Штурм Kремля

31 октября 2003 в 00:00, просмотров: 552

В среду вечером произошел штурм Кремля. В течение четырех часов шесть тысяч комсомольцев осаждали “цитадель”. Почти километровая очередь на вход во Дворец съездов бывших строителей коммунизма наглядно демонстрировала, “кто был кем” при комсомольской жизни. Кто-то щеголял парадным драповым пальто, снятым с вешалки по случаю. А кто-то красовался дорогими мехами и бриллиантовыми колье. Одни добирались до сердца столицы, трясясь в вагонах метро и электричках. Другие же “причаливали” к Кремлю на дорогих иномарках. Объединяло их в этот вечер одно — греющие душу воспоминания о бурной юности. Ну и... комсомольский значок на груди. “Юные” ленинцы в Кремле отмечали 85-летие своей организации.

В фойе Кремлевского Дворца съездов яблоку негде было упасть, что не мешало подружкам по комсомольской юности, завидя друг друга, бежать навстречу и звонко, по-русски, целоваться. Пожаловавший на столь серьезный праздник Руслан Аушев держался по-военному сурово. На его лице не было замечено даже намека на улыбку. И это несмотря на то, что день рождения комсомола совпадает с его собственным днем рождения.

В окружении немалой свиты появился Геннадий Зюганов. Его обступили плотным кольцом почтенные бабульки. Старушки-комсомолки признавались “матерому” коммунисту в любви и верности, а Геннадий Андреевич смачно их целовал. Юрий Михайлович Лужков удивил присутствующих своей физической формой: он сбросил изрядное количество килограммов. Секретом “стройности” мэр города охотно поделился с бывшими комсомольцами: “Картошку, яйца, хлеб, газировку, торты — не есть, — жизнеутверждающе говорил Лужков, — а вот водочку, мясо, рыбу можно”. Для того чтобы подтвердить справедливость собственных слов, оратор с фирменной улыбкой запахнул полы пиджака, и окружающие только диву дались — как же исхудал наш Юрий Михайлович!

Юрий Маликов, щеголявший в тщательно отутюженном светлом костюме, признался корреспонденту “МК”, что горд за сына, награжденного когда-то премией Ленинского комсомола. Для Юрия Федоровича, по его словам, день рождения комсомола — праздник воспоминания, ностальгии по старому времени. Но это, конечно, не Новый год, не 8 Марта, и в доме у Маликовых день рождения ВЛКСМ не справляют.

— Когда я учился в 7-м классе в днепропетровской 48-й средней школе, меня приняли в комсомол, — рассказал корреспонденту “МК” комсомолец со стажем Иосиф Кобзон. — Надо сказать, принимали с удовольствием, потому что я был очень активным школьником: и в художественной самодеятельности участвовал, и спортом занимался.

— Волновались, наверное, перед вступлением?

— А чего волноваться? Вот вы утром просыпаетесь, чистите, наверное, зубы... Хотя можно и не чистить. Дело ваше. А в комсомол не вступить тогда было нельзя. Если спрашивали: “Он комсомолец?” — и в ответ звучало: “Нет, кто ж его туда примет” — это было как крест на судьбе.

— В семье отмечаете день рождения комсомола?

— Он был праздником для меня и моей супруги. Но мои дети и внучки о нем и понятия не имеют. Мы вытравили из душ молодого поколения все, что связано с этим. Пришел в свое время первый российский президент и сказал: “Ничего советского, ни министров, ни директоров, ни секретарей — никого”. Все вытравили из душ молодежи: и Зою Космодемьянскую, и Александра Матросова и прочее, и прочее. Думаю, вряд ли доживу до того периода, но надеюсь вернуться еще к комсомолу. Ведь комсомол не политическая организация. Вы только посмотрите, что принесло отсутствие комсомола новой России: потеряли мальчиков в чеченской войне, красивых девчонок увозят за границу. А там, говорят, указывая на наших проституток, — вот эта Россия. Комсомол никогда бы этого не допустил!




Партнеры