Он - Русинов

31 октября 2003 в 00:00, просмотров: 249

“Один из четырех пилотов в мире, кто в будущем году может попасть в “Формулу-1”, — такое предсказание делают авторитетные оракулы из ведущих европейских автомобильных изданий, когда разговор заходит о российском гонщике Романе Русинове. За последние два года он единственный представитель России, кто выступал во вторых по значимости мировых гонках “Формула-3000”. Это соревнование принято считать “предбанником” “большого цирка”, то есть королевы автоспорта “Формулы-1”.


Но в начале октября Русинов досрочно вышел из “трехтысячного” чемпионата и начал подготовку к не менее престижным гонкам, но совершенно другого формата — “24 часа Ле-Мана”.

— Рассудил так: в “Ф-3000” я получил все, что должен получить гонщик, планирующий попасть в “Формулу-1”, — поясняет Роман. — Нет, я не ушел из гонок. Решил пересесть из болида в спортпрототип. И девятого ноября у меня будет первая гонка. Кстати, шестикратный чемпион мира Михаэль Шумахер не побеждал в “Ле-Мане”...

В общем, не стоит думать, что из-за этого шансы Русинова попасть в “королевские гонки” снизились. За недолгую карьеру — шесть лет — Рома пилотировал машины разных гоночных классов. В том числе и карт, с которого, собственно, и началась его карьера.

Многие знаменитые пилоты считают так: чтобы достичь первого места на подиуме, за руль карта надо впервые сесть, едва ходить научишься. Русинов пренебрег неписаным правилом. Впервые прокатился на карте в шестнадцать лет от роду...

— С родителями я отдыхал во Франции и в парке развлечений прокатился на простейшем карте. Причем уже на третьем круге я установил рекорд трассы! С этого и началось мое увлечение автоспортом... Кстати, легендарный французский пилот Ален Прост начал ездить с четырнадцати лет, а до этого играл в футбол.

— Роман, автоспорт — удовольствие не из дешевых.

— Первый спортивный карт мне купил папа. Отличие от прокатного в том, что его кто-то обязательно должен толкать. У меня же помощников не было. Поэтому со стороны это выглядело забавно. Я заливал бензин, разгонял машину, а уж когда мотор начинал работать, прыгал за руль...

— Каким автомобилем ты управлял, получив азы вождения?

— Во Франции, где мы жили с родителями, я выиграл отбор в чемпионат “Формулы-Кампус”. Главное условие — участник ни разу не сидел за рулем кузовной машины. Под это правило только я и подходил. Увидев, что на трассе вытворяют соперники, подумал: если я не поеду так же — будет очень плохо. Но первое, что я сделал, — дважды заглох перед тем, как тронуться. Зато на первом же прямом участке разогнался до 180 километров час! Тренер, сидевший в машине, впал в шоковое состояние. Но в итоге мое вождение ему понравилось. И меня пригласили в чемпионат “Формулы-Кампус” — единственную в мире школу профессиональных пилотов. Там учишься пилотировать гоночное авто и получаешь высшее образование. Я, например, бакалавр делового администрирования.

— Когда состоялся дебют как профессионального гонщика?

— Взрослая карьера началась в 2000 году в “Формуле-Рено”. Причем я выиграл интернациональный финал этих гонок во Франции. Для сравнения: в Италии победителем стал Филиппе Масса, который сейчас один из пилотов “Формулы-1”... В 2001-м выступление оказалось неудачным — только один раз занял третье место. И уже на будущий год перешел в “Формулу Палмер Ауди”. По итогам сезона оказался третьим в общем зачете, выиграв один Гран-при и семь раз поднявшись на подиум. Ну а в этом году участвовал в европейском чемпионате “Формулы-3000”.

— Чем эта “Формула” отличается от интернациональной?

— В Euro 3000, например, накатываешь больше километров. Трассы практически те же: Монца, Спа, Маньи-Кур, Нюрбургринг. Во время гоночного уик-энда это главное событие. Интернациональные же гонки проводятся за день до Гран-при “Формулы-1”.

— Какими успехами похвастаешься в этом году?

— На первом же этапе я выиграл квалификацию, но в той гонке, когда я начинал с поул-позишн, у меня на старте заглох мотор. Соперники уже входили в третий поворот, а я все не мог тронуться с места. Но в итоге я оказался шестым. Дважды я приезжал к финишу третьим. Честно признаюсь, мой дебют в “Формуле-3000” ошеломил соперников. Все сразу же записали меня в главные конкуренты, и когда видели мой болид в зеркалах заднего вида, то всячески старались выбить с трассы. А итальянский “Автоспринт” написал, что мне по силам получить суперлицензию в “Формулу-1”. Заметка начиналась так: “Русский? Ну и что?!”

— У тебя уже были переговоры с формулическими командами?

— Контакты есть с четырьмя командами. Какими — афишировать не буду. Предлагают стать и тест-пилотом, и основным гонщиком.

— Когда-нибудь пилотировал болид “Формулы-1”?

— Нет, была такая возможность, но мы решили подождать предложения получше. Проблема в том, что немногих гонщиков посадят за руль болида. Большие команды сильно рискуют, доверяя машину человеку, который вдруг ее в первом же повороте расквасит. К тому же гранды, как правило, не берут молодых пилотов. Для начала они должны пообтереться в младших командах. Например, Кими Райккёнен до “Макларена” был в “Заубере”. В его тренинг — от пилотирования до психологической подготовки — вложили много средств.

— В чем заключается психологическая подготовка?

— Со мной, например, занимается доктор. Тест такой: с закрытыми глазами мысленно представляешь, как едешь круг по трассе. Мы с ним засекаем время, потом сравниваем. Если совпало с реальным — значит, подготовлен.

— Но все же главное — это вождение.

— В день тестов я накатываю кругов 40—60, в лучшем случае 75. Проедешь пару кругов — и в боксы, советоваться с инженерами, механиками. Рассказать им, как себя ведет болид в поворотах, на прямой, если надо — меняются его настройки. Ведь результат — это совокупность моей работы и технического персонала.

— Мы слышали, что гонщикам надо придерживаться диеты.

— Раза два в месяц отправляюсь к своему тренеру по фитнесу. Помимо бега и поднятия гирек он мне “прописывает” салатики, рис, рыбу, макароны — они быстро усваиваются.

— Роман, за то время, что ты профессионально пилотируешь гоночные авто, твои заработки — прости за нескромность — выросли?

— Скрывать тут нечего. За карьеру я заработал — ноль в периоде. (Смеется.) Весь доход приходится вкладывать в машину. Небольшие призовые можно выиграть в нескольких сериях: “Формула-Рено”, “Формула-Ниссан”. Но и то суммы символические: кофе с командой выпить хватит. В Euro 3000 вообще нет премиальных, в интернациональной — только в Гран-при Монако. Высокие гонорары в серии CART и, само собой, в “Формуле-1”. Вот и приходится искать спонсоров, но это не так просто. Вот, например, в Америке одна из компаний устраивает раз в год для всех своих пилотов, гоняющихся в Европе, тестовые заезды. Двум лучшим полагается материальная помощь.

— Роман, а какие машины в личном автопарке?

— Удивитесь, но “ГАЗ-21”, на ней и езжу по Москве. Она мне тормозной системой напоминает болид “Формулы-3000”.

— Время свободное как проводишь?

— Люблю прокатиться на горном велосипеде. Но не по возвышенностям, а исключительно ради физической подготовки. Можно и на горных лыжах проехаться, но аккуратно, поставив, разумеется, руководство в известность. Они мне, правда, в ответ говорят: “Рома, если ты сломаешь руку, мы тебе свернем голову!”

— Ну а, скажем, на книги совсем времени не остается?

— Последняя книга — по маркетингу. Хотя нет: недавно перечитывал “Войну и мир”. В школе тоже брался за это произведение, но, наверное, как и большинство учеников, читал через три страницы. Но как-то меня опозорили: мол, так нельзя, поэтому и приступил заново. А сейчас впитываю японскую и китайскую мудрости. Процитирую: “Зачем брать противника силой, если его можно обмануть”. Хоть это из области военной стратегии, но и во время гонки можно использовать!

...Как тут не переиначить цитату из “Сибирского цирюльника”: “Он — Русинов, и это многое объясняет!”

МОЙТЕ РУКИ ПЕРЕД ЕЗДОЙ!
Как не обжечься об асфальт

“Наш автоспорт еще слишком молод”, — то и дело слышится в прессе. Сказка про белого бычка. Нонсенс. Самообман. Если уж на то пошло, давайте будем так оправдываться через сто лет, через двести. Только ни к чему хорошему это не приведет. Потому что сиську, способную вскормить наш “молодой автоспорт”, нам не даст никто.


Чем же объяснить скромные на данный момент результаты наших первопроходцев? Казалось бы, ничем мы не хуже, да и быструю езду, как сказал классик, любим. На наш взгляд, есть три основные причины.

Простите, где наши дарования будут тренироваться? На малюсеньком “Невском кольце” в Питере? В подмосковном Мячкове, где автогонки уживаются со взлетными маневрами частных самолетов? Да сколько раз приходилось слышать шутливую фразу о том, что лучшая в стране трасса — это Кутузовский проспект! Или Рублево-Успенское шоссе (думаю, не надо объяснять почему). И сколько раз мы слышали, что трасса уровня “Формулы-1” вот-вот будет построена! Увы, амбиции чиновников порой превосходят наше искреннее желание прокатиться как белые люди. А ведь пока трассы не будет, не будет и результата. Такой пример: в 1986 году Венгрия стала первой страной соцлагеря, принявшей этап чемпионата “Формулы-1”. Он существует и по сей день. Так вот, на момент открытия будапештского автодрома к венгерскому автоспорту относились с такой же иронией, как, скажем, к швейцарскому военно-морскому флоту, которого попросту нет. Должно было пройти почти 15 лет (целое поколение), прежде чем люди из этой страны смогли о себе заявить! Вот там, где асфальт не нужен, у нас все прекрасно. Михаил Нарышкин, Владимир Чагин, Евгений Доронин и Беньямин Джепаев — раллисты-внедорожники, которых во всем мире знают и боятся. Потому что на российских “говнах” (да простят читатели этот профессиональный термин) можно подготовиться и к “Дакару”.

А еще мы любим по-русски пересолить. С одной стороны, пиара катастрофически не хватает, с другой — хорошей ли поддержкой заручаются наши пилоты? К примеру, нынешние “формулисты” Дженсон Баттон и Кими Райккёнен. Они ездили еще в младших “Формулах”, когда о них писали глянцевые журналы, им посвящали сюжеты на TV. Но ни разу, пока ЭТО не свершилось, о них не говорили как о гонщиках “Формулы-1”. А наши? Человек получил права без году неделя, а его уже чуть ли не насильно “суют” в “Макларены” или “Джорданы”! Мы что, какие-то особенные? Почему европейцы годами, десятилетиями добиваются права попасть в число двадцати избранных, а мы сразу — “в социализм, минуя капитализм”? Все это вызывает на Западе нешуточную аллергию, правда.

И, наконец, деньги. Увы это или слава богу, но времена, когда в “Формулу” попадали, просто заплатив большущие деньги, ушли навсегда. Иначе бы какой-нибудь Роман Абрамович уже давно гонялся с Шумахером и Монтойей. Да, с одной стороны, от пилота любой национальности и цвета кожи команда требует привлечения серьезных спонсоров. С другой, к этим самым спонсорам должно возникнуть доверительное отношение. Но пока его, за редким исключением, нет. И в ближайшее время не ожидается...



Колесо в колесо

“МК-СКОРОСТЬ” обратилась к титулованным представителям российского автоспорта с двумя наиболее актуальными на данный момент вопросами:

1.Что ждет российских гонщиков в Европе на будущий год?

2.Дождемся ли мы появления конкурентов Михаэля Шумахера?


Олег Кесельман, участник Кубка Германии в классе “Порше”, победитель многочасовой гонки на автодроме “Нюрбургринг”.

1. Возможны успехи локального характера. Будет больше молодых пилотов из России, но это явление вряд ли будет носить массовый характер. А до серьезных успехов далеко: качественный скачок нужен.

2. “Формуле” вообще надо возвращать традицию, когда три команды примерно равны. А “Феррари” пока, бесспорно, лучшая. Мне очень Монтойя симпатичен, но у него пока нет должного авторитета. Просто “Уильямс” не может вокруг него создать ауру чемпиона. Получается, и команда, и пилот проигрывают в комплексе. Но подождем — нас будут ждать все более и более интересные сезоны.


Михаил Нарышкин, чемпион России, победитель “Ралли Австралия-1997”.

1. Во внедорожных рейдах предполагаю очередной успех “КамАЗов” на “Дакаре”. В кольце — у Русинова больше перспектив, чем прежде у наших. У него западная школа, так что он будет представлять Россию практически в одиночку.

2. Но они были и в этом году! Думаю, седьмой титул Михаэлю взять будет очень сложно. Просто действительно рождается много талантливых сменщиков нынешнего поколения. И четыре чемпионата подряд — это все-таки слишком много.


Александр Орловский, многократный чемпион СССР, тренер.

1. Яркого пока ничего не будет. Единственное — есть информация, что должен появиться новый молодой гонщик — в моносерии. Чтобы Романа Русинова воспринимали так, как он задумывает, он должен совершить скачок. Путь к “Формуле-1” заставляет человека потратить не один год.

2. Давно пора, но что-то не хочется. Тем более если Шумахер из года в год себя проявляет на уровне. Сражаться с ним интересно, и попытки молодежи пока проваливаются. Скажу так: я очень доволен выступлениями этого человека высочайшего уровня. Я думаю, выиграй в этом сезоне Райккёнен, наоборот, интерес к детищу Экклстоуна в мире упал бы. Потому что финну побеждать еще рано. Нужен возраст! Ведь — как и в нашей “Формуле-БМВ” — выигрывают опытные люди. Чудес не происходит.






    Партнеры