Прощальный поклон “стального человека”

1 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 435
ЦИТАТА ДНЯ

Владимир ПУТИН:

...Давайте согласимся, что есть еще такое понятие, как чувство локтя. Вот с Ивановым (ныне министр обороны. — “МК”) такое чувство возникает. И с Николаем Патрушевым (ныне директор ФСБ. — “МК”) тоже, и с Димой МЕДВЕДЕВЫМ.

Из книги “От первого лица”

“Лицом к лицу — лица не увидать, большое видится на расстоянье” — это можно сказать и об отставке Александра Волошина. Вечером в четверг президент Путин пришел в кабинет главы своей администрации. Там уже собрались руководители подразделений, другие сотрудники, с которыми Волошин захотел попрощаться. Президент был краток и в гробовой тишине сообщил, что считает отставку Александра Стальевича неправильной, но Волошин сам ее хотел. Наверное, устал. Но все равно спасибо ему.

Никакого ордена Волошину не приготовили. Как смеются кремлевские шутники: “Потому что орден — повод для амнистии”. Вместо Волошина новым руководителем администрации был объявлен Дмитрий Медведев. На медведевское место первого зама переброшен Дмитрий Козак. Вакансию просто зама получил близкий к Волошину Игорь Шувалов.

Так закончилась история отставки, которая началась утром в прошлую субботу. Тогда перед традиционным утренним совещанием Александр Стальевич сообщил, что хочет уйти в отставку.

Случилось это сразу после ареста Ходорковского. Все последующие несколько дней многие люди, включая подчиненных, пытались Волошина переубедить. Но он принял решение и в четверг на встрече с президентом подтвердил его. В лагере его противников начали заказывать шампанское.

Банальная мысль — в России очень любят великих политических деятелей-реформаторов после их смерти. Особенно много всенародной любви в последнее время достается премьеру Столыпину, которого сейчас цитируют даже коммунисты. Правда, перед убийством тот же Столыпин был “сдан” царской семьей, своими сотрудниками, был обложен депутатами-террористами и охранкой. Ему так и не удалось добиться настоящей стабильности и экономического процветания, до которого, как и сейчас, было буквально рукой подать.

Как это ни пафосно, но Волошин, пожалуй, единственный человек, который в какой-то степени может напоминать именно Столыпина. У него всегда было в достатке политической воли, стратегического видения и желания добиться прорыва. Он встал у руля Администрации Президента в самый критический момент. Власть Ельцина разваливалась прямо на глазах. Генпрокурор Скуратов прямо из постели с девочками перескочил на трибуну обличителя нравов. Депутаты в противовес всяким доводам и здравому смыслу готовили импичмент. Премьер Примаков очевидно играл свою игру и предавал Ельцина.

Чрезвычайно жестко, иногда на грани фола Волошин ситуацию удержал. После чего именно он стал техническим директором “проекта “Путин”. Но и это не все. Ему удалось в течение нескольких лет создать из Администрации Президента орган, отвечающий за политическую стратегию в стране. Насколько это трудно, можно понять по простому примеру. Возьмем, например, сообщения информационных агентств за среду: “Министр обороны Сергей Иванов заявил, что Россия может отказаться от использования Байконура”. В тот же день совершенно независимо идет другое сообщение: “Директор Российского космического агентства Юрий Коптев назвал заявление о том, что Россия планирует отказаться от услуг Байконура, поспешным и непродуманным”.

И так во всем. И уже не важно, кто прав, а кто нет. Важно то, что громадная страна не имеет четкой государственной линии. И кто-то обязан все эти дерганья в эту самую гослинию превратить.

Этим и занимался Волошин. По 12 часов день, редко выходя из кабинета на мероприятия. Он внимательно штудировал сотни бумаг, заставляя некоторые переделывать по десятку раз. Он не просто подмахивал документы, он каждый раз вчитывался. Аналогов этому в настоящей жизни автор не видел.

Волошин на память мог сказать, на какую величину добычи нефти должен выйти Азербайджан и какая фракция в Думе как проголосовала за конкретный законопроект. Он реально был в курсе практически всех дел: от выборов до отношений с США и имиджа России за рубежом.

Двумя его сильнейшими качествами администратора было умение четко понимать, как какой-либо процесс будет на самом деле развиваться в жизни (поэтому его прогнозы отличались точностью) и как и что должно быть взаимосвязано в государственном организме. Причем это понимание шло тоже не от учебников, а все от того же здравого смысла. И от этого понимания Волошин часто сам придумывал себе задачи и страшно огорчался, например, что правительство таковых задач зачастую не видит.

Конечно, у Волошина были и есть слабые места. Но тем не менее за последние пять лет он превратился в самостоятельный орган исполнительной власти с огромным положительным КПД. Любому человеку, как бы ни старался Дмитрий Медведев, будет очень трудно заменить Волошина. Можно уверенно предсказать, что политический вес Администрации Президента будет снижаться. Огромную часть волошинской работы на себя придется взять президенту. Но как он успеет это сделать — непонятно. Вряд ли здесь сумеют помочь такие опытные помощники, как Сечин и Иванов.

В любом случае отставка Волошина — это рубежный момент, значение которого мы сумеем понять со временем, и случилась она буквально в шаге от экономического прорыва. Сумеем ли мы после этого все-таки сделать последний шаг — главный вопрос момента. Ведь без процветающей экономики никакая другая стабильность не нужна. И можно не сомневаться, что главная цель волошинской отставки — побудить и президента, и весь правящий класс проползти этот шаг, а не сломаться на последнем дюйме.




Партнеры