Национальная идея

25 октября 2003 в 00:00, просмотров: 419

Неделя началась с того, что в мою дверь постучал неизвестный мужчина и вручил мне “письмо счастья” Пенсионного фонда. В письме было сказано, что если я до пятнадцатого октября (которое к тому моменту уже пять дней как закончилось) не переправлю “письмо счастья” обратно в вышеупомянутый фонд, указав в нем, какой компании доверяю управлять своими пенсионными накоплениями, то государство в лице вышеупомянутого фонда само мне выберет того управляющего, который ему нравится.

Интересно, что пятнадцатое как крайний срок для общения с Пенсионным фондом к тому времени уже было и отменено, и продлено, о чем сообщалось в прессе. Но не все же читают прессу. А в самом “письме счастья” о продлении сроков подачи заявления не было сказано ни полслова, и в результате все мои соседи, получившие такие же письма, поняли, что выбирать управляющую компанию уже поздно, и ничего не стали пересылать в Пенсионный фонд, никаких своих указаний.

Пенсионный фонд, по всей видимости, на это и рассчитывал. Ведь чем меньше народу передаст свои накопления в выбранные компании, тем больше денег останется в распоряжении самого Пенсионного фонда и тех банков, в успехах которых лично заинтересованы его чиновники. А добиться этого можно единственным путем: последовательно вводить людей в заблуждение. Путать их, морочить, умалчивать о важных вещах. Но, конечно, аккуратненько — так, чтоб потом никто ни в чем не мог обвинить, кроме халатного исполнения служебных обязанностей. А это такая ерунда, знаете ли. За это даже не сажают…

* * *

Вот и свершилась долгожданная пенсионная реформа, про которую с упоением рассказывал президент Путин, подробно расписывая райскую жизнь будущих пенсионеров. Сейчас уже нет сомнений в том, что эта реформа займет достойное место в ряду других, не менее ярких начинаний власти типа ваучеризации, денежной реформы, залоговых аукционов, дефолта и прочих крупных и мелких обманов, когда маленькая кучка граждан сказочно обогащалась, надувая большую кучу (этот тезис наглядно иллюстрируют списки доходов кандидатов в депутаты. Там все очень хорошо видно).

Ну и ладно. Не жили богато, нечего начинать. Просто надо помнить, что, как ты ни работай, все равно пенсионные накопления у тебя будут равняться той же сумме, которую ты сам и внес, и никаких процентов на ней не образуется. Это в лучшем случае. А в худшем — сами знаете, что бывает (смотри выше список уже пережитых нами реформ).

Какая мораль? Мораль такая, что Путин, конечно, великий президент, но когда дело касается “урвать денег”, его все равно никто не слушается — так же, как не слушались Ельцина. Для вида только трепещут и кланяются в пол, а за спиной каждый “шнурок” старается всеми правдами и неправдами отщипнуть кусок от государственного пирога и утащить к себе в нору. И ничегошеньки здесь за три с половиной года не изменилось.



* * *

Зато изменилось другое — наша твердость. Раньше твердости почти никакой не было. Например, чтоб спасти заложников, террористов отпускали. Теперь террористов непременно убивают на месте — это главная задача. А с заложниками — уж как получится.

Принято думать, что на “Норд-Осте” — в целом получилось. Из девяти с половиной сотен человек погибло меньше десяти процентов. По антитеррористическим понятиям, это неплохой результат для силовой операции.

Однако вопросы по-прежнему остались. Даже в скорбные дни годовщины трагедии, когда прокуратура постаралась довести до граждан максимум информации о результатах расследования, никто толком не смог объяснить, почему террористы не взорвали свои жуткие бомбы. Ведь время у них было, газ-то действует не моментально, а только минут через пять-десять.

Единственная более-менее логичная версия, которую я слышала от компетентных лиц: взрывные устройства находились не в боевом состоянии. Из взрывателей были вынуты батарейки, поскольку террористы опасались случайного взрыва — вдруг кто-то в нервном припадке не туда бросится и не то нажмет. Вставить батарейки должны были женщины, находившиеся в зале. Но, конечно, только по приказу. А приказа не поступило, поскольку все мужчины оттуда выбежали отбивать атаку спецназа и завязли в перестрелке.

…А если бы не все выбежали? А если бы среди женщин нашлись инициативные особы? А если бы весь этот отряд шахидов в целом был чуть постарше и поопытнее и умел не только нажимать курки и кнопки, но еще и немножко думать?

То есть выходит, риск у “газовой атаки” был колоссальный. Никто ведь не знал, как поведут себя террористы, это невозможно было просчитать. Никто не знал, что все они выбегут из зала и растеряются и не найдется среди них ни одного сообразительного и самостоятельного. И это просто счастливая случайность, что все так вышло. Счастливая случайность, божественное провидение, невероятное везение. Но не точный расчет.

А если б не повезло? Нет, не надо. Речь не об этом, а о твердости. О том, какая каменная твердость сидит в умах и сердцах наших правителей, если они без колебаний пошли на такой огромный риск!

…Хотя они, может, и не знали про риск. Может, секретные генералы сказали им, что есть такие секретные газы, разработанные в секретных лабораториях, от которых человек моментально превращается в соляной столб и застывает на месте, а потом, когда понадобится, его всегда можно расколдовать, произнеся волшебное заклинание.



* * *

Но хватит о грустном, давайте о веселом.

Самый веселый сюжет недели — это, конечно, остров Тузла в Керченском проливе, такой микроскопический, что на карте его даже не видно, просто точечка, и все.

Схватиться не на жизнь, а на смерть из-за такой мелочи — на пустом фактически месте — способны только политики в предвыборный период. Давно замечено, что в этот момент в них просыпаются древние инстинкты, роднящие человека с животным миром, и они делаются похожи на кобелей с вздыбленными загривками, бегающих с рычанием вдоль забора. Они больше ничего не слышат, не видят, теряют чувство юмора и даже не замечают, насколько это смешно, когда с одной стороны лимана люди день и ночь, как подорванные, насыпают горкой землю, а с другой — такие же люди, как подорванные, роют яму. Оборонительный ров готовят, чтоб враги на нем свою горку не насыпали.

Мало того, на обе стороны еще без конца прибывают высокие начальники — на эти богом забытые берега, где зимой пронизывающий ветер, летом тучи комаров, и море такое мелкое, что даже плавать невозможно, и жизнь тянется от рождения до смерти в хозяйстве и родне, и до политики там так же далеко, как до Марса. И вот на эти заброшенные территории, которыми в общем-то никогда никто не интересовался, вдруг начинают садиться вертолеты, и оттуда вылазят диковинные персонажи — президент, губернатор, депутаты. Настороженно оглядываются. Потом идут к краю суши, увязая начищенными ботинками в грязи. Сосредоточенно смотрят в бинокль.

Зачем? Что они хотят узреть своими государственными очами?

А ни за чем. Просто так. Позируют перед телекамерами.

...Поразительно, как они абсолютно из всего умеют “делать пиар”. Невозможно представить такое событие, на котором они бы не сплясали свою жизнеутверждающую предвыборную чечетку.



* * *

Не хватало еще войну начать из-за Тузлы. Вот была бы песня. С украинцами мы давно не воевали.

Но они обречены. Мы половину их можем взять в заложники — они и так уже все здесь, у нас. А можем, наоборот, всех выгнать — не даете нам Тузлу, забирайте обратно своих строителей и евроремонтников, кафельщиков и сантехников. Тогда у них точно голод начнется...

А можем с Бушем договориться считать украинцев международными террористами. По чеченцам же договорились. Помните, сначала Буш все не соглашался: нет, говорил, у меня насчет чеченцев сомнения. Может, они типа повстанцы и народные мстители. А потом президент наш съездил к Бушу, они там перетерли между собой, и — все. Буш вышел и сказал: no problem, чеченские боевики — международные террористы. Так же и с украинцами можно сделать. С Бушем-то мы теперь дружим.

И нечего нам угрожать: они, мол, обратятся в ООН, ОБСЕ и к прочим гарантам мира на планете. Нашли чем пугать. Если мы на ровном месте порылись и нашли у себя шестьсот ракет — чисто для прикола, только чтоб своего президента порадовать, — то перед лицом опасности мы так пороемся, что у нас в десять раз больше отыщется в каких-нибудь подвалах на Фрунзенской набережной!

А говорят еще, у нас нет национальной идеи. Вот же она: украинцы покусились на святое — на остров Тузлу! Да теперь мы все как один объединимся и встанем.

И если будут сопротивляться, пусть потом не жалуются. Мы сделаем то же самое, что сделали с островом Даманским — помните, когда китайцы пытались его захватывать. А мы ударили из “града” по острову — и нет острова.

Правда, тогда китайцы были провокаторами, а сейчас как бы обратная ситуация. Но у нас железное оправдание: правители отписали остров Тузла Крыму по пьянке, а на самом деле он относится к Тамани, потому что всегда был соединен с ней сушей, пока эта суша не ушла под воду.

Кстати, раз так, мы теперь можем сказать, что и СССР тоже ведь развалили по пьянке, поэтому наше законное право — насыпать дамбы в любых направлениях. И как начнем насыпать! В Грузию, конечно, первым делом насыплем. Потом в Армению, Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан. Так и пойдем. Будем просто тупо рыть и насыпать, рыть и насыпать, иногда бросая сквозь зубы лаконичные объяснения: “Размывает. Экология”.

И скоро у нас получится уже как бы 1922 год, молодая республика в кольце фронтов. И тогда все вопросы к Пенсионному фонду отпадут сами собой. Пенсию все равно никто получать не будет, потому что все для фронта, все для победы.

Да она нам и не нужна будет, пенсия эта, а нужно будет только одно: каменная твердость в умах и душах. Для того чтоб выстоять. И — победить.





    Партнеры