Битва с Дюймовочкой

29 октября 2003 в 00:00, просмотров: 354

Эта маленькая и очень симпатичная девушка всегда улыбчива и обходительна. Ей только 19, но в “МК” она уже успела поработать и курьером, и секретарем-референтом, а теперь она — ассистент редакции журнала “Атмосфера”. И вдруг мы все узнаем, что это хрупкое создание попало в больницу. Машу Копытцову избила пьяная разъяренная женщина, поощряемая такими же пьяными мужчинами...

Маша пробыла на больничном больше трех недель. В выписном листке, выданном городской клинической больницей №36, написано, что девушка поступила в нейрохирургическое отделение с сотрясением мозга, ушибом мягких тканей головы, грудной клетки. Машина мама теперь очень боится за дочь. Каждое утро Татьяна Алексеевна стоит на балконе и ждет, пока Маша выйдет из подъезда. Потому что женщина, которая покалечила ее дочь, живет в том же доме, пятью этажами ниже.

— За что избили мою девочку? — не может успокоиться Татьяна Алексеевна. — Как рука на нее могла подняться? Ведь она грубого слова никому не скажет. С детства Дюймовочкой называют ее в подъезде...

В тот вечер Маша и ее молодой человек Стас приехали в гости к Копытцовым. Ребята встречаются уже три года и по вечерам часто ходят в кино, в клубы, играют в бильярд и боулинг. Но тогда они решили остаться дома. Поужинали, сели смотреть телевизор. Вдруг, примерно в 22.30, на улице раздались крики.

— Пьяный мужик кричал: “Эй, ты, козел! Иди сюда! Че ты машину здесь поставил!” — вспоминает Маша. — В это же мгновение сработала сигнализация. Мы бросились на балкон и увидели, что внизу, возле нашей машины, матерится по-черному сосед со второго этажа Владимир Дятлов. А женщина, которая с ним живет, Оксана Сысоева, бьет ногами по задней фаре, по крылу машины.

Ребята побежали вниз. Татьяна Алексеевна решила не бросать детей. Правда, уже застегивая пальто, она подумала, что такая встреча с Дятловым ничего хорошего не сулит. За соседом во дворе давно закрепилась репутация нервного, драчливого человека, который к тому же часто бывает подшофе.

— А уж если он устраивает в квартире загул, всю ночь в подъезде шум, — вступает в разговор другая соседка Дятлова. — Никакие просьбы и уговоры не помогают.

— В прошлом году утром мы вели племянника в детский садик, — продолжает Маша. — Малыш плакал. Тут в окно высунулся Дятлов и заорал: “Заткните своего ублюдка!”

А суть конфликта оказалась вот в чем. Дятлов, который работает водителем, свою служебную “Волгу” всегда ставит на одном и том же месте, под своими окнами. Жильцы дома с ним не связываются. Никто не претендует на “его” землю, понимая, что себе дороже будет. И новенькая темно-синяя “девятка” Стаса, купленная буквально несколько дней назад, была припаркована с другой стороны подъезда. Чем она так задела душу Дятлова и его подруги, до сих пор загадка.

— “Что тебе не нравится? Давай поговорим!” — спокойно начал Стас, когда мы выбежали на улицу, — рассказывает Маша. — Но вдрызг пьяный Дятлов продолжал орать: “Я разговаривать не буду!” И тут в его руках я увидела черную резиновую дубинку. Дятлов ударил Стаса.

“Я не дам в обиду своего мужа!” — подхватила Оксана и бросилась к Маше. Пьяная рослая женщина схватила девушку за волосы, кулаком стукнула в живот и толкнула что было сил. Маша пролетела полтора метра и ударилась головой об асфальт. Но этого взбесившейся “защитнице” мужа оказалось мало. Она стала бить Машу ногами.

— Я похолодела от ужаса, — плачет Татьяна Алексеевна. — Маша лежала на земле и кричала, рядом валялись ее разбитые очки. А Оксана уже набросилась на меня, пыталась расцарапать мне лицо.

Между прочим, за всем этим преспокойно наблюдал сотрудник милиции — инспектор ГИББД Сергей Бочаров, который живет в этом же подъезде на третьем этаже. Несколько раз Машина мама подбегала к Бочарову, плакала, умоляла вмешаться и остановить драку. Но Бочаров даже слова не проронил. Он и Владимир Дятлов — старые приятели. И жена Бочарова явно была в восторге от происходившей на их глазах “разборки”: она всячески подбадривала Оксану, которая металась между двумя своими жертвами.

На вопли, доносившиеся со двора, сбежались соседи. Мужчины разняли наконец Дятлова и Стаса. А вот успокоить его подругу не удалось никому. Оксана набрасывалась на каждого, кто к ней приближался.

Когда приехала милиция, Машу уже увезли в больницу. В эту же ночь Стас отвез свое и Машино заявления в ОВД “Богородское”. Оказалось, что его уже опередили. Гаишник Сергей Бочаров, который тоже счел себя пострадавшим в драке, уже подал свое заявление.

Но дело не в том, кто был первым, а совсем в другом. Уже через несколько дней Татьяне Алексеевне позвонил участковый:

— Вам отказано в возбуждении уголовного дела.

...В ОВД “Богородское” за постановлением об отказе в возбуждении дела я пошла вместе с Машей.

— Вы что, думаете, я помню все ваши дела? — равнодушно пробормотала дознаватель Людмила Склярова. — И вообще мне некогда. Я к прокурору еду, у меня топор в пакете. В понедельник приходите, все отдам.

— А где начальник отдела дознания? — спросила я, надеясь хоть что-то разузнать по существу.

— Да здесь я, здесь, — откликнулся мужчина, стоявший в дверях. И спросил почти по-свойски. — Что вам? Какое дело?

Пока мы объясняли, Виктор Ким, который оказался начальником следственного отдела, все больше хмурился и морщил лоб. Вдруг его лицо озарилось:

— А-а, вспомнил! Мне пять или шесть заявлений подали. В них хрен сам ногу черт не сломит. По статье 213 (“хулиганство”. — Авт.) дело возбуждаться не будет, нет состава преступления...

— Как? Почему? — вырвалось у нас обеих.

— А вы, простите, кто? — подозрительно остановил он свой взгляд на мне. — Девушка — пострадавшая, а вы кто?

Мы признались, что мы обе из “МК”.

— Все! — отчаянно замахал руками начальник. — Больше я ни слова не скажу!

И он вылетел из кабинета как пробка из бутылки.

— Извините, — попробовала я снова обратиться к женщине-дознавателю. — А можно я...

Договорить мне не дали.

— Вон отсюда! — пронзительно завизжала молодая и в общем-то симпатичная женщина, приблизившись ко мне вплотную и направив свой палец на дверь.

...За постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела Маша ходила потом еще несколько дней. Ей назначали время, но когда девушка появлялась в кабинете дознавателя, разводили руками: еще не готово. Наконец заветная бумажка оказалась в наших руках.

Дознаватель Людмила Склярова посчитала, что вечером 23 сентября произошла обоюдная драка “на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений”. Поэтому в хулиганстве, за которое преступник вполне может загреметь на 5 лет туда, где небо в клеточку, никого обвинить невозможно. А прояснить картину способно только судебно-медицинское исследование, пока еще не проведенное. Но и тогда самое худшее, что грозит Дятлову и Сысоевой, это ст. 115 (“умышленное причинение легкого вреда здоровью”) или ст. 116 (“побои”). А по этим статьям наказывают либо штрафом, либо арестом на срок до трех месяцев.


Просим считать это официальным обращением в Московскую городскую прокуратуру.




Партнеры