Робертсон между двумя Ивановыми

31 октября 2003 в 00:00, просмотров: 373

Генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон в последний раз посещает Россию в своем нынешнем качестве. В конце декабря заканчивается срок его полномочий, он оставит пост генсека и займет кабинет замдиректора компании, специализирующейся на технике связи.

В последний свой визит лорд Робертсон увидел в Москве то, чего никогда не видел ни один Генеральный секретарь НАТО, — подразделение сил быстрого реагирования российских ВС. Для этого ему пришлось к десяти утра прибыть в Теплый Стан, где размещается 27-я отдельная Севастопольская мотострелковая бригада, известная публике тем, что пару лет назад здесь пытались сформировать образцовую “чеченскую” роту, для чего собрали вместе сто чеченцев-призывников. Последствия были самые ужасные, но не будем ворошить прошлое. Чеченцев давно распылили по одному по воинским частям нашей Родины, а бригада зализала раны, пришла в себя и предстала вчера перед Генеральным секретарем НАТО Робертсоном и министром обороны Ивановым во всей красе.

Экскурсия началась с казармы, где господин Робертсон первым делом пожелал сфотографироваться рядом с дневальным. Фамилия у дневального, разумеется, была такая: Иванов. Получилось, Робертсон стоит между двумя Ивановыми — министром и дневальным, — с чем его все и поздравили.

В следующей точке — комнате досуга — бойцы сидели за столиками и писали письма.

— Нравится вам здесь служить? — спросил Робертсон.

— Очень нравится! — подтвердил боец с первой парты.

— Останетесь служить по контракту?

— Нет, — неожиданно сказал боец. — Буду в университет поступать, хочу быть связистом.

— О, я тоже буду связью заниматься! Будем коллегами! — обрадовался Робертсон.

Министр Иванов, внимательно слушавший весь этот диалог, заметил:

— Я уж подумал, вы ему работу хотите предложить.

В ходе дальнейшего осмотра гостей очень заинтересовали спальные помещения. Видно было, что туда собрали все самое лучшее, что есть в бригаде: лучшие кровати (даже не двухъярусные), лучшие подушки и лучшие одеяла. Но Робертсону показалось, что они узковаты.

— А что, — спросил он, — у вас на таких кроватях спят только силы быстрого реагирования?

Мол, если быстрого, то понятно: человек должен так спать, чтоб сразу вскочить и бежать, как будто и не спал совсем. Но если не быстрого, то зачем ему спать, как птичка на жердочке?

Но ему объяснили, что кровати у нас для всех одинаковые, здесь равенство еще со времен коммунизма. И экскурсия плавно перетекла в парк боевой техники. В парке господин Робертсон мгновенно забрался в БТР-80, огляделся, высунулся до пояса в люк и попросил его сфотографировать.

— А этот танк может плавать? — спросил он у комбрига полковника Кужилина, старавшегося во что бы то ни стало вести экскурсию по намеченному плану.

— Кроме танков у нас вся техника плавающая, — объяснил комбриг. — А танки преодолевают водные препятствия под водой на глубине до пяти метров. С трубами.

— Я всегда так хотел быть солдатом! — мечтательно вздохнул Робертсон, услышав про пять метров и трубы.

Потом ему еще показали гаубицы, БМП, полевую кухню, стрелковое оружие, он прицелился из ручного противотанкового гранатомета, старательно наведя его на группу операторов с камерами, и на этом вся экскурсия закончилась. Время осталось только на то, чтоб сказать несколько слов журналистам.

Генсек НАТО заявил, что очень впечатлен нашими войсками быстрого реагирования:

— Это модель войск будущего, именно то, что нам надо сейчас — и России, и НАТО.

А министр Иванов добавил:

— Все познается в сравнении. Вы помните, какие отношения были у России с НАТО в 98—99-м годах. А какие они сейчас? Нет, революций здесь ждать не надо, но эволюция в отношениях Россия—НАТО происходит, и в этом огромная заслуга Генерального секретаря Робертсона, который вывел их на качественно новый уровень.




    Партнеры