Трубадуры

22 октября 2003 в 00:00, просмотров: 183

Мобильный телефон — очень удобное и полезное изобретение. А кто спорит?

Без него уже как без рук.

Но сегодня “труба” стала еще и твердой, свободно конвертируемой валютой. Черный рынок сотовой связи развивается куда быстрее и динамичнее, чем легальный. Каждый год только в Москве доход барыг от всевозможных махинаций с мобильниками превышает 30 миллионов долларов. Треть этого гигантского оборота (10 млн. долл.) приходится на долю банальных воров и грабителей. Которых почти никто не ловит и ловить не собирается.


Ну подумаешь, срезали телефон у девчушки с изящного шнурочка. Она в слезы — а дома еще и родители добавят: не будь простофилей! И никто даже не подумает идти в милицию — по причине полной безнадежности затеи.

Действительно, вынут у гражданина кошелек из сумки — так в МУРе целый отдел карманниками занимается. Пусть и не слишком успешно, но все же...

Но здесь доходы-то воровские покруче будут. Одна девчушка — 5—15 тысяч рублей прибыли (дешевые мобильники чужого внимания обычно не привлекают). Сто девчушек... Сами считайте.

Ежедневно в Москве срезают со шнурков, вытаскивают из сумок, отнимают обманом в среднем 150 телефонов. Причем регистрируется официально только 30% подобных преступлений. Все остальные — так называемые латентные (скрытые). Откуда о них известно? А по сообщениям мобильных операторов о заблокированных сим-картах. В милицию пострадавшие не идут, но и дарить денежки со своего счета ворюгам не желают. Вот и звонят операторам с просьбой заблокировать номер. Страшная картина получается...

Но самая жирная бандитская добыча — это разгромленные магазины-салоны. Не проходит недели, чтобы в милицейской сводке не появились слова: “Ограблен салон сотовой связи... общий ущерб...” — и суммы с шестизначными числами. В день бывает и по два подобных ограбления! А про раскрытые — молчок.

В общем, с учетом странной милицейской пассивности на этом фронте можно сделать вывод: Россию захлестнула новая эпидемия.

Уличные охотники

Первой и, пожалуй, самой бесполезной мерой по борьбе с только нарождающимся в середине 90-х воровством мобильников было введение в Москве так называемой разрешительной лицензии. До 2000 г. любой милиционер мог спокойно конфисковать “трубу”, если к ней не прилагалось специального документа с указанием фамилии владельца, серийного номера аппарата и компании-оператора. Впрочем, такую бумажку было легко приобрести из-под полы на Митинском рынке за 50—100 рублей. Поэтому, когда лицензии отменили, количество краж ничуть не увеличилось. Разве что постовые остались без дополнительного заработка...

За 10 лет существования в России мобильной связи преступники придумали массу всевозможных способов отъема красивой “игрушки” и немедленного ее сбыта. Самых распространенных способов — два.


Способ №1. Мобильные карманники


Работают в основном в метро и наземном общественном транспорте. Жертву выбирают заранее — как правило, у входа в подземку или на автобусной остановке. Внимательно изучают модель телефона и поведение жертвы. Чаще всего мобильник вытаскивают из сумки или нагрудного кармана. Особое внимание уделяют тем, кто носит телефон на шее, на шнурке: это проще всего. Шнурок мгновенно перерезают бритвой или скальпелем.


Способ №2. Лохушники


Работают группами, по 3—4 человека. Один из преступников — как правило, симпатичная, хорошо одетая девушка — кидается к заранее выбранной жертве с криком о помощи: попала в аварию, у подруги прихватило сердце и т.д. В общем, позвонить надо срочно — в милицию, в “скорую”, родственникам... Трудно отказать человеку в беде. А как только телефон оказывается в руках воровки, девушка, сетуя на плохую связь, начинает потихонечку отходить. Если жертва пытается идти за ней, кто-то из сообщников “случайно” сбивает ее с ног.

Сбыт ворованных телефонов — хорошо отлаженный процесс. У каждого вора есть свой дилер, который без вопросов скупает краденое и “раскидывает” его по торговым точкам. Больше всего такого товара попадает на Митинский и Царицынский радиорынки. Там аппарат комплектуют “левыми” инструкциями, коробками и продают его как вполне легальный.

Кстати, отличить ворованный телефон от легального “бэушного” несложно. При покупке поинтересуйтесь у продавца, есть ли к аппарату “родное” руководство по эксплуатации. Если вам предложат отпечатанную на ксероксе книжечку — мобильник был явно у кого-то украден.



Грабители-оптовики

В последние год-два невиданных масштабов достиг такой вид преступлений, как ограбление салонов сотовой связи. Вот только последние из происшествий.

1 октября с.г., 20.45, Алтуфьевское шоссе.

— В наш салон вошли трое, — рассказывает 30-летний директор Сергей. — В магазине был только я. Сначала они вроде как стали смотреть телефоны. Я подошел, сказал, что мы уже закрываемся. Тогда один из них достал револьвер и — кстати, очень вежливо — попросил открыть витрины и кассу. Что мне оставалось делать? Я подчинился...

Вежливые грабители унесли из магазина 30 телефонов, 550 карт экспресс-оплаты и 55 тыс. руб. Общий ущерб — примерно 500 тыс. руб.

Комментировать случившееся в ОВД “Бибирево” не стали. Милиция вообще не любит обсуждать свои “больные места”, потому как что ни телефон — то “висяк”. Правда, по большому секрету один из сотрудников мне пожаловался:

— Ну что я могу сделать?! Лиц директор не запомнил, марку их машины не запомнил, номера не запомнил... И, между прочим, слишком уж легко этот директор полмиллиона отдал...

Действительно, нередко подобные ограбления совершаются не без помощи “пострадавших”. В том же Бибиреве был случай, когда продавец небольшого мобильного павильончика попросил приятеля избить его и связать. Таким образом за пару синяков и ссадин продавец получил в собственность десяток дорогих аппаратов.

Еще один важный момент. При выборе магазина грабители обязательно обращают внимание на наличие охраны. Самыми безопасными с этой точки зрения являются крупные торговые комплексы. Там, как правило, работает целая служба безопасности, и преступники в такое место не суются.

А вот в “группу риска” можно включить все мелкие магазины, которые экономят на охране. В этом случае вся ответственность за сохранность ассортимента ложится на продавца. А кто несет ответственность за сохранность продавца?..

Под видом поиска работы я зашел в один из салонов связи.

— Да не беспокойся, — махнул рукой менеджер, — в худшем случае шеф тебя уволит.

Выслушав мое предположение, что в худшем случае меня могут убить, менеджер на минуту задумался.

— Ну, что поделаешь! — в итоге изрек он. — Таковы издержки профессии.

6 октября с.г., 13.45, Ленинградское шоссе.

“Голливудское” ограбление. Трое в масках средь бела дня ворвались в салон сотовой связи, угрожая пистолетом, связали 19-летнюю продавщицу и забрали телефонов на 100 тыс. руб.

На следующий день меня встретили в этом салоне с улыбкой: “Что-то хотите приобрести?..” Как будто и не было никакого ограбления...

Это еще один парадокс рынка мобильников. Похоже, систематические ограбления изначально закладываются в “издержки производства”. В каких бы масштабах ни действовали бандиты: десяток телефонов с витрины увели или сотню, — редко кто из владельцев точек считает случившееся катастрофой.

Этому есть объяснение. Чаще всего преступники нападают на те магазины, где торгуют несертифицированным товаром. Соответственно, ни накладных, ни каких-либо других документов, подтверждающих факт законного приобретения магазином партии аппаратов, там нет. Вот пострадавшие и не ждут милостей от милиции.



Полезная игрушка

У одного из нынешних сотовых операторов есть услуга-игра “Мобильная война”. Ее участники могут следить за перемещениями соперников, вычислять их местоположение вплоть до улицы и номера дома.

Многие клиенты этого оператора, кстати, смекнули, в чем фишка, и поспешили воспользоваться нововведением по-своему. Подозрительные жены стали незаметно подкладывать мужьям “играющие” мобильники и таким образом отслеживать похождения неверных. Подчиненные хохмы ради начали дарить начальникам подключенные к игре телефоны, чтобы весь офис был в курсе, когда приедет шеф.

На самом деле вся эта развлекуха — плод долгой работы специалистов. Спецы научились по мощности сигнала определять удаленность трубки от передатчика и, соответственно, местоположение любого работающего телефона с точностью до нескольких метров.

Но для того, чтобы обнаружить телефон (в том числе и украденный), необходимо знать его серийный номер — IMEI. Этот 16-значный код вшит в основной чип мобильника, и изменить его невозможно. IMEI, как правило, указан на коробке из-под аппарата, и обязательно — в гарантийном талоне. Кроме того, можно нажать последовательно: *(звездочка) #(решетка) 06 #(решетка) — и ваш телефон “представится” сам.

Как только украденный аппарат оказывается в руках нового владельца, он оставляет в базе данных оператора свой IMEI. Другими словами, очень просто выяснить, кто теперь пользуется этим телефоном.

— Для того чтобы мы поставили ворованный IMEI на контроль, необходим запрос из ОВД, — рассказывает начальник Управления “Р” ГУВД Москвы Дмитрий Чепчугов. — После получения идентификационного номера мы рассылаем его сотовым операторам. И как только аппарат регистрируется в сети, мы тут же узнаем, кто им теперь пользуется.

Но подобные запросы сотрудники ОВД почему-то стараются не отправлять. Как правило, они при обращении граждан ограничиваются выполнением необходимых формальностей по заполнению протоколов — и дело ложится в долгий ящик.

— Тут нет ничего удивительного, — признались мне опера одного из московских ОВД. — Мы сразу потерпевшим говорим, что найти украденный сотовый невозможно. И потом, сотовый ведь каждый покупает себе, что называется, по карману. Нищий же не возьмет “трубу” за 500 баксов. А на полторы тыщи он не обеднеет...

Что тут скажешь: логика железная.

В других странах — другая логика. Одна из крупнейших сотовых компаний Австралии, например, внедрила технологию, позволяющую блокировать украденный аппарат.



Установка — не искать

А что же мы? И специалисты вроде бы есть, и технологии известны...

Сначала — официальная версия, которую озвучил опять же начальник Управления “Р” Дмитрий Чепчугов.

— Поиск украденного телефона — задача в России выполнимая?

— Для нынешнего уровня технического развития страны невыполнимых задач нет. И телефоны мы находим. Ежедневно из разных ОВД мы получаем по 30—50 запросов. 10—15 телефонов в день находим (напомню, что в среднем в сутки похищают 150 аппаратов. — Авт.). Но тут существует три основных препятствия. Во-первых, далеко не каждый пострадавший идет с заявлением в милицию. Во-вторых, не в каждом отделе внутренних дел это заявление примут. Скорее всего, постараются заявителя отговорить. И в-третьих, часто телефоны крадут, что называется, “не для продажи в Москве”. Аппарат уходит в регионы, и тогда можно считать его потерянным навсегда. Общероссийской базы украденных телефонов у нас пока нет, и вряд ли она в ближайшее время появится.

А вот версия неофициальная, которые сотрудники управления высказали в частной беседе:

— Наше управление не делает многих вещей не потому, что нет технической возможности, а потому, что так надо.

— Что, есть установка мобильные не искать?

— Совсем не искать — нельзя: для чего же тогда все мы работаем? Есть скорее рекомендации: что искать, а что — нет.

— И как же выглядит это “разделение труда”?

— Есть несколько пунктов, когда мы можем дать 90% гарантии, что аппарат найдем. Допустим, если кража телефона сопряжена с более тяжким преступлением. Недавно был случай: ограбили квартиру, убили двоих хозяев. Среди похищенных вещей оказался сотовый. Так вот, только благодаря ему удалось найти убийц. На все про все понадобилось 10 дней.

Чиновники часто по пьяни мобилу где-нибудь посеют и бегут к нам с выпученными глазами: мол, там же книжка записная, телефоны секретные... Такие аппараты мы очень быстро находим.

— А телефоны простых людей совсем не ищете?

— Если работать по каждому заявлению, которые даже сейчас приходят из ОВД, никаких наших сил не хватит. У нас слишком маленькое управление, и на него возложено слишком много разных задач. Мы же не только мобильниками занимаемся...



Стабильный доход

Странная складывается ситуация. Казалось бы, похищение телефона — почти идеальное преступление для милиции. Потенциальная раскрываемость — почти 100%. Ну где еще такой добьешься? И делов-то всего: принимаешь у потерпевшего заявление, отправляешь запрос в Управление “Р”, через пару недель получаешь данные нового владельца, выясняешь, где он свой мобильник приобрел, — и все, можно ставить заслуженную галочку в список раскрытых преступлений. Только успевай премии получать.

Но почему же наши правоохранители не спешат пожинать свои лавры? Почему не создадут в том же Управлении “Р” отдел, который будет заниматься исключительно кражами мобильников и возьмется быстро и качественно отработать все запросы с “земли”? Затраты-то нужны совсем небольшие...

За последним комментарием я обратился к человеку, который вот уже 10 лет торгует ворованными телефонами да к тому же пытается по-своему изучать динамику черного мобильного рынка — ведь это его хлеб. И вот что сказал “черный дилер”:

— Бороться с воровством сотовых — бессмысленно. Не потому что это сложно технически или воры слишком умные. Просто положение, которое сейчас сложилось, всем выгодно. Вор получает свои деньги, подпольные продавцы — дешевый товар, а вполне легальные салоны — очередного клиента (привык человек к мобильнику — значит, тут же побежит за новым). Милиция имеет твердый процент от каждой нелегальной точки. Сотовая компания берет деньги за восстановление сим-карты и сохранение номера. Ну кто же из них из всех откажется от стабильного дохода?..

Может, это и есть сермяжная правда?

Еще один маленький штрих в общую картину. Страховые компании вот уже несколько лет активно предлагают полисы страхования сотовых телефонов. И те, кто не раз уже столкнулся с мобильными ворами, попробовали таким образом себя обезопасить. Но скоро выяснили, что в правила страхования закрался один “незначительный” пунктик, на котором агенты старались не акцентировать внимания клиентов. Компания признавала страховой случай (возмещала ущерб), только если телефон был украден “со взломом из запираемого помещения или автомобиля”. Понятно, что таких пострадавших не находилось: кто будет оставлять мобильный в машине или за запертой дверью?

Совсем недавно крупнейшие сотовые компании сделали вид, что всерьез озаботились проблемой воровства их продукции. Даже собрали по этому поводу внутреннюю конференцию. Только вот обсуждались на ней вовсе не методы поиска аппаратов. Сотовых магнатов беспокоило совсем другое. Стащив телефон, воры часто успевают наговорить по нему на круглую сумму, а клиент, у которого этот самый телефон сперли, заплатить ее не всегда соглашается. Убытки, знаете ли...





Партнеры