Подводные рифы страховых тарифов

31 октября 2003 в 00:00, просмотров: 167

При очередном обсуждении поправок к закону “Об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев”, которыми предусмотрено замораживание закона на один год, нижеприведенный текст выступления рекомендован всеми водителями Российской Федерации к прочтению с высокой трибуны самым смелым депутатом.

Как и первый текст, этот также рекомендуется прочитать вслух и с выражением, без купюр и проглатывания слов. В общем, как есть.

В этом случае народному заступнику уж точно гарантировано избрание в парламент на очередной срок.


Уважаемые депутаты, коллеги!

Мне очень приятно, что мое недавнее выступление с этой трибуны на тему антинародной сущности закона об автогражданке, прозванного в народе “лучшим триллером года”, произвело на вас тягостное впечатление. Без лишней скромности надеюсь, что именно мои арифметические расчеты убедили большинство из вас в необходимости уже в первом чтении проголосовать за приостановление демонстрации народу этого “фильма ужасов”.

Однако Фредди Крюгеры российского пошиба, представляющие интересы кровожадных страховщиков, прямо накануне выборов усыпляют нашу бдительность! И поэтому перед очередным рассмотрением предложения о замораживании автогражданки я намерен представить вам еще пять веских аргументов, доказывающих правоту нашего с вами дела.

Итак, первый. В своих независимых расчетах я пришел к выводу, что страхование гражданской ответственности автовладельцев в России с учетом прибыли страховщиков должно стоить в среднем не более 600 рублей в год. Мои расчеты оказались верны, ибо, как выяснилось, еще в прошлом году такую же стоимость страхового полиса как оптимальную принародно назвал и заместитель министра финансов господин Моторин, у которого с его матерыми бухгалтершами просто нет никакой возможности ошибиться.

(В этом месте можно окинуть зал пристальным взглядом на предмет поиска заместителя министра финансов, чтобы пожать ему руку.)

На самом деле товарищ Моторин неоригинален: эта цифра давным-давно является почти международным стандартом. Во всяком случае, на Украине и в Казахстане, где культура страхования так же слаборазвита, как и в России, но уже накоплен гигантский опыт обязательного страхования, стоимость обязаловки вертится именно вокруг этой суммы! На Украине, например, где принудительная страховка существует уже почти семь лет, стоимость ежегодной страховки для владельцев легковых автомобилей колеблется (в перерасчете на нашу, с позволения сказать, валюту) в пределах от 450 до 890 рублей в зависимости от объема двигателя. При этом размеры выплат практически совпадают с нашими: обязательный минимум в пересчете на рубли составляет 160 тысяч рублей на “железо” и по 55 тысяч рублей на “здоровье”. С той лишь разницей, что страховые компании могут сами увеличивать эту сумму за те же взносы и уменьшать взносы аж наполовину за управление автомобилем без аварий! Более того, избранники украинского народа освободили инвалидов, управляющих специально оборудованными автомобилями, от оплаты страховки вообще! Во как!

И кто после этого скажет, что там, где прошел хохол, еврею делать нечего? На самом деле ни еврею, ни хохлу нечего делать там, где прошел наш, российский страховщик!

Я вам больше скажу. Не осмелились на поборы российских размеров и казахи! В Казахстане базовый размер годовой страховой премии для легковых автомобилей с объемом двигателя до 1600 кубиков составляет...

(В этом месте для большего эффекта необходимо сделать паузу, дождаться, когда напряжение в зале достигнет 380 вольт и лишь потом выпалить...)

...вы не поверите! — всего 350 рублей! При этом размер страховой выплаты за вред, причиненный имуществу потерпевшего, может достигать аж 174 тысяч деревянных!

И пока с такими тарифами ни украинские, ни казахские страховые компании с протянутой рукой по миру не пошли!

(После такого заявления необходимо демонстративно посмотреть на двери и в окна, как бы призывая депутатов убедиться в том, что там не ходят толпами с торбой за плечами украинские и казахские страховщики.)

Тише, товарищи! Я еще не кончил. С протянутой рукой пока вполне успешно ходят по стране наши страховые компании: только за месяц они собрали с невинных граждан 5 миллиардов рублей страховых взносов, а выплатили всего... 19 миллионов. Давайте сопоставим эти цифры. Если учесть, что в году у нас пока еще 12 месяцев, то за весь год, таким образом, пострадавшим будет выплачено 228 миллионов рублей. Иначе говоря, будет собрано в 20 раз больше, чем придется возвращать! Вот это я понимаю — рентабельность! Куда там торговле оружием и наркотиками.

Второй аргумент. Правила страхования гласят, что размер страховой выплаты в случае, когда в результате автокатастрофы от автомобиля остались лишь воспоминания, определяется в размере действительной стоимости автомобиля на день его гибели. Но поскольку одинаковые автомобили у разных дилеров стоят по-разному, никто не скажет точно, сколько он стоил до аварии. И уж тем более после нее. Однако принятый нами закон все же дает право страховщику самостоятельно решать, сколько стоил автомобиль “до того”. Таким образом, заинтересованный в снижении доаварийной стоимости автомобиля страховщик за трехлетние “аппараты” отечественного производства больше двух тысяч долларов, видимо, никому не вернет. Не отвалит он больше и за иномарки, перевалившие за свой десятилетний рубеж.

И выходит, что в случае серьезной аварии страховщик не будет оплачивать полное восстановление пострадавшей машины! А между тем народу мы пообещали, что он, то есть народ, обязательно получит свои 120 тысяч рублей за убитый автомобиль...

(В этом месте целесообразно окинуть зал суровым взглядом завуча, которому дети сорвали урок, намазав классную доску парафином.)

Третий аргумент. Наш избиратель никак не возьмет в толк, с какого потолка на крупные города свалился повышающий территориальный коэффициент, и самый высокий, увеличивающий стоимость страховки аж в два раза, — на Москву? Правительство ему говорит, что нужно, мол, поддержать бедное население провинций за счет больших городов. Но почему пять московских машин платят по два тарифа, а приходящаяся на них одна машина из деревни — полтарифа? Ведь получается, что у “богатых” забирают для “бедных” пять дополнительных тарифов, а отдают “бедным” всего полтарифа. А куда деваются остальные 4,5? Я думаю, всем понятно, куда.

Страховщики же, оправдывая территориальный коэффициент, утверждают, будто в больших городах машин больше и поэтому вероятность аварии выше. Врут, ироды. На Москву в прошлом году пришлось 9282 ДТП, то есть случилось 37 аварий на 10 тысяч машин — не самое большое количество аварий по России. А вот самым аварийным регионом оказалась Свердловская область: на 10 тысяч автомобилей там зарегистрировано аж 116 дорожно-транспортных происшествий!

А отдувается за всех, значит, столица?

Четвертый аргумент. У меня в собственности два автомобиля, и я обязан иметь два полиса, ибо ответственность привязывается ко мне, а количество страховок — к числу моих автомобилей. Это значит, что в случае совершения ДТП только на одном из них я, как потенциально опасный на дороге депутат, буду на следующий год платить за обе страховки с повышающим коэффициентом. Ну не абсурд ли?

А теперь посмотрим на эту же ситуацию с другой стороны. Депутат Н-ский является владельцем автомобиля. При оформлении страховки он вписал в свой полис еще и меня. А я без всякого желания насолить депутату из враждебной мне фракции совершаю аварию на принадлежащем ему автомобиле. И депутат Н-ский, прямо скажу, попадает. Ибо в дальнейшем, приобретая страховку, заплатит за нее в два раза больше в соответствии с повышающим аварийным коэффициентом. Бр-р-ред. Но факт.

(В этом месте следует протереть платком вспотевший лоб и шею, демонстрируя тем самым вполне искренние переживания за судьбу обреченного депутата.)

Пятый аргумент. В новой редакции закона мы, конечно же, обязаны будем принять предложения о льготах для ветеранов Отечественной войны, коммунистической партии и социалистического труда. Но мы должны будем иметь в виду, что, пока стоимость страховки для остальных категорий граждан останется на прежнем уровне, каждый малоимущий или жадный автовладелец повесит свой автомобиль на соседа-инвалида или бабку — члена партии с 1905 года за скромную добавку к их пенсии, возьмет у них доверенность со всеми полномочиями и всю оставшуюся жизнь будет от их имени платить за полис по минимальной ставке.

Таким образом, уважаемые депутаты, мы, конечно же, походя решим проблему оказания материальной помощи инвалидам и ветеранам, но загубим идею страхования в целом, ведь страховые компании, раздавая по стране в основном льготные полисы, не сумеют собрать достаточное количество денежных средств для последующих выплат.

А потому у нас с вами нет права делить электорат на тех, кто может платить за полис все пять тысяч рублей, и тех, кому под силу только половина. Мы должны сделать все возможное и невозможное для того, чтобы стоимость полиса стала одинаково доступной для всех!

(После столь решительного заявления целесообразно с видом мессии оглядеть присутствующих и добавить что-нибудь из классиков.)

Очень надеюсь, что поэт был прав, когда сказал: “Госдума вспрянет ото сна”. А я, как соавтор, добавлю: “И на обломках страхованья напишут наши имена”.




    Партнеры