Мертвый сезон

29 октября 2003 в 00:00, просмотров: 198

За тюремными страданиями опального олигарха, за предвыборными интригами никому не видна трагедия самых “маленьких” в России людей — бездомных. А они десятками мрут от холода на улицах “лучшего города Земли”.

До зимы еще далеко, даже не наступил ноябрь, а согласно официальной справке в Москве насмерть замерзли уже 42 человека. Но, как говорят сами бездомные, даже это жуткое число не отражает реальности. Репортеры “МК” побывали только в одном месте сосредоточения столичных бомжей. И только за вчерашние сутки, только на одном пятачке — у подземного перехода под площадью трех вокзалов — скончались три человека.


Возле выхода из метро “Комсомольская” стоит бабушка — на вид обычная старуха. Ее зовут Людмила Борисовна Григоренко. Жила на проспекте Мира в служебной квартире, больше 10 лет проработала дворником. В мае 2002 г. дом сгорел. Теперь Людмила Борисовна бомжует:

— Нет у меня знакомых, никого не осталось. Живу на то, что люди подают. Ночую где придется. В ночлежку не пускают — говорят, помру скоро...

Чуть поодаль нам встретился Саша, приехавший в Москву из Ростова:

— Жил я с одной женщиной. Решили мы мою квартиру продать. А она пить стала. Ну и уехал я на заработки в Москву. Живу там вот (показывает) — на трубах. Нас таких много...

“На трубах” таких действительно много. Паша, один из вожаков местного сообщества бомжей, рассказывает:

— Мрут, конечно, многие. У нас вот Светка-Афганка замерзла насмерть недавно. Еще много кто помер. За осень — человек 20. Большинство — по пьянке... Да вы на площадь пойдите. Там сегодня много загнулось...

На Комсомольской площади мы увидели такую картину: под горой тряпок спала старуха, рядом на асфальте лежал какой-то дядька.

— Этот-то — живой?

— Сейчас глянем. Пока дышит. А вот здесь, рядом, сегодня трое замерзли.

Это нам поведал один из завсегдатаев. Вокруг деловито шумел город. Суетились приезжие, равнодушно курили милиционеры... А “пока живой” прямо на их глазах превращался в “уже мертвого”.

Ясно, что бомжи далеки от общепринятых идеалов. И пьяные, и грязные... Но ведь еще совсем недавно они были точно такими же, как и мы. И на их месте в современной России может оказаться практически каждый.

А что касается людей, чья прямая обязанность — заботиться о замерзающих, то вот вам несколько цитат из документов, подписанных ими: “Стационарные лечебные учреждения Москвы осуществляют прием бездомных граждан, доставляемых в экстренном порядке” (20.02.2003 г.) Или более ранняя цитата: “Органами внутренних дел Москвы во взаимодействии с органами социальной защиты населения и здравоохранения проводится работа и принимаются необходимые меры по предупреждению переохлаждения среди граждан, в том числе лиц “бомж”, на улицах и в других общественных местах города” (30.10.2002 г.).

Судя по бумагам, ситуация образцовая. Но бумаги бывают разные — те, что подписывают чиновники, и те, в которые заворачиваются, спасаясь от холода, бездомные люди. Общее у них одно: ни те ни другие не помогают.

За каждый холодный сезон в Москве замерзают около 400 человек. Но это никого не волнует. Это просто статистика.




Партнеры