Парень с нашего двора

4 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 387

Он невероятно талантлив. Но при этом подозрительно скромен: помню, как при нашем знакомстве два с половиной года назад 18-летний тогда Марат удивил: “Нет-нет, я пока не достоин большого материала в газете. Только — маленького”.

Он — явно не из тех, кого называют баловнями судьбы.

Резвое начало карьеры — в первый же сезон во взрослом футболе заиграл в Лиге чемпионов, в сборной — мгновенно “компенсировалось” чередой травм в прошлом году.

Он здорово потрепал нервы в Лиге чемпионов и “Арсеналу”, и “Интеру”. И завтра, когда футболисты “Локо” вновь выйдут играть с миланцами — на сей раз на газон знаменитого “Сан-Сиро”, — российские болельщики будут (помимо, конечно, Лоськова, Овчинникова, Лекхето и остальных) надеяться и на Измайлова. Простого парня из Гольянова, который совсем не хочет чувствовать себя звездой.


Я обычный парень, не лишенный простоты.

Я такой же, как он, я такой же, как ты.

И я не вижу смысла говорить со мной.

Это то же самое, что говорить с тобой.

Я такой, как все…

Майк Науменко. “Песня простого человека”

— Скажи, почему ты так долго не давал интервью, да и вообще избегал журналистов?

— Журналистов я не избегаю, особенно если это нормальные люди. Другое дело — повода-то для интервью не было. Если я не играю — о чем говорить? А предматчевые разговоры я вообще не люблю. Банальные вопросы, банальные ответы. “Как вам соперник?” — “Хорошая команда, сильная…”

— Марат, сколько тебе лет?

— (После паузы.) Двадцать один…

— На самом деле я прекрасно знал это. Просто мне интересно было: как быстро ты сам ответишь?

— Хотел узнать, чувствую ли свой возраст? Знаешь, можно сказать, не чувствую. Не осознаю, что мне — двадцать один. Точнее, вообще об этом не думаю. Разве что когда начинаю задумываться о своей цели. Хочу как можно раньше достичь больших результатов. Я вообще-то уже сейчас должен выходить на новый уровень. Жаль, по разным причинам потерял много времени.

— В чем причины? Были и твои ошибки?

— Были. Неправильная подготовка. Отдыхал очень мало. Перегружал себя где-то, работал подчас не над тем. Много, много сделал ошибок — хорошо, что понял это…

— Но есть чувство, что вернулся на прежний свой уровень?

— Нет такого чувства: вернулся, не вернулся… Повторяю: у меня цель — стать хорошим футболистом. Еще с детства. Вот к ней и иду. Только где-то на год-два тормознулся.


У меня жена, и она мила.

Она знает все лучше, чем я.

Она прячет деньги в такие места,

Где я не могу найти никогда…

Когда я делаю что-то не то,

Она тотчас надевает пальто

И говорит: “Я еду к маме”.

Майк Науменко. “Песня простого человека”

— А в жизни ты что-то планируешь? Ну, скажем, я вот хотел жениться в 25 лет — так и вышло…

— Нет, я такого не планирую. Как можно? Тут я, наверное, верю в судьбу. Женитьба — это такая вещь, которая не только от меня зависит. Может, я завтра пойду в супермаркет, встречу девушку — и эта девушка перевернет всю мою жизнь. Появится чувство: вот она! И все…

— Тут как-то в одном материале про тебя читал, что ты привел пообедать к родителям свою девушку, а мама твоя сразу спросила: “Марат, вы ведь поженитесь?”

— Там журналист, писавший об этом, немного неправильно меня понял. Это была не моя девушка, а просто близкая подруга. Я к ней отношусь как к сестре.


И как у всех, у меня есть друг.

У него на стене повешен круг.

В круге нарисован мой портрет.

Мой друг заряжает духовой пистолет.

Он стреляет в этот круг, этот круг — мишень.

Он стреляет в него каждый божий день.

И я рад удружить ему — у меня миллион друзей…

Майк Науменко. “Песня простого человека”

— Помню, ты рассказывал, что нередко во дворе играешь — с друзьями, с обычными ребятами. Зачем?

— Это и для поддержания физической формы. И психологическая разрядка: пообщаться с друзьями здорово. Другое дело — времени не всегда на это хватает.

— Поэтому ты для “ребят с нашего двора”, как поется в песне на стихи Саши Шаганова, и устроил недавно турнир на “Локомотиве”?

— В общем-то, да. А то нет возможности со всеми встретиться, с кем я раньше играл и общался.

— Ты легко находишь новых друзей?

— Скажу так: мне кажется, я в любой обстановке могу адаптироваться, сойтись с людьми. Я вообще не капризный.

— И, скажем, в метро до сих пор ездишь?

— Могу и проехать — а что такого? Если пробки, допустим…

— И как люди реагируют?

— Никто не верит. Просто не верит. Думают, наверное: да это не он, не может быть такого! Такой проблемы, что достают, у меня нет. Когда видят — наоборот, желают удачи. Это приятно, конечно же.

— Помню, как ты с Виктором Гусевым в его передаче хулиганил — взял микрофон и пошел к прохожим приставать: “А что вы думаете про футболиста Марата Измайлова?”

— Да, мне это было интересно. Кстати, никто так и не узнал — пока микрофон с камерой не выключали…


Летом я хожу на стадион.

Я болею за “Зенит”. “Зенит” — чемпион!

Я сижу на скамейке в ложе “бэ”

И играю на большой жестяной трубе.

Но недавно мне сказали, что все будет не так.

И чемпионом станет “Спартак”.

Майк Науменко. “Песня простого человека”

— Чемпионом стал ЦСКА. Когда понял, что армейцев не догнать, в какой момент?

— Когда узнал, что это уже невозможно. А так я особо не слежу за статистикой.

— Но в целом этот сезон себе в актив занесешь?

— В целом — да. Много матчей провел. Были и неудачные, но были и удачные. Конечно, в актив занесу… Опять играть в футбол начал после большого перерыва.

— Психологически тяжело было восстановиться? Не боялся рецидивов?

— Нет, таких мыслей не было, так как всегда, когда чего-то боишься, это и происходит. Чисто с психологической точки зрения отошел от этой травмы довольно-таки быстро.

— Да, напомни, кстати, что за травмы тебя донимали?

— Были серьезные проблемы с правым голеностопом.

— С левым, по-моему, тоже...

— Там был перелом пятой плюсневой, причем практически параллельно с травмой правого голеностопа. Двадцатилетие в том году я вообще на костылях встречал. У меня отложилось это, потому что, помню, я еще подумал: “Вот самый плохой день рождения, какой только можно представить!”

— Но в этом году он получился куда веселее: вы разнесли металлургических торпедовцев — 3:1, причем на твоем счету — три голевых паса. Да и потом были классные матчи. Например, с “Интером”…

— На самом деле тем, как с “Арсеналом” сыграл, я доволен даже больше, чем матчем с “Интером”.

— Но показалось, что с итальянцами у тебя кураж какой-то появился.

— Нет, куража как раз не было. Сложно мне все-таки пока в физическом плане. А когда ты думаешь о том, как бегать, как дышать, тут уже не до куража…

— Ты потом свои матчи по видео просматриваешь?

— Нет. Все ошибки сразу видно — начинаю переживать все по новой. Да и потом, зачем смотреть: я и так хорошо все помню. Каждый эпизод.

— А такая самокритика помогает или, наоборот, мешает?

— Скорее помогает. Хотя и отрицательные моменты, наверное, есть. Но я не говорю, что прямо так уж убиваюсь по каждой ошибке. Научился уже спокойно анализировать свои действия. Так скажем: переживаю, но трагедии не делаю.

— Ты вообще, насколько я знаю, футбол любишь не просто смотреть, но и анализировать. Например, игру Зидана...

— Да, Зидана больше всего уважаю. И пытаюсь что-то подсмотреть, увидеть полезное для себя. Иногда получается.

— А старые записи смотришь? Ну хотя бы 80-е годы?

— Да. Бразилию часто ставлю. Аргентину с Диего Марадоной. Например, матч с Англией несколько раз просмотрел, особенно тот его гол, когда он чуть ли не всю команду обыграл...


По субботам я хожу в рок-клуб.

В рок-клубе так много интересных групп.

Я гордо вхожу с билетом в руке.

А мне поют песню на родном языке…

Майк Науменко. “Песня простого человека”

— Марат, ну а что со свободным временем? Вот ты на мюзикл “Нотр-Дам” ходил...

— Да, мне очень понравилось. Еще люблю ходить в кино. Вот недавно смотрел “Бумер”. И не пожалел о потраченном времени.

— Книги, знаю, ты любишь...

— Очень мало сейчас читаю — устаю. Как правило, выбираю что-то легкое. Последним какой-то детектив прочитал — Игнашевич давал...

— А как же, например, Шопенгауэр?

— Давно уже таких серьезных авторов не читал. Времени не остается. Даже не только времени — его, конечно, можно найти. Просто на серьезной литературе тяжело сосредоточиться, а заставлять себя не хочу.

— В Интернет часто заходишь? Сайт свой есть?

— Да, вот сейчас как раз хочу заняться им поплотнее. А вообще в Интернет захожу не так часто.

— Ну а мечеть часто посещаешь?

— Вообще регулярно. В последнее время чаще всего приезжаю в Крылатское.

— Ты серьезно к этому относишься?

— Да, я серьезно к этому отношусь. Но глубоко убежден, что важнее чистота помыслов, нежели если я буду регулярно посещать мечеть, но при этом допускать неблаговидные поступки и мысли.


И если вы спросите, где здесь мораль,

Я направлю свой взгляд в туманную даль.

И скажу: “Эх, как мне ни жаль,

Я, ей-богу, не знаю, где здесь мораль!”

Но так мы жили, так и живем.

Так и будем жить, пока не умрем.

И если мы живем вот так — значит, так надо.

Майк Науменко. “Песня простого человека”



Партнеры