За Тузлу ответишь...

25 октября 2003 в 00:00, просмотров: 223

Ажиотаж вокруг строительства дамбы в Керченском проливе, похоже, меньше всего волнует тех, кто непосредственно в нем участвует — строителей и пограничников. И те и другие выполняют приказы своего начальства и сохраняют внешнюю невозмутимость.

Пограничники уверены: до стрельбы на Азове не дойдет

— Вы хотите, чтобы мы в войнушку поиграли, перестрелки там устраивали? — недоумевал в телефонном разговоре с “МК” сотрудник погранведомства Украины Олег Бойко. — Да, на своей территории в проливе мы выставили понтоны-лифтеры, устроили на них посты. Но там сидят безоружные солдаты, которые лишь отслеживают обстановку и докладывают ее командирам. Приказа на открытие огня никто не отдавал. Лично я уверен, что такой команды не поступит при любом развитии ситуации...

Тем не менее украинские пограничники продолжают срочно обустраивать на Тузле свою заставу. Дня не проходит, чтобы косу не удостоил визитом кто-то из руководителей республики, а командование “жовто-блокитных” погранцов здесь днюет и ночует.

Сергей Ливанцов из Северо-Кавказского регионального управления Погранслужбы России (СКРУ) тоже против драматизации событий. По его словам, определенные неудобства пограничникам доставляют не столько “телодвижения” украинских коллег, сколько строительство дамбы:

— Не забывайте, что рядом Кавказ. Кто даст гарантию, что чеченские боевики не воспользуются моментом, чтобы спровоцировать пограничный инцидент?

Об одном “инциденте” — с российским буксиром “Труженик” — СМИ трубили больше суток: мол, наших рыбаков ни за что ни про что протаранили два пограничных катера Украины.

— Чушь все это! — говорит Ливанцов. — Таких случаев за год не один десяток наберется. Азов — сплошное мелководье, самая большая глубина 30 метров. Поэтому наши и украинские пограничники по нему носятся нос к носу, друг друга в лицо знают. И досмотр подозрительных суденышек те и другие осуществляют. На “Труженике” находились люди с фотокамерами, поэтому украинцы потребовали остановиться. Капитан то ли команды не слышал, то ли подчиняться не захотел — вот и припечатали друг друга. Кстати, потом выяснилось, что несколько пассажиров на буксире не были занесены в судовую роль (специальная ведомость типа полетного листа. — Авт.). Их задержали и передали нам.

Наши пограничники на Азове тоже уверены, что бряцание оружием — не лучший способ разрешения спорных вопросов, а приказ “Огонь не открывать” в полной мере относится и к ним. Когда “МК” поинтересовался, почему присутствия российских “зеленых фуражек” в проливе практически не заметно, особенно на фоне репортажей с другой стороны, один офицер выразился предельно откровенно:

— Прикажете перед объективами голую задницу хохлам показывать? За нами закреплен участок госграницы, и мы его охраняем имеющимися средствами. Демонстрировать эти средства репортерам ни к чему.

Как нам удалось выяснить, спорный район с нашей стороны охраняет погранзастава “Тамань” — это около 30 солдат и офицеров. Контролем акватории занимаются моряки из бригады погранкатеров, а поддержку с воздуха при необходимости окажет Ставропольский авиаполк СКРУ. По плану взаимодействия погранцы могут рассчитывать также на помощь 7-й воздушно-десантной дивизии (Новороссийск), частей Северо-Кавказского военного округа и кораблей Черноморского флота.

— Ничего серьезного нам украинцы противопоставить не могут, — говорят в российском штабе погранвойск. — Но о силовом решении конфликта не может быть и речи, поэтому усиленный вариант несения службы в регионе даже не рассматривается.

Премьеры сошлись и разошлись

Михаил Касьянов: “Мы с трудом держим ситуацию, но считаем, что все в наших руках”.

Виктор Янукович: “Весь мир наблюдает и смотрит, как мы, как говорят у нас на Украине, “тузлимся”. Хорошо, что сели за стол переговоров, такое желание у нас было с самого начала”.

Статус Азовского моря и Керченского пролива давно волновал и Россию, и Украину. И вроде бы президенты в начале года даже договор о госгранице подписали — Кучма с Путиным поиграли на камеры, сфотографировались на память и разъехались по домам. Но в российско-украинских отношениях скоро только сказка сказывается.

Киев согласился с тем, что с соседями нужно делиться, и предложил использовать спорную территорию сообща, чтобы никому не было обидно. Но при этом “незалежные” бы изменили себе, если б не выставили условия: дескать, давайте разделим море по водной поверхности, как это было во времена СССР. “Не пойдет! — ответили русские. — Дружба дружбой, а деньги врозь. Делить будем по дну”. Расчет Москвы понятен: в пределах российской части моря обнаружены месторождения, в которых “лежит” 50 млн. тонн нефти и 150—200 млрд. куб. метров газа. А если “нарисовать” границу так, как этого хочет Украина, то 60—70 процентов акватории автоматически станет “незалежной”. И кто, простите, откажется от такого лакомого куска?

Что же касается собственно косы, то здесь не только голубое с черным золото, но и запасы осетровых, а главное — порты. Сейчас Керчь-Еникальский канал (глубоководный фарватер в Керченском проливе) де-факто принадлежит Украине. И она единолично получает все канальные и лоцманские сборы за проход иностранных и российских судов. По разным оценкам, это от 15 до 200 млн. долларов в год. При этом вкладывать туда ничего не нужно — все и так работает как часы.

Во всей этой истории интересно другое: если проблема существовала со времен развала Союза, почему скандал развернулся именно сейчас? Скорее всего, россияне (а именно их “экологические” мотивы укрепления берега разогрели конфликт) вдруг вспомнили, что и на Украине скоро президентские выборы. И если наш ВВП явно останется при власти, то кто окажется в “незалежном” президентском кресле — до конца непонятно. А, следовательно, кто может дать гарантии, что с преемником удастся договориться? Так что нужно срочно брать быка за рога...

Пока по результатам вчерашних экстренных переговоров премьер-министров принято “промежуточное” решение: Янукович уберет пограничников с Тузлы, Касьянов приостановит строительство дамбы. Но на всякий случай российский премьер дал понять: “В настоящий момент никакой границы между Россией и Украиной в районе косы Тузла не существует, поэтому все, что делается, исходя из предположения, что такая граница есть, — это неправильные действия”.

Да и до косы осталось каких-то двести метров — дело одного “всероссийского субботника”.




    Партнеры