НАЕЗДник без головы

4 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 177

Убирать в доме после чужого веселья — всегда трудно и противно. Дмитрий Медведев, назначенный в четверг главой президентской администрации, оказался именно в таком положении. Уже в первом своем интервью он должен был выполнить “обязательную программу”: продемонстрировать жесткость — ведь воспользовавшись случаем, “подопустить” администрацию хотят и правительство, и Дума, и сенат, и просто отдельные ведомства и их руководители, которым всегда незачем лишний контролер. Кроме того, Медведеву было важно отделить себя от “питерских чекистов” и проявить себя продолжателем волошинской либеральной линии.

“Питерский юрист” Медведев четко обозначил и объект критики. Очевидно, что им стала Генпрокуратура за “административный раж”, выразившийся в аресте акций ЮКОСа. Тем более что демонстративное заявление об этом аресте Генпрокуратура разместила в конце рабочего дня биржи и всего за полчаса до встречи Владимира Путина с “портфельными инвесторами”, то есть с крупнейшими игроками на рынке акций российских предприятий. Встречи, на которой президент должен был их “успокоить”.

Столь очевидная демонстрация произвела даже в Кремле эффект разорвавшейся бомбы. То, что Медведев в своей “тронной речи” назвал “излишними обеспечительными действиями”, на самом деле выглядит совсем по-другому. Российское законодательство построено на обязательном и точном исполнении формальностей. Если исходить из этой логики, то действия Генпрокуратуры бессмысленны. Крупные пакеты ЮКОСа будет очень трудно отобрать, не нарушая этих формальностей. Поэтому в случае чего судебные приставы могут просто прийти на буровые, нефтехранилища, НПЗ — и тогда уже не важно, соблюдены ли все требования закона. Но это и есть черный передел.

С другой стороны, подобный арест неминуемо обрушил бы рынок. Если бы сообщение об аресте пришло в семь вечера, когда биржа уже закрыта, — к утру что-то могло измениться, падение было бы не столь резким. Но в полшестого у участников рынка еще было время на панику. Акции всех крупнейших российских предприятий пулей понеслись вниз — если предположить, что кто-то заранее знал о неизбежном обвале, то мог бы очень неплохо заработать. Как пошутил один из проигравшихся: “Жалею, что не имею акций Генпрокуратуры. Они росли бы на 100% в день”.

Кроме того, надо понимать, что за границей о нюансах нашего законодательства знают мало. А у американцев не то что арест — малейший намек на действия властей по поводу той или иной компании вызывает огромные скачки стоимости. А тут — целый арест. Но именно в США находится основное количество “депозитарных расписок” (по сути тех же акций) крупнейших российских компаний, находящихся в свободной продаже. Их обвал в следующую ночь (в Нью-Йорке только наступал день) мог принести человеку, понимающему механизм игры и знающему заранее секретную информацию, — миллиарды долларов. За несколько часов, в буквальном смысле из воздуха.

Возникает риторический вопрос: можно ли уговорить кого-нибудь из большезвездных прокуроров за скромное вознаграждение в несколько миллионов или десятков миллионов долларов совершить то или иное действие? Мы уверены: наших — не подкупить.

Конечно, ни Медведев, ни кто другой в нашей стране не хочет, чтобы замгенпрокурора Колесников или Бирюков (или кто-то иной, отвечающий за арест акций ЮКОСа) оказались бы в тюрьме — не дай бог! Но просто сделать вид, что вообще ничего не случилось, не смог бы ни один руководитель Администрации Президента. У Медведева, по сути, не было выбора. Как, к сожалению, его нет и у других участников затянувшегося кризиса, который опять переходит в рутинную фазу. Но только до новой вспышки.

* * *

В “деле ЮКОСа” явно не обошлось без биржевых игр. На фондовом рынке крутятся сотни миллионов долларов. Обладая информацией, которая может взорвать ситуацию на бирже, можно неплохо заработать: акции какого-нибудь предприятия вдруг резко упадут или, наоборот, прибавят в цене, а тебе останется только снять сливки.

На Западе это называется инсайдерской информацией и считается преступлением. В США о подобных махинациях задумались еще в 1933 году, приняв специальный закон. И теперь за такие дела там бросают за решетку. У нас такой закон только сейчас рассматривается Госдумой. А если не запрещено, то разрешено. Со всеми вытекающими последствиями.

Допустим, что в случае с ЮКОСом бесценной инсайдерской информацией могли обладать отдельные сотрудники Генпрокуратуры. Если им хотя бы за несколько часов (или дней) стало известно об аресте Ходорковского (или крупного пакета акций), они могли поделиться этим с биржевыми спекулянтами. И те быстренько подготовились к игре на понижение.

Продали акции, к примеру, по 15 долларов. Затем последовала ценная новость, после которой случилась паника, и от акций начали избавляться. В результате они резко подешевели — процентов на 15. А потом те же ценные бумаги биржевые игроки купили, но уже по 13 долларов. Наварив на каждой по два бакса. Сто тысяч акций — двести тысяч долларов. Всего за один час. Вот и вся арифметика. Разумеется, это только предположения. Однако почему в таком случае официальное сообщение об аресте акций поступило за час до окончания биржевых торгов? Чтобы спровоцировать панику и успеть заработать?

Мнение эксперта:

Алексей МАМОНТОВ, президент Московской международной валютной ассоциации:

— Насколько законен был арест акций?

— Ответ на этот вопрос может дать только суд. Вопросы собственности крайне деликатны, и поэтому правоохранительные органы должны сделать все, чтобы минимизировать ущерб юридических и физических лиц, не входящих в орбиту следствия.

Что такое акция? Это вполне реальная собственность, точнее, ценная бумага, свидетельствующая о праве собственности на долю в капитале компании. И ее рыночная стоимость порой в разы превосходит номинальную. Арест акций может привести (а в случае с ЮКОСом и привел) к тому, что компания подешевеет. А вместе с ней — и арестованный пакет акций. Теоретически эта оценка может достигнуть нуля, но это гипотетический вариант. Еще и поэтому следственные действия должны быть максимально взвешенными и осторожными, чтобы не нанести ущерб государству, в том числе и в виде снижения обеспечительной стоимости залога-акций для будущей их реализации при уплате налоговой недоимки.

Цитата дня

Дмитрий МЕДВЕДЕВ, глава Администрации Президента РФ:

“Возникает вопрос, насколько юридически эффективным является арест акций ЮКОСа... Они принадлежат офшору, и ими обеспечиваются требования по возмещению ущерба. Эффективность такого рода мер неочевидна... Это очень опасная вещь. Последствия не до конца продуманных действий незамедлительно скажутся на экономике, вызовут смущение в политической жизни”.

2 ноября в интервью программе “Вести недели”.

У ЮКОСА НАЧАЛИ ОТНИМАТЬ СОБСТВЕННОСТЬ

Вслед за арестом Генпрокуратурой акций ЮКОСа государство всей мощью накатило на нефтяные месторождения, которыми до недавнего времени управлял менеджмент ЮКОСа. По предписанию Генпрокуратуры Минприроды отказалось продлевать лицензию на разработку Талаканского месторождения в Якутии компании “Ленанефтегаз”, которая в последнее время контролировалась Ходорковским и Ко.

СПРАВКА “МК”: Извлекаемые запасы Талаканского месторождения оцениваются в 124 млн. тонн. Для сравнения: вся российская нефтянка за девять месяцев “выкачала” всего 300 млн. тонн, выйдя на первое место в мире и опередив даже Саудовскую Аравию.

Формально все выглядит законно. 10 октября истек срок действия прежней лицензии на добычу нефти на Талаканском месторождении в Якутии. Казалось бы, государство обязано провести тендер для поисков нового управленца или оставить все по-прежнему. Однако на этот раз оно попросту передало право добычи на этом месторождении конкурентам ЮКОСа. Мол, при выдаче временного разрешения конкурсы необязательны. Такова устоявшаяся практика в нашем государстве. Однако в данном случае без политики явно не обошлось.




Партнеры