Кто заплатит за свободу?

31 октября 2003 в 00:00, просмотров: 481

Между этими снимками три с половиной года. Один сделан в июне 1961 года в Алабаме. Другой — в самом конце 1964-го в Миссисипи. Два разных фотографа — Пол Шуцер и Билл Рид — с разной степенью таланта, но очень достоверно рассказали о тяжелейшей проблеме США — расовом противостоянии.


На снимке Шуцера — черные студенты, которые на обыкновенных школьных автобусах едут на занятия в колледж. Все было бы обычно, если бы их не сопровождала армия. Рядовой со столь любимой в американском кино фамилией Мерфи не напрасно сжимает М-16 и пристально вглядывается в окно. Ведь тем, что эти подростки пойдут учиться не в специализированные заведения для цветных, а в обыкновенные институты, очень возмущены белые жители Алабамы, опора страны и штата. Они не хотят, чтобы ниггеры учились с их детьми. И, как настоящие южане, они готовы постоять на себя — устраивают пикеты, не пускают “чужих” в аудитории. Наиболее настойчивых избивают либо до полусмерти, либо даже до смерти.

Полиция обычно не вмешивается — она ведь тоже состоит из консервативных белых мужчин. И они не просто не хотят, чтобы вековой уклад их жизни был грубо сломан. Они знают, какая наркомания и преступность царят в черных районах. И готовы сделать все, чтобы этот вал не накрыл их благополучные и честные дома.

Когда случаи расправ стали учащаться, только что назначенный министр юстиции США Роберт Кеннеди отдал приказ армии обеспечить безопасность черных студентов. Наверняка военные тоже были не в восторге. Но им выбирать не приходилось. Так началась операция “Рейд свободы”, проведение которой и сфотографировал Шуцер.

На снимке же Рида изображены шериф одного из округов штата Миссисипи Лоуренс Рэйни (он ест попкорн “Красный человек”) и его заместитель Сесил Прайз. Уже после Кеннеди они принимали участие в убийствах нескольких местных активистов борьбы за гражданские права черных. Вместе с ними федеральными властями были арестованы еще 25 уважаемых сограждан. Но потом по формальным признакам их пришлось освободить: федералы не имели права вести расследование на территории округа. Снимок сделан в самом начале суда, но шериф Рэйни и его зам убеждены, что все для них кончится хорошо.

60-е годы — это бесконечные попытки американской элиты модернизировать страну, ответить на вызовы времени. СССР дышит в затылок, может выиграть научно-техническую революцию. Страны одна за другой заявляют о “социалистическом выборе”. Куба без всякого перерыва превратилась из международного борделя в базу “борцов за свободу”. Но главное — молодежь уже не хочет жить, как их отцы. Детей почему-то перестала устраивать налаженная жизнь в отдельных картонных домиках с идиллически патриархальными отношениями в семье и сладкой музыкой 50-х. И в этих условиях надо было понять, как жить дальше.

Поднять перчатку вызова означало вовсе не плавное движение вперед, к новым успехам. Прежде всего это требовало отказаться от многих традиционных ценностей. Ценностей не только милых, но и действительно очень важных — скрепляющих семью, быт в маленьких городах и на фермах, которыми и жила Америка. Белый мужчина — кормилец семьи, создавший эту страну, защитивший и накормивший ее, — должен был не просто потесниться. Он должен был уступить место женщинам, атеистам, черным, гомосексуалистам — отребью, хуже итальянцев!

Принять такое общество не могло. “Может быть, у вас в Вашингтоне и принято целовать ниггера в зад, а у нас — нет!” Этот ответ на свои усилия федеральное правительство получало повсеместно. Тут же появился и черный террор, который лишь усугублял ситуацию.

В этих условиях американская элита пошла на риск. Джону Кеннеди пришлось заплатить за это жизнью (об этом один из следующих “Фотоальбомов”). Но буквально с помощью армии традиционное консервативное общество было сломано через колено. Было очень больно. Но зато страна получила билет в XXI век.

Второй снимок хорош еще и тем, что в нем очень четко видно, кто реально побеждает, когда элита не находит в себе сил продвинуть общество вперед. Наверное, Рэйни и Прайзу при желании можно найти много оправданий. Как, например, и полковнику Буданову. Хотя, если человек пытается объяснить, по каким “объективным причинам” он перестал быть человеком, то верить в “нервные срывы” не стоит.

90-е годы стали для России еще более болезненными, чем 60-е для США. Наших проблем было больше, и они были глубже. И выяснилось, что общество до сих пор не готово принять изменения и расстаться с “левыми ценностями”. Кампания “народ требует покончить с воровством” по разным причинам не прекращается ни на миг. Появилась уже мелкая шушера типа ку-клукс-клана, которая вовсю выпускает листовки: “Богатые, вон из страны!”. С этой идейной мразью наверняка согласны и многие достойные “простые” люди, создавшие на своем горбу национальное богатство в ХХ веке. Да и, наверное, наша правоохранительная система не лучше американской полиции, которая, пока могла, прикрывала “клан”.

Но если наш политический класс пойдет на поводу у рейтингов, то проиграют не только богатые. Проиграет страна в целом — шанс вскочить в достойную современную жизнь будет окончательно упущен. Правда, уже понятно, кто выиграет. Не зря же наши некоторые высокопоставленные прокуроры так похожи на шерифа Рэйни, жадно жрущего “Красного человека”.



Партнеры