Париж на четыре часа

10 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 340

Если есть страна победившего социализма, то это Франция. Правое правительство, чтобы хоть как-то поправить дела в экономике, пытается на пару часов увеличить рабочую неделю и сократить выплаты взрослым здоровым неработающим мужчинам. В ответ получает жесткий трудовой протест. Самолет с частью российской делегации, который улетал из Парижа в воскресенье, задержался на несколько часов. Труженики воздуха проводили “предупредительную акцию” и отказались заправлять любые летательные аппараты, включая официальные.

Сам президент Путин, прилетевший во французскую столицу и улетевший из нее в один день — пятницу, — обошелся без приключений. Хотя французы неожиданно заметно увеличили меры безопасности и охраняли нашего руководителя гораздо жестче, чем во время госвизита в начале года. Елисейский дворец, казалось, мог выдержать осаду всей “Аль-Кайеды”, вместе взятой. Впрочем, французская безопасность не сообщила нашей причин своего беспокойства, какой информацией о террористических угрозах они обладают.

Перед началом визита шла достаточно жесткая борьба за его статус. Российская сторона пыталась представить его не просто как рабочий, а как очень кратковременно рабочий, эдакую встречу по дороге домой, маленькую остановочку. Французы же хотели значение переговоров поднять. Для того чтобы добиться своего, Путину пришлось даже отказаться от идеи прилета в Париж в четверг вечером. Пришлось еще одну ночь ночевать в Риме, чтобы все было действительно буквально на лету.

Официально торопливость российской делегации никак не объяснялась, но ее нетрудно “раскусить”. Начиная с августа Путин провел очень мало времени в Москве — то отпуск на Алтае, то “рабочие встречи” в Сочи, то турне по Азии... А урок Горби, который сильно подпортил себе имидж, все время — как казалось — занимаясь внешней политикой и запустив внутренние дела, ВВП очень хорошо усвоил. Не зря же еще до турне в Италию и Францию Кремль раза четыре подчеркнул, что это последний визит президента в этом году.

К тому же встреча с Шираком планировалась после сентябрьского саммита в Нью-Йорке, где наши в отличие от французов не стали занимать жесткую позицию по отношению к США, и поэтому визит в Париж должен был продемонстрировать сохранение хороших личных отношений французского и российского президентов. Но с сентября немало воды утекло. Резолюция по Ираку уже была принята, и французам эта встреча нужна была больше для повышения самоуважения, чем по практическим причинам.

В принципе французов не сильно интересовало и самое больное место нынешней российской политики — открытое противостояние государства и компании ЮКОС. В самом Париже очень хорошо видно, как разделилась иностранная пресса по языковому признаку. Деловые англоязычные газеты относятся к атаке на ЮКОС очень жестко. Журнал “Тайм” вытащил на обложку фотографию Путина с подписью “Здравствуй, товарищ!”, а лучший бизнес-журнал в мире “Экономист” — тоже фото президента России с подписью “Влад ужасающий” (напомним, что так в легендах именовали самого Дракулу). В то время как склонная к социализму французская пресса к аресту Ходорковского относилась в целом с пониманием. Пример “распоясавшегося олигарха” Берлускони до жути пугает всех европейских леваков.

Так что в Париже все было бы совсем тихо, но еще в Риме Путин чересчур жестко ответил корреспонденту газеты “Ле Монд”, заявив, что олигархи тратят десятки и даже сотни миллионов долларов на адвокатов, пиар, “платят деньги таким людям, как вы, чтобы задавали такие вопросы” (фраза дана в двойном переводе). В “Ле Монд” долго решали: “такие люди, как вы” непосредственно относилось к корреспонденту, который, кстати, в свое время получил ответ про обрезание, или это была фигура речи. В конце концов предпочли считать, что это фигура речи, потому что судиться с российским президентом никому не хочется.

И хотя даже этот скандальчик не сильно поднял градус вокруг этой темы, по нему можно судить, что тема ЮКОСа, вслед за темой Чечни, становится тем “пунктиком”, на котором Путин начинает “заводиться”. Деловой стиль отношений и высказываний, который в целом идет нашему президенту, заменяется гораздо более личным отношением к проблеме.

Как говорят в наших дипломатических кругах, Ширака вопрос с ЮКОСом вообще не интересовал, хотя Путин и готов был предоставить по нему подробную информацию. Французов больше интересовала ситуация вокруг Ирака, Сирии, возможность быстро заработать на нефти. Во всех этих вопросах позиция России действительно имеет большое значение. Поэтому Ширак был не просто вежлив, а проявил чудеса гостеприимства. Он лично повез Путина в аэропорт, причем на машине самого Путина. Больший знак уважения в президентских кругах и представить трудно. На чьей машине едут, тот, получается, и старший.

Впрочем, и в начале года, когда Путин совершал одну из первых поездок этого политического сезона (их потом действительно было очень много), французы тоже организовали протокол по высшему классу. Это не помешало в сентябре России сделать прагматичный выбор в сторону развития отношений с США. И вряд ли последняя поездка президента тут что-нибудь принципиально изменит.




Партнеры