Антимосковский заговор

29 октября 2003 в 00:00, просмотров: 209

В своем июньском интервью президент, казалось бы, поставил все точки над “i” в вопросе статуса Москвы. “В России один президент и одна столица — город-герой Москва”, — сказал Путин. Однако чем ближе выборы, тем активнее множатся планы переноса столицы куда-нибудь подальше от Кремля. То новоизбранный губернатор Петербурга Валентина Матвиенко вдруг заявит о том, что “уже согласован” вопрос о переезде в Северную столицу всей судебной власти России. То депутаты из Народной партии внесут закон, предписывающий тем же судам ехать во Владивосток и Иркутск, правительству — в Екатеринбург, Госдуме — в Нижний Новгород, а Совету Федерации — в Новосибирск. Что происходит? Кто за этим стоит? Об этом мы беседуем с советником мэра Москвы Константином ЗАТУЛИНЫМ.


— Насколько все это серьезно?

— На первый взгляд, вроде бы не очень серьезно. Ведь есть Конституция, где черным по белому записано, что столицей Российской Федерации является город Москва, есть федеральный закон о столице, по которому органы государственной власти, в том числе и суды, находятся в Москве. Так что для переноса столицы или каких-то столичных функций (а столица без столичных функций, без ветвей власти — это абсурд) необходимо открывать процесс изменения Конституции. Что, конечно, малореально. Для России, которая с таким трудом стабилизировала свое экономическое положение, игры с переносом столицы просто разорительны. Переезд хотя бы одного государственного учреждения — это не только паралич его деятельности (одни только слухи о возможной передислокации Верховного суда, насколько я знаю, вызывали шок у его сотрудников). Это еще и астрономические суммы. А идея разнести столичные функции на несколько регионов может полностью дезорганизовать все государственное управление. Если сейчас Москва стонет от машин со спецсиганалами, то когда небо начнут барражировать самолеты с мигалками, застонет вся Россия.

— Зачем же делаются подобные заявления?

— В том, что касается переезда столицы в Петербург, как мне кажется, много от простого подхалимажа. Все знают, что наш президент очень привязан к родному городу, вот и стараются сыграть на этой струне. Услужливый дурак, как известно, опаснее врага. В конце концов, проще перевезти в Москву всех питерских, чем Москву в Питер. Что и происходит.

Что же до инициативы Народной партии, то ее депутаты мотивируют свое предложение о 8 столицах геополитикой. Они говорят, что перенос каких-то органов власти в Сибирь и на Дальний Восток может предотвратить отторжение этих регионов от России, нейтрализовать “китайскую угрозу”. Это какая-то колхозная геополитика. Можно подумать, что судьи Арбитражного суда помогут своими папками отбиваться от лезущих через границу китайцев... Полагаю, что, если мы действительно чувствуем угрозу, умнее было бы направить деньги на укрепление Тихоокеанского флота и границы, которая как была, так и остается дырявой.

На самом деле все гораздо проще. Сами же инициаторы переносов, как правило, сводят все к тому, что где находятся органы госвласти — там же крутится капитал. А если убрать из Москвы центры принятия решений — за ними потянутся офисы крупных компаний, инвестиции и т.д. То есть речь идет о том, чтобы у Москвы “все забрать и поделить”, как говорил известный персонаж из “Собачьего сердца”. Однако эти шариковы почему-то забывают о том, что удар-то придется не по абстрактному городу, а по конкретным людям — москвичам. К которым, между прочим, относится каждый десятый россиянин.

Быть столицей, быть Москвой — это не мед. Это еще и ответственность, и долг, и жертвы. Даже когда официальной столицей был Санкт-Петербург, Москва оставалась Первопрестольной. Наполеон, как и другие завоеватели, рвался именно к Москве. Это в Москву, а не куда-нибудь, метят в наши дни террористы. Московские врачи, учителя, пенсионеры, которые ходят в московские магазины, слишком хорошо знают, что жить в столице — недешевое занятие.

— Но ведь диспропорции в развитии между Москвой и регионами действительно существуют.

— Да, существуют. Но на это есть как объективные, так и субъективные причины. Должен заметить, что в целом ряде регионов (взять хотя бы Краснодарский край), где у власти находятся умелые, а главное, болеющие за свое дело люди, экономика динамично развивается, и уровень жизни вполне сопоставим с московским. А есть такие, где, несмотря на все условия для благополучия, царят развал и воровство. В этом смысле Москве повезло не только с тем, что она столица, но и с тем, кто ею руководит.

Вообще мы в правительстве Москвы считаем, что если где-то люди живут хуже, чем у нас, надо принимать меры по подъему этих регионов, а не “раскулачивать” Москву.

— Получается, что теми, кто выступает против Москвы, движет банальная зависть?

— Я бы сказал — популизм, желание сыграть на вековой зависти к более успешному, предприимчивому. Все эти депутаты, которые с подобными инициативами выступают, живут в Москве, в хороших благоустроенных квартирах, даже дачами обзавелись. Чтобы не уезжать, надо крикнуть громче всех, подтвердить свой статус среди замороченных избирателей из провинции. Вот и возникает соблазн: вбросить лозунг “раскулачивания” Москвы, который в депрессивных регионах может стать очень популярным. Вообще-то это опасная игра, игра с огнем. Как раз такие призывы могут привести к всплеску сепаратизма, к дезинтеграции страны.

— То есть по сути речь идет о пиаре, причем черном?

— Не только о пиаре. Шум по поводу переноса столицы — всего лишь видимая часть айсберга. На самом деле уже несколько лет в Госдуме ведется кропотливая, целенаправленная работа по “обгладыванию” Москвы. Делается все поэтапно, поэтому непосвященному человеку этот процесс может быть незаметен. Вспомните, как у нас отобрали территориальный дорожный фонд, и теперь каждую копейку на строительство трасс, линий метро приходится изыскивать самим. Реконструированное до половины Киевское шоссе до аэропорта “Внуково” — памятник похищению у Москвы дорожных денег. Затем — изменение в пользу центра пропорций при перераспределении налоговых поступлений между федеральным и региональными бюджетами. Этот шаг больно ударил по всем регионам-донорам, а Москва — главный донор: до 40% всех российских налогов собирается здесь.

Наконец, последнее решение — отмена Госдумой с 1 января 2004 г. налога с продаж, который ежегодно приносит в городскую казну 25—30 млрд. руб. Дескать, он больно бьет по карманам потребителей, надо снижать цены... Во-первых, я уверен, что никакого снижения цен на Новый год мы не увидим. А во-вторых, в Москве он не распространялся на социально значимые товары, на продовольствие и взимался только при продаже предметов далеко не первой необходимости. Продавцам “Мерседесов” и одежды от кутюр это, может, и облегчит жизнь. Чего не скажешь об адресатах 23 московских социальных программ, которые потеряли один из главных источников финансирования.

Настоящую пропагандистскую войну развернул против московских властей министр культуры и шоумен по совместительству Михаил Швыдкой. Министерство Швыдкого озаботилось состоянием отреставрированных и отремонтированных московских памятников истории и культуры. Памятники в Ставрополе, Рязани или Махачкале министерство не так волнуют, как недвижимость внутри Садового кольца (к слову сказать, все административные и некоторые жилые здания постройки до 1950 г. объявлены у нас памятниками истории и культуры). Вот и борется Швыдкой с Москвой за право “порулить” полутора тысячами объектов, дирижирует трескучими кампаниями по обличению московских властей в вандализме. Сколько крокодиловых слез пролито по поводу реконструкции “Военторга”, уже много лет стоявшего заколоченным! Фактически сорвалась очередная наша попытка договориться с чиновниками от культуры: в ночь накануне подписания документа о разделении сфер ответственности Министерство культуры выдало на-гора свой вариант списка “оставляемых” Москве памятников, в котором фигурируют одни только больницы...

— Так что же делать?

— На попытку отобрать у Москвы и москвичей полномочия быть хозяевами московских памятников истории и культуры мы ответили иском в Конституционный суд. Москва не собирается отказываться от своих социальных обязательств, более того — будет развивать прямую, адресную поддержку молодежи, ветеранов и пенсионеров, работников бюджетной сферы. Город намерен жить и развиваться. Несмотря на наскоки, столица сама активно помогает российской глубинке через инвестиционные программы, соглашения об экономическом сотрудничестве. Более того, правительство Москвы взяло на себя нелегкое бремя заботы о миллионах наших соотечественников в ближнем зарубежье, оказавшихся сегодня в крайне тяжелом положении. Суммы, выделяемые на эти цели из городского бюджета, сопоставимы с аналогичными расходами федерального правительства.

Мы хотим, чтобы ретивые народные депутаты оставили столицу в покое. Чтобы они не будоражили общество прожектами расплодить столицы, прекратили науськивать на нас провинцию, перестали вмешиваться в городское хозяйство. Ведь даже виртуальные баталии вокруг столичных функций Москвы могут привести к вполне ощутимым финансовым потерям: столица является крупным, причем очень добросовестным заемщиком, и подобные дискуссии на официальном уровне в Государственной думе способны ударить по ее кредитному рейтингу.

— Может, именно этого они и добиваются?

— Может быть, и так. Некоторым народным избранникам, судя по всему, присуще горячее желание, чтобы у соседа поскорее корова сдохла. Чтобы отбить у них это желание или хотя бы свести к минимуму его разрушительные последствия, необходимо мощное и единое московское представительство в Федеральном собрании. Есть же в Думе лоббисты нефтегазовой отрасли, РАО “ЕЭС” имеет целую фракцию, некоторые олигархические структуры обзавелись как в нижней, так и в верхней палате многочисленными “болельщиками”... Такое представительство нужно Москве не только для того, чтобы отбивать атаки. Лучшая оборона — это наступление. Есть целый ряд жизненно важных для Москвы проблем, которые требуют политического решения на федеральном уровне.

— Что вы имеете в виду?

— Прежде всего это касается введения в России особого контроля за миграцией. За последние 10 лет некоторые бывшие братские республики “скинули” нам миллионы своих сограждан (из Грузии и Азербайджана, например, уехало до четверти населения). Причем все эти люди устремились не в заброшенные, пустующие регионы, а в Москву. В результате мы сегодня имеем ситуацию, когда каждый десятый житель столицы находится на нелегальном положении. Растет безработица, обостряется криминогенная обстановка.

Естественно, москвичи встревожены. Пока озабоченность проявляется в основном в закрытых соцопросах. Русские люди стеснительны, им неудобно открыто говорить о межнациональных проблемах. Но все исследования показывают подспудный рост напряженности, отторжение, связанное с наплывом мигрантов. Хочу напомнить, что правительство Москвы и лично Юрий Михайлович Лужков всегда последовательно выступали за сохранение возможности управления миграционными процессами, за плановое развитие Москвы. Реализм московских властей столкнулся с идеализмом нашей Конституции, что дало повод сверхлиберальной общественности таскать мэра по всем судам, включая Конституционный, за попытку сохранить в Москве если не прописку, то регистрацию.

— Кстати, на днях по Москве миллионным тиражом была распространена листовка одного из кандидатов в мэры Москвы — Германа Стерлигова — под лозунгом “Чемодан — вокзал — Баку!”, где он обещает изгнать кавказцев и навести порядок...

— Представление о порядке у Стерлигова, как и положено владельцу гробовой конторы, — кладбищенское. Не от большого ума или совести — звать Русь к топору: ведь расхлебывать последствия таких призывов не Стерлигову... Сомнительна и честь становиться на одну доску с мерзавцами в Кишиневе, Баку, Прибалтике, в начале 90-х прославившими себя гонениями на русских и русскоязычных под такими лозунгами. Убежден, что нет ни силы, ни возможности, ни, самое главное, моральных оправданий для массовых депортаций в духе 30-х годов.

Москва — интернациональный город, столица, она не должна потерять это свое качество. Но внутри нее не должны существенным образом нарушаться пропорции сложившегося этнического баланса. Необходимо принять меры к тому, чтобы те, кто сюда уже приехал (за исключением нелегалов), смогли адаптироваться к нашему обществу, перестали быть чужими. Чтобы через поколение Москва не превратилась в город национальных кварталов, гарлемов и чайна-таунов... Что касается дальнейшего неконтролируемого притока мигрантов в Москву, то его необходимо приостановить, используя для этого цивилизованные формы и возможности. И прежде всего — возможности миграционной политики федерального центра, который может и должен создавать стимулы для переселенчества в трудонедостаточные регионы: Урал, Сибирь и Дальний Восток.

Кстати, у нас часто путают два понятия: “миграция” и “репатриация”. Репатриация — это возвращение на Родину наших соотечественников, как правило, русских людей, которые в целом ряде государств подвергаются гонениям. Их Россия обязана принять и обустроить. Многие регионы сегодня просто вымирают, а русские переселенцы готовы туда ехать и работать. Что касается миграции вообще, то она носит экономический характер. И здесь наше государство имеет право решать, кого пустить, а перед кем опустить шлагбаум.

Сделать это за Правительство России московские власти не могут по определению. Мы же не можем возвести по Московской кольцевой новую Китайскую или Кремлевскую стену! Мы не уклоняемся от ответственности — наоборот, мы считаем ненормальной ситуацию, когда за последние годы не только миграционная служба, но даже бюро по трудоустройству выведено из подчинения властей города. Претензии-то москвичи обращают к мэру, а не к министру труда Починку или главе Федеральной миграционной службы Чекалину, о существовании которых не все даже подозревают. Мы не сможем планировать развитие мегаполиса, если не получим право сами решать, кому давать здесь вид на жительство.

Надеюсь, представители национальных общин, традиционно живущие в городе, согласятся с таким подходом. Ведь очень часто бывает так, что ведут себя вызывающе, нарушают закон одни, а страдают от возникающего протестного настроения совершенно другие люди. Вполне приличные, иногда даже коренные москвичи...




Партнеры