Форматы всех стран, соединяйтесь!

5 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 551

Ни один фантаст прошлого века не смог предсказать, что предметом торговли станет формат телепередачи. Идеи новых ТВ-зрелищ, рожденные в светлых головах, мгновенно распространяются по миру, делая эфир разных стран похожим. В Америке воспринимают это как должное. Европа, лелеющая свои традиции, пытается сопротивляться. Каковы же самые популярные европейские телеформаты?

Как Игорь Николаев не стал Микки Рурком

Отечественное ТВ перенасыщено заимствованными форматами. От “Последнего героя” и “Фабрики звезд” до “Фактора страха” и “Квартирного вопроса”. Наши производители буквально стонут, упрашивая руководство телеканалов не тратить таких огромных денег на покупку лицензий — хватит, мол, наелись, можем и сами придумать не хуже. Но куда там — мода на импортное не проходит. Считается, что лучше сухое и проваренное, чем свое неизведанное. Тем временем список заимствований-провалов растет и множится. Не пошли не только “За стеклом” (часть 2-я и 3-я), но и новейшие — “Вторая половина”, “Крутой маршрут”, “Дом”. Эти проекты так и не удалось наполнить, что называется, “национальной идеей”. Людей, в них участвующих, не раскрутили, зритель их не полюбил. Вот и смотрим мы “Дом” с какими-то безликими персонажами, которые шустро таскают доски, ругаются, а нам от этого ни жарко, ни холодно. Во “Второй половине” подбор персонажей и вовсе провальный. Девушкам здесь предложено влюбиться в певца Игоря Николаева. Игорь, конечно, очень милый, но как объект для любви — никакой. Да и девушки — видно, что врут. В Штатах в аналогичной программе в роли любовника, на минуточку, выступал Микки Рурк, за плечами у которого были “Девять с половиной недель”. Справедливости ради: российское ТВ давно живо не только лицензионными заимствованиями, наоборот, крадут уже у нас. Считается, например, что модный нынче “Фактор страха” — это слегка видоизмененная программа “Экстремальные ситуации”, выходившая раньше на НТВ при участии Н.Фоменко. Среди других успешных доморощенных форматов — КВН и “Пока все дома”, “Намедни” и “Один день с...” Из последних — первый национальный проект с оригинальной идеей — “Трюкачи”. Он с ходу взял рейтинг/долю — 9,8/28. А всего-то делов — чемпионат мира среди каскадеров... Каскадеры разных стран проделывают свои трюки, а судьи — четыре “звезды” — все это оценивают и расставляют по местам. ТВ в России вполне доросло до того, чтобы придумывать и делать собственные форматы и даже выходить с ними на международный рынок.



Рай в ГДР, или “Последние герои” на Байкале

Международный имидж типичного немца — добродушный бюргер с пенящейся кружкой пива, неостроумно шутящий, но весело хохочущий. Такие позитивные настроения культивирует старая немецкая передача с незатейливым названием “Веселые музыканты”. Народная музыка, костюмы, танцы, пиво, кулинарные рецепты — суть этой программы. Гости сидят в студии или на фоне живописных уголков Германии, пьют пиво, рассказывают смешные истории, поют враскачку песни. Предполагается, что телезрители, также обнявшиеся и раскачивающиеся, подпевают им со своих диванов. Что удивительно, так оно и происходит. Немецкий хит из последних — шоу про бывшую ГДР. Люди не только делятся воспоминаниями, приносят реликвии, но и играют на деньги. Задача — ответить на вопросы типа: “Как в ГДР назывались огурцы в банках?” — или на вкус определить, где был произведен продукт: в ГДР или ФРГ. Интересно, что это шоу особенно популярно у западных немцев. Их умиляет всеобщее материальное равенство. “Восточники” же — в ужасе. Их прошлое преподносится так, что создается впечатление о практически райской жизни в ГДР. Никому не чужды детективные сериалы. Но в Германии даже они отвечают национальной идее. В самом популярном детективном сериале “Место происшествия” злодеяния по очереди происходят в каждой немецкой земле и расследуются местным Анискиным. В Германии две самые яркие телезвезды — Гюнтер Яух, ведущий “Кто станет миллионером?” (тут все ясно), и Томас Готтшалк, который ведет самое дорогое немецкое телешоу “Давайте поспорим”. Телезрители описывают в письме свои таланты. Например, “я умею определять на вкус 120 сортов шоколада”. Для каждого выпуска отбирается пять талантов. С ними заключают пари пять “суперстарз” — от Шумахера до Бекхэма и Спилберга. Звезды должны поддержать или опровергнуть талант в такой форме: “Если он сделает (не сделает) это, я буду продавать булочки на Унтерденлинден-штрассе”. Шоу происходит на стадионе или в большом концертном зале. Если талант не подкачал, то в следующей передаче показывают, как звезда выполняет свое обещание. Бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер, например, торговал пирожками. Есть в Германии и добровольное туземство на необитаемом острове. Но делается это не на Карибах и не в Атлантике, а в пределах... Российской Федерации. Немцы покоряют природу на двух островках на озере Байкал. Непонятно, зачем нашему Первому понадобилось запускать своих героев так далеко. Может, на Байкале неромантично? Ответ неправильный! В далеких тропиках можно больше денег приклеить к рукам...



Приготовься, встань, вари!

Британское телевидение последних лет все чаще расстраивает английских традиционалистов. Как только появились рейтинговые измерения, английские телебоссы поняли, что программы ВВС для канала “Дискавери” не так популярны, как американский телесериал “Скорая помощь”. За последнее, рейтинговое время на телевидении и появились такие международные хиты, как “Кто хочет стать миллионером?” и “Слабое звено”. Однако британская интеллигенция продолжает вздыхать по документальным сериалам ВВС. Если они появляются на экране, то собирают неизменно большую аудиторию. Например, историческую реконструкцию “Последний день Помпеи” смотрели 10 миллионов семей. Для сравнения: футбол с Дэвидом Бекхэмом собирает лишь на два миллиона больше. Большой рейтинг (шесть миллионов) был у исторической драмы “Генрих VIII”. Если сравнить эти цифры с рейтингом документальных фильмов в России, то вывод о полном одичании российской нации очевиден. Единственное утешение: “наши” просто не умеют делать из истории зрелище.

Место подростковых “Друзей” сейчас занимают два сериала “Жители Восточной стороны” и “Улица Коронейшн”. У них такое же бесконечное число серий и вечные подростковые страсти. Английское телевидение обильно заселено передачами-клонами. Сериал “Сладкая медицина” наподобие “Скорой помощи”, несколько программ по приготовлению поп-звезд, кулинарные передачи с олимпийским названием “Приготовься, встань и вари”, реалити-шоу “Большой брат”. Это реалити идет в Англии третий год, и только несколько дней назад участники решились на публичный секс. Тут Россия с Максом и Марго сделала всех. Так же сдержанны и английские политики. Публичных политических скандалов а-ля Жириновский в их ток-шоу не случается. Скандал — это когда политик снимает с себя микрофон и уходит из студии, как говорится, по-английски. Происходит это где-то раз в три года.



Элен, тинейджеры и Депардье

На телевидении Франции — те же реалити-шоу, “фабрики звезд”, игры на миллион и прочие всеобщие кальки. Отличий немного. Например, француженка Элен со своими гарсонами канула в Лету еще десятилетие назад, но с тех пор французских тинейджеров традиционно привлекают похожие перипетии. “Пунктик” французских телезрителей — детективные сериалы. Самую большую аудиторию собирает классический “Наварро” и женщина-детектив Жюли Леско. Она, как и наша Настя Каменская, профессионал, но уже в предпенсионном возрасте. По-прежнему любим Жерар Депардье. Недавно французы сделали теленовеллу о графе Монте-Кристо, где Депардье сыграл находчивого узника. Рейтинг был бешеный. А вот Пьер Ришар на родине позабыт. Сейчас он не снимается в фильмах, а старое французское кино популярно, пожалуй, лишь в России.



Все говорят одновременно, и это весело

Спорт и женщины — вот что может удержать итальянцев у телевизора. 10 часов вечера в воскресенье — время для итальянского спорта. Спортивные программы в это время идут почти по каждому каналу (их в Италии примерно сто). Лидируют две: “Воскресный спорт”, которая популярна уже более 35 лет, и похожая на частном канале премьер-министра Сильвио Берлускони. Конкуренция в том, кто горячее выскажется. С этим у итальянцев нет проблем: они готовы высказываться с утра до вечера и на любые темы. “Когда я иду по улицам Рима с камерой, мне даже не приходится останавливать прохожих, — делится рабочими моментами итальянский телевизионщик. — Вокруг меня собирается толпа готовых говорить что угодно, лишь бы попасть в телевизор”. Поэтому всяческие ток-шоу — суть телевидения Италии. Самый популярный формат ежедневного дневного шоу — любовные истории. Куда там “Большой стирке” и другим Хангам! Аудитория собирается, как на “Свободе слова”, сидят ярусами. Подробности вытаскиваются самые откровенные, советы даются лобовые и требуют немедленного исполнения. Другое дневное увлечение: телевизионные оракулы. Нужно дозвониться в прямой эфир, и колоритная итальянка сделает персональный прогноз по картам Таро. О пикантных подробностях личной жизни, таким образом, знает вся Италия.

Самое грандиозное итальянское телешоу происходит на главной концертной площадке “Театро де ля Витторио”. Здесь собирается вся итальянская попса, от знаменитых эстрадников до политиков-популистов, и “зажигают” национальное итальянское развлечение — “Пупури”. Аудитория — всеобщая. Порой ведущим всего этого становится Адриано Челентано. Тогда Италия пищит. Челентано и в свои 60 — итальянец номер один. Но он редкий гость на телевидении: появляется лишь с какими-то недолгосрочными проектами. Типичный же итальянский телеведущий — высокий молодой человек с хорошей фигурой и короткой стрижкой (а-ля Эрос Рамазотти). Типичная теледива — все равно какая, лишь бы поменьше одежды...





Партнеры