Три часа надежды

29 октября 2003 в 00:00, просмотров: 225

Вчера вечером на шахте “Западная” в Ростовской области ожидалась развязка драмы с тринадцатью шахтерами, уже пять дней заблокированными водой в одной из штолен.

Ожидалось, что утром во вторник спасатели закончат прокладывать тоннель к оставшимся в шахте тринадцати горнякам. Однако это событие сдвинулось на вечер. Новости по-прежнему неутешительные. Остановить воду, потоком льющуюся в шахту из подземного озера, не удается. Она течет с той же сумасшедшей скоростью, сметая все на своем пути. Во вторник в шесть утра вроде бы появилась надежда: замеры неожиданно показали, что уровень воды повысился всего на 11 см за час. Все “держали кулаки”, но уже в 9 утра воды добавилось еще на 1 метр 6 сантиметров.

По прогнозам специалистов, не позднее 18 часов вторника клетевой ствол шахты “Западная” навсегда скроется под водой. Это означает, что если шахтеры находились где-то рядом с ним, то спасти их будет уже невозможно.

Считается, что 13 пленников находятся на возвышенности в северном штреке, где должно быть сухо. Есть ли там кислород — неизвестно. Компрессоры непрерывно качают воздух именно в направлении северного штрека. Когда туда пойдут спасатели, струя будет бить им в спину, чтобы воздух попадал в лицо шахтерам.

На момент подписания номера проходчикам в шахте “Комсомольская правда” осталась всего пара метров до нужной штольни. Скорее всего, чтобы быстрее выйти к несчастным, проходчики будут использовать взрывчатку на этих последних метрах пути. Затем три группы спасателей по пять человек пойдут по разным маршрутам. Как сообщили “МК” в оперативном штабе МЧС, самая дальняя точка северного штрека находится в 2300 метрах от проложенного тоннеля. И горноспасателям на обход должно понадобиться не более трех часов.

На “Комсомольской правде” все готово к спасательным работам. Рабочая клеть может поднять всего за две минуты сразу 42 человека. Сюда уже прибыли машины “скорой”, привезли все необходимое для встречи людей.

Родные шахтеров, которые пятые сутки погребены в штольне, уже который день не уходят с шахты. В зале, где они сидят, невозможно находиться: становится стыдно за то, что ничем не можешь помочь. Здесь круглосуточно дежурят медики. Помощь нужна часто. Вот в кресле сидит девушка с белым лицом и смотрит в одну точку. Вдруг она начинает клониться вперед.

— Вам плохо?! — подскакиваю к ней.

Не поднимая глаз, она отвечает:

— Все в порядке. Все в порядке...

У Иры в забое отец — Владимир Мертюхин, горный мастер из города Шахты.

— Мы так надеялись, что он окажется в числе этих 33, — бесцветным голосом, еле слышно говорит Ира...

Помолчав, добавляет:

— Мой папа не с этой шахты, он ее совсем не знает. Они с другом пошли с теми, кто сопровождал директора. Наверное, я его больше не увижу. Он моей сестре вчера приснился. Живой, только руки синие...

Родные шахтеров стараются не смотреть новости. Когда близкий человек, с которым ты связан невидимой ниточкой, находится в каменном мешке, очень трудно слышать, что где-то к утру среды скроется под водой весь северный штрек, унося с собой надежды когда-нибудь обнаружить хотя бы тела пропавших горняков.




    Партнеры