Бог его знает. В ЖЭКе она сделала еще несколько чудовищных открытий. Оказывается, дочка давно выписалась из квартиры и уехала — по слухам, в Армению. А жилплощадь занял абсолютно посторонний человек. “Вы кто такая? Общаться мы будем только через моего адвоката”, — огорошил Лидию Тимофеевну новый хозяин квартиры. И захлопнул перед носом железную дверь.

“И в самом деле, кто я такая? Миф, фантазия”, — думает теперь старушка.

Справку о своей смерти женщина обнаружила в Хамовническом загсе. Согласно этой филькиной грамоте Лидия Тимофеевна умерла аж в сентябре 1994 года. Причем точная дата смерти неизвестна — труп нашли спустя несколько недель в ужасающем состоянии, и врачи даже не смогли установить причину смерти. Документов при покойнице не было, похоронили ее как неопознанную. А в марте 2001 года в милицию явился очень печальный молодой человек. Он представился квартирантом Казарян, причем официально зарегистрированным. И пояснил, что беспокоится о квартирной хозяйке. Дескать, пропала без следа аж семь лет назад. По идее, в милиции должны были поинтересоваться: что же это вы, гражданин, столько лет жили без Лидии Тимофеевны припеваючи, а теперь хватились? Но то ли борцам с преступностью было не до того, то ли безутешный заявитель нашел ответ на каверзный вопрос в кошельке... Так или иначе, но хозяйку он опознал среди вороха фотографий неопознанных трупов — по приметам и одежде. Получив в морге справку о смерти женщины, хитрец написал заявление в загс: “Прошу зарегистрировать сведения о смерти хозяйки снимаемой мною квартиры Казарян Лидии Тимофеевны”. Пенсионерку признали покойницей и выписали из квартиры. Освободившуюся жилплощадь обманщик каким-то чудом тут же продал.

Сейчас с делом Казарян разбирается Хамовническая межрайонная прокуратура. Но и там пока не знают, как помочь бедной женщине. Это умереть в нашем городе легко. А вот воскреснуть ой как непросто.

Никто не хотел умирать

“Живые трупы” в Москве существовали, наверное, всегда. Но в последние два-три года “бумажные могилы” стали появляться с пугающей частотой.

— Конечно, в первую очередь жертвами таких афер становятся старики, инвалиды и просто одинокие люди, — рассказывает судья Хорошевского суда Людмила Салтыкова. — Впервые с подобной аферой я столкнулась в 2000 году.

Пожилая хозяйка двухкомнатной квартиры в Хорошевском районе попала в психиатрическую больницу. Сын старушки, весьма прыткий молодой человек, быстро уговорил несчастную подписать несколько бумаг и... продал квартиру. При этом его мама по-прежнему была там прописана. Впрочем, покупателя это обстоятельство ничуть не смутило. Новый владелец жилья хорошо знал, как поступить. “Добрый” совет ему дал близкий знакомый из городского морга Люберец. И не только совет. По наущению друга оборотистый предприниматель сочинил целую легенду о несчастной тетушке, которая пропала пару дней назад. Только искать ее мужчина пошел не в милицию, а все в тот же Люберецкий морг. Где его товарищ подсунул фотографию некой неизвестной, погибшей в результате ДТП. Нужно ли говорить, что неизвестная тут же была опознана как “тетя”, а ее паспортные данные удивительным образом совпали с фамилией-именем пенсионерки, лечившейся в психбольнице. Еще несколько формальностей — и пенсионерка выписана из квартиры как умершая.

Такой же бескровный способ избавиться от родственника выбрала владелица трехкомнатной квартиры на улице Маршала Тухачевского. Почтенная вдова в 1998 году заявила в милицию о пропаже любимого племянника, 37-летнего Михаила Крылова, также прописанного в квартире. “Ушел из дома и не возвращается уже несколько лет”, — написала женщина в заявлении. Из фотографий неопознанных трупов дама выбрала одну и тут же “узнала” Михаила. С этим документом женщина отправилась сначала в загс, а затем в ЖЭК, где ей выразили соболезнование и мигом сделали полноправной хозяйкой унаследованной жилплощади. Каково же было удивление чиновников, когда “мертвец” явился в жилконтору, причем не один, а с взрослой дочерью, и попросил прописать ее в квартире на улице Тухачевского. Мужчина и не думал умирать — все это время жил с семьей в Подмосковье.

Дороги смерти

Итак, мошенники нащупали очередное слабое место в нашей государственной системе. И успешно осваивают дикое ремесло — похороны живых людей. Для этого они досконально изучили мир мертвых, который для большинства обычных граждан всегда оставался тайной за семью печатями.

Главное действующее лицо подобной криминальной аферы — неопознанный труп. Ведь, чтобы на законных основаниях объявить человека умершим, необходим реальный мертвец. Увы, при отборе на эту жуткую роль конкурс повыше, чем в театральный вуз. Ежедневно в Москве находят и доставляют в морги в среднем 7—8 (!) покойников без документов.

Почему же так просто выдать живого человека за мертвеца?

С неопознанными трупами у нас не церемонятся. В Москве их свозят в один из 12 московских моргов, по территориальности. Здесь специалист экспертно-криминалистического управления ГУВД Москвы снимает у покойника отпечатки пальцев, фотографирует лицо камерой, установленной сверху на длинном штативе. Затем тело вскрывают для выяснения причин смерти. Также у умерших берется кровь, чтобы потом, если нужно, идентифицировать личность по ДНК. Если за три дня покойника не хватились, тело перевозят в трупохранилище в Лианозове. А еще через полгода — похороны. Тех, кого так и не опознали, пакуют в мешки и хоронят в выкопанных траншеях. Заметьте: неопознанные трупы не кремируют, чтобы была возможность провести эксгумацию.

Если вы придете в морг с заявлением о пропаже человека, вас попросят описать его приметы и предложат посмотреть фотографии неопознанных трупов на компьютере. Если какое-то изображение похоже на разыскиваемого, близким предлагают написать заявление в милицию и явиться опознавать труп воочию уже с оперативником. Сведения об опознании заносятся в журнал, а тело отдается родным для захоронения или кремирования — кто как пожелает.

В бюро регистрации несчастных случаев фотографии неопознанных трупов хранятся в специальных альбомах, которые и предлагают для опознания. Но здесь возможность смухлевать минимальна. В бюро с вами и разговаривать не станут, если вы явитесь без сопровождения милиционера. К тому же умудренные опытом сотрудники бюро не станут показывать все фотографии без разбора, а сначала попросят визитера максимально подробно описать пропавшего. Есть и еще несколько уловок, по которым можно определить, действительно ли заявитель кого-то ищет или же намеревается сжульничать.

Впрочем, самый короткий и простой путь найти пропавшего мужа или сына — обратиться в местное отделение милиции, где на каждого “анонимного” мертвеца заводят дело по установлению личности. Это тонкая папка с фотографией неопознанного трупа, описанием примет и кусочками одежды. Скорее всего, вам предложат просмотреть стопку таких дел. Вот тут-то и появляется возможность выбрать “нужного” покойника. А кто лучше поможет сделать нелегкий выбор, если не работник милиции?

Хозяева чужих тел

Не секрет, что именно стражи порядка лучше других знают, какие возможности открывает свободный доступ к базе данных неопознанных трупов. И, похоже, именно им принадлежат “лавры” первооткрывателей этого бизнеса.

В 2000 году в подмосковном Пушкино на скамье подсудимых оказалась сотрудница правоохранительных органов. Капитан милиции и, как говорят, милейшая женщина осознанно сделала человека мертвецом. Однажды к ней в оперативно-розыскное подразделение пришла местная жительница. Муж ушел к другой, а выписываться из квартиры не собирался. Офицерша по-женски посочувствовала соломенной вдове и за денежное вознаграждение предложила решить проблему. “Первый же труп без документов — твой, опознаешь его как мужа”, — заявила она посетительнице. Та именно так и поступила. Очень убедительно поплакала над телом грязного бродяги, кремировала его, без проблем выписала супруга из квартиры и уже собиралась продавать жилплощадь. Прокололась женщина на мелочи. Она рассказала соседям о смерти мужа. А те однажды увидели мужчину на улице и, естественно, пожелали узнать, как он сумел воскреснуть. Вскоре обе аферистки были задержаны. “Бес попутал, деньги нужны были”, — заявила капитан на суде.

А в одной из столичных прокуратур сейчас расследуется уголовное дело по факту мошенничества и использования поддельных документов. За сухими строчками протоколов допросов — циничная афера.

Андрей женился в 1991 году. Супруги приобрели и приватизировали однокомнатную квартиру на улице Каховка. После развода мужчина пообещал не претендовать на жилье, однако благоверная время от времени возвращалась к “квартирной” теме: неплохо бы, мол, бывшему мужу выписаться. Андрей просил подождать, говорил, что скоро снова женится, тогда сразу же оформит бумаги. Экс-супруга вроде бы не возражала...

В феврале 2003 года у мужчины украли из машины барсетку со всеми документами. Когда Андрей пришел в милицию, его словно оглушили: “Вы числитесь в розыске как без вести пропавший”. Но это были еще цветочки. В паспортном столе по месту прописки информацию уточнили: Андрей умер еще в 1996 году!

Оказалось, что сразу же после развода дама отправилась в милицию и написала заявление об исчезновении мужа. Милиционеры опросили соседей, и те подтвердили, что давно не видели молодого человека. Жена Андрея, естественно, не стала сообщать, что регулярно общается с пропавшим по телефону. А осенью 2002 года она отправилась к знакомому милиционеру, работавшему в оперативно-розыскном отделе Центрального округа. Наивная душа, он вывалил на стол снимки неопознанных трупов. “Выбирайте!” Дамочке “приглянулся” нищий-оборванец, которого похоронили как неизвестного в 1996 году. Хитрая бестия даже обнаружила у покойника “приметы” пропавшего мужа — татуировку в виде чертика на плече и найденные в кармане одежды жетоны на поездку в метро в Харькове. Протокол опознания трупа “вдова” отнесла в загс, где у нее работала мама. Словом, ловкость рук и никакого мошенства. “Похоронив” супруга, дама выписала его из квартиры и тут же продала жилье.

Воскреснуть Андрею удалось почти чудом. Жильцы дома на гражданском процессе в суде подтвердили его личность, и москвич вновь был признан живым. А вот обратно в квартиру его не прописали — у жилья уже новые хозяева. Не может Андрей пока восстановить и паспорт с документами.

В отношении его супруги возбуждено уголовное дело. За мошенничество даме грозит от 5 до 10 лет лишения свободы. Проводится проверка и в отношении милиционера, который так удачно помог злодейке.

Миллионы за покойника

Ситуацией, сложившейся с неопознанными трупами в России, всерьез обеспокоены и на Западе. Там считают, что непродуманная система опознания покойников оставляет широкое поле для мошенничеств. Причем не только на территории нашей страны, но и за границей. “У нас уже есть два прецедента”, — говорит адвокат одной из американских компаний Александр Дубицкий.

В 1997 году один московский бизнесмен получил вид на жительство в США. Там 40-летний мужчина застраховал жизнь на 2 миллиона долларов. В течение года на расчетный счет от его имени добросовестно поступали выплаты (всего 10 тысяч долларов). А еще через пять месяцев в США прилетела безутешная жена предпринимателя.

“Мы уехали в Россию в ноябре, повидать родных и знакомых на новогодние праздники. Муж запил, мы поссорились, он ударился в загул, заснул на морозе и погиб”, — заявила женщина. И представила свидетельство о смерти коммерсанта. По идее, дамочка должна была стать миллионершей. Однако иностранцы не пожелали расставаться с деньгами без тщательной проверки.

Оказалось, что 6 декабря с Авиационной улицы в одну из московских больниц действительно был доставлен неизвестный, который скончался от острой сердечной недостаточности. Спустя месяц труп несчастного опознали. Жена американского бизнесмена пришла в морг из милиции, где на одной из фотографий неопознанных мертвецов узнала своего мужа. Причем женщину не смутили морские наколки на теле покойного (якорь, девушка и надпись “КСФ” — “Краснознаменный Северный флот”) и отсутствие шести зубов. Хотя ее супруг вообще не служил в армии и никогда не жаловался на зубную боль...

Иностранцы решили провести сравнительное исследование фотографий бизнесмена и посмертного изображения покойника (труп, естественно, уже кремировали). Однако дама заявила, что после последней ссоры сожгла все снимки мужа. За нужной фотографией пришлось ехать в Челябинскую область, где бизнесмен в свое время получал паспорт. Результаты исследований не оставили сомнений: на фотографиях — два разных человека.

И тут вдова представила отпечатки пальцев супруга для сравнения с отпечатками пальцев покойного. Она заявила, что после приезда в Россию вместе с мужем поселилась в Красногорском районе Подмосковья, где временно регистрирующиеся граждане проходят дактилоскопию. Отпечатки пальцев... совпали. Иностранцы уже готовы были выплатить деньги, однако еще одно исследование показало, что почерк эксперта, сличавшего отпечатки, был подделан. Не исключено, что вдове “помог” кто-то из милиционеров, имевших доступ к розыскному делу. По факту фальсификации документов возбуждено уголовное дело. Женщине предложили еще один вариант — сличение по анализу ДНК. Иностранцы планировали сравнить кровь похороненного мужчины с кровью жены и детей бизнесмена. Вдова отказалась... Этот судебный процесс тянется уже третий год.

Параллельно американская компания судится с другой семьей из Подмосковья. Эти хитрованы требуют страховку в 6 миллионов долларов за кормильца, который также таинственно скончался во время поездки в Россию в 2001 году. Впрочем, в этом случае в оперативно-розыскном деле отсутствует даже посмертная фотография трупа и его отпечатки пальцев. “Пленка закончилась в фотоаппарате, да и краски у нас не было”, — не моргнув глазом, ответили американцам российские стражи порядка.

Ярмарка трупов

“Не обманешь — не проживешь”, — именно под таким лозунгом всегда процветало мошенничество в России. Теперь жулики открыли для себя новую отрасль, которая оставляет широкие перспективы для творчества и приносит баснословный доход. Недостатка в неопознанных трупах в России не предвидится. И даже правоохранительные органы признают, что подобные аферы стремительно входят в моду.

От того, с какой легкостью у нас людей хоронят заживо и выписывают из квартир на кладбища, становится просто страшно. Но еще страшнее — то, что за подобное “умерщвление” мошенников практически невозможно привлечь к уголовной ответственности. Ведь злодеи всегда могут сказать, что, опознавая под видом своего мужа-брата-сына постороннего человека, совершенно искренне заблуждались. И даже при очной ставке “жертвы” и преступника будет невероятно трудно доказать обратное, считают юристы. Тем и привлекателен этот вид мошенничества. Даже если “покойник” вдруг оживет и начнет качать права, “могильщику” ничего не грозит. Ну ошибся, с кем не бывает...

Конечно, выход из сложившейся ситуации есть. Те же иностранные эксперты предлагают сделать обязательным наличие фотографии пропавшего в розыскном деле, ужесточить процедуру опознания покойного, увеличить срок хранения крови неопознанных трупов и разрешить устанавливать наблюдение и прослушку телефонных разговоров лиц, потерявших близких, если возникли сомнения в их правдивости. А также ввести в Уголовный кодекс ответственность за... заведомо ложное опознание.

Впрочем, эти предложения в России скорее всего так и останутся нереализованными. Ведь в нашей стране все определяют не правила и законы, а человеческий фактор. Можно принять сколько угодно инструкций, но добиться их выполнения почти нереально. Даже ныне существующие правила нарушаются сплошь и рядом. Например, стражи порядка сначала должны получить от посетителя как можно больше информации о разыскиваемом, а уж потом, если описание подходит под приметы неопознанного трупа, показывать его фотографию. Обычно же милиционеры действуют по принципу “труп с возу — мне легче” и сразу знакомят посетителей со всей картотекой. Мол, выбирайте, какой больше приглянется... Человеку, задумавшему мошенничество, достаточно всего лишь выбрать подходящего мертвеца.

Так что число “живых трупов” будет продолжать расти. И если вы уверены, что еще живы, подумайте заранее о том, как сможете это доказать...

КАК ОБЕЗОПАСИТЬ СЕБЯ ОТ ПОДОБНЫХ МОШЕННИЧЕСТВ

— Чтобы однажды не узнать о том, что вы умерли лет десять назад, следует время от времени проверять самого себя, — говорит адвокат столичной коллегии адвокатов Алексей Сагадиев. — Один из путей — Центральное адресное бюро Москвы. Там хранятся все сведения об умерших и выписанных с конкретной жилплощади людях. Второй путь, который больше подходит пожилым людям, — прийти в ЖЭК и попросить домовую книгу. Также стоит внимательнее проверять квитанции по квартплате, где обычно указывается количество проживающих. Если заметили ошибку, стоит сразу же бить тревогу. Впрочем, если у вас есть подозрения, что родные замышляют против вас недоброе, можно написать заявление в ЖЭК с просьбой не верить никаким “опознаниям”.

Если же самое страшное случилось и вас признали умершим, учтите: признать запись загса о смерти недействительной возможно только через суд. Для этого необходимо предоставить документ, удостоверяющий личность, и двух свидетелей (например соседей). И только суд вправе восстановить прописку “покойника” по месту жительства, если квартира не была продана.




Партнеры