Виртуальныи арест

1 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 139

СПРАВКА “МК”. Обычный человек вообще вряд ли представляет, как можно взять и арестовать что-то написанное в компьютере — некую виртуальную собственность. На самом деле в виде бумажных документов акций ЮКОСа не существует, как, впрочем, и большинства других компаний. Нет разложенных по банковским сейфам и ячейкам гербовых бумаг с обозначением номинала. Все записи хранятся в электронном виде. Данные об акционерах — тоже в компьютерной памяти. И есть еще реестр акционеров, в котором и отслеживается любой переход собственности (это нужно, в частности, для того, чтобы не ошибиться, когда выплачиваются дивиденды).

В четверг был арестован крупный пакет акций ЮКОСа. В инвестиционном банке “ТРАСТ”, который является своего рода хранилищем ценных бумаг (в виртуальной памяти его компьютерного учета) — т.е. депозитарием, был взят под жесткий прокурорский контроль пакет в 44,1% акций. Как сообщил сотрудник управления информации Генпрокуратуры, арест бумаг ЮКОСа проводился в рамках уголовного дела Михаила Ходорковского на основании исполнительного листа, выданного Басманным межмуниципальным районным судом Москвы. Арестованные акции в соответствии со ст. 115 УПК должны стать обеспечением материального ущерба на сумму $1 млрд., нанесенного государству и иным лицам самим Михаилом Ходорковским и двумя другими совладельцами ЮКОСа — директором группы “МЕНАТЕП” Платоном Лебедевым и бывшим президентом “ЮКОС-Москва” Василием Шахновским, недавно избранным сенатором от Эвенкии. Вчера 44% ЮКОСа стоили 7,1 млрд. долларов.

Итак, что же произошло в переводе на русский? Около 11 часов группа из Генпрокуратуры вошла в банк и постановлением суда, предъявленным руководству банка, “заблокировала” всякое движение по акциям, которые, как объясняется, могут принадлежать физическим арестантам ЮКОСа. Ведь к нефтяной компании у государства никаких претензий нет. Обвинения предъявляются конкретным “фигурантам”. А этим гражданам (см. схему) принадлежит компания Group MENATEP, которая владеет 61,01% акций НК “ЮКОС” через две структуры, зарегистрированные в оффшорах — Yukos Universal Limited на острове Мэн и Halley Enterprises на Кипре.

Обе эти компании были специально зарегистрированы для юридического владения нефтяным российским гигантом. В российской практике владение реальной собственностью через офшоры — обычное дело. Раскрывать реальных хозяев и их точные доли мало кто решился. Впрочем, “Ходорковский и Ко” поступили нестандартно. Они раскрыли всю подноготную своего бизнеса. Открылись. И получили по полной программе.

И все же почему прокурорские работники насчитали именно 44,1%? Именно такой пакет акций по максимальной оценке (с учетом 50%-ного траста) может принадлежать трем обвиняемым: Ходорковскому, Лебедеву и Шахновскому.

При этом, правда, Генпрокуратура заявляет, что никакого изъятия собственности не происходит: “арест был наложен с единственной целью — воспрепятствовать перемещению акций в реестре”. То есть — в их виртуальном перемещении от собственника к собственнику.

Кстати, прокуратура всячески подчеркивает, что ее действия направлены исключительно в отношении взятых под стражу предпринимателей из ЮКОСа, но никак не ущемляют права других акционеров. Остальные акционеры, однако, совершенно не разделяют оптимизма силовиков и с тревогой ждут решения о выплате дивидендов. Объявлено, что совет директоров рекомендовал на ближайшем собрании принять решение о беспрецедентной выплате: 2 млрд. долларов!

Таким образом, владельцам “МЕНАТЕПа” достанется около 1,16 млрд. долларов. В том числе Михаилу Ходорковскому — 115 млн. долларов, Невзлину — 97 млн. долл. и по 85 млн. долл. — владельцам 7% “МЕНАТЕП-групп”. Трасту, который контролирует М.Ходорковский, достанется 605 млн. долл. Неизвестно, правда, как заключенные в “Матросской Тишине” нефтяники смогут этими деньгами воспользоваться.




Партнеры