Не расслабляться, девчонки!

10 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 210

“Милиция, Иванова, здравствуйте!” — эту незамысловатую фразу операторы московской службы “02” произносят без малого тысячу раз за смену. А еще они должны спокойно слушать даже самых неспокойных граждан, быть вежливыми, терпеливыми и не отказывать звонящим ни в чем.

Незадолго до Дня милиции корреспондент “МК” провел сутки в святая святых ГУВД Москвы — в службе “02”.

Массивная железная дверь. Посторонним вход воспрещен — стратегический объект, знаете ли. Не так давно стараниями руководства ГУВД и московского правительства служба “02” была существенно модернизирована. Во-первых, резко увеличили штат — с 80 до 280 сотрудников. Операторов переселили в новое здание, где были специально оборудованы два зала: на 40 рабочих мест и на 11 — оснащенных самыми современными техническими прибамбасами.

В общем, жаловаться сотрудникам теперь не приходится. Разве что на загруженность слишком высокую... Ну и зарабатывать каждой девушке, конечно, хочется побольше.

График работы, между прочим, врагу не позавидуешь. Смена — 24 часа, из них 3 часа — на сон и 3 — на обед. Остальные 18 часов — монотонная изматывающая работа. Устаешь, даже наблюдая со стороны. Трубку оператору приходится поднимать каждые 15—20 секунд. И самое обидное, когда звонки идут, что называется, не в дугу.

Чего только люди не требуют по “02”! Пытаются заказать пиццу на дом, вызывают такси, просят активировать карты экспресс-оплаты... И каждому приходится доходчиво объяснять, что милиция — не бюро добрых услуг и даже при большом желании ничем помочь в таком специфическом вопросе не сможет. Иногда абонент внимательно выслушает оператора, после чего искренне удивится: “Какой странный автоответчик”. И положит трубку.

...Эта ночь для операторов выдалась далеко не самой легкой. Дождь и мороз, дорога как каток, большая часть звонков — дорожно-транспортные происшествия. А это 5—10 минут на каждое сообщение. Нужно записать номера машин, данные владельцев, повреждения, заставить участников ДТП осмотреть свои авто: не разлился ли бензин? Затем всю эту информацию передать в ГИБДД. Кроме всего прочего, запись необходимо продублировать от руки в специальном журнале.

Световое табло в зале показывает, что очередь звонков растет, а значит, увеличивается время ожидания абонентов. Люди, набирающие “02”, нервничают, ругаются: может случиться непоправимое.

Начальник смены по громкой связи подбадривает.

— Ну, девочки, как обычно — подтянемся!

Один из операторов принимает серьезный вызов: выстрелы на улице. Девушка тут же ставит в известность начальника смены. Параллельно, как Цезарь, говорит сразу в две трубки, забивает в компьютер все данные и пишет контрольный листок дежурному по городу.

Еще 15 минут — снова ЧП: выстрелы по инкассаторам, есть раненые. К проблеме подключается дежурный по городу. Девушки, которые еще минуту назад успевали весело потрепаться о всякой ерунде, начинают действовать как один хорошо отлаженный механизм. Мгновенно оповещаются “скорая”, окружной и районный отделы милиции, прокуратура, управление собственной безопасности, служба спасения.

— Все, — вздыхает старшая смены, — все выехали. На этом наша работа заканчивается.

И снова по громкой связи:

— Эй, девчонки, не расслабляйтесь!

От первого короткого разговора с оператором зависит очень много. Возможно, звонящий — единственный свидетель. А люди не всегда хотят связываться с милицией, предпочитают действовать по принципу “моя хата с краю”.

Около полуночи позвонила старушка.

— Милая, — серьезно начала она, — у меня в подъезде в лифте девчушку насилуют. Может, подъедете?..

Оператор пытается выяснить адрес и телефон сердобольной бабули.

— Ну нет, не надо моих телефонов записывать, я старая, одна живу. Мало ли что? И про домофон я вам не скажу. Вы — милиция, вы и разбирайтесь, а я — так, просто сообщить.

Бабушка могла просто положить трубку. Пока бы выясняли точный адрес, подъезд, звонили бы наугад в домофон, могло случиться непоправимое. Но оператор не сдавалась.

— Ну и сидите в своей норке! — вспылила она. — И слушайте, как молодую девчонку убивают. А я пока выяснять буду, как к вам быстрее добраться. И у вас, наверное, есть внуки...

Договорить оператор не успела: в трубке раздались короткие гудки.

Уже через минуту старшая смены крикнула по громкой связи.

— Кто принимал изнасилование в лифте?!

Бабушка все-таки перезвонила, назвала точный адрес и свой телефон. И добавила:

— Спасибо вам, а то я и правда на человека-то не похожа стала...

А еще служба “02” — это “золотой запас” московской милиции. 280 (!) молодых девушек, многие из которых, между прочим, пока не замужем. Из этого прямо вытекает одна из проблем службы: сотни одиноких молодых людей, мечтающих познакомиться с девушкой в форме, названивают туда круглые сутки. Предлагают встретиться, сходить в ресторан, погулять и даже (не видя!) выйти замуж.

— Был тут у нас один пылкий влюбленный, — смеются девушки, — до чего же приставучий! Звонил раз по 200 за смену, подгадывал так, чтобы услышать голос своей единственной. Настойчиво требовал свадьбы. Самое интересное, что потом его мама звонила, уговаривала девушку подумать.

Одно из самых больших заблуждений неадекватных москвичей заключается в их странной уверенности: мол, если звонить с мобильного, можно безнаказанно тревожить любые спецслужбы и говорить им всякие гадости. Наивные! Ведь специалисты уже давным-давно могут безошибочно определить идентификационный номер аппарата и его местонахождение — если это всерьез им понадобится.

На втором месте по надоедливости — так называемые “постоянные клиенты”. В основном душевнобольные люди. Такие здесь в особом почете: их знают пофамильно, сразу определяют по голосу и даже интересуются, как нынче со здоровьем.

— Одна из “постоянных” — мадам К., — рассказывает старший оперативный дежурный Ольга Дронова. — Звонит уже лет семь и говорит приблизительно одну и ту же фразу: “Кругом трупы, все преступники, всех расстрелять, все заминировано”.

Из-за плохой дикции звонящих иногда получаются очень забавные диалоги.

— Как ваша фамилия?

— Шмолин.

— Шмолин? Первая буква “Ш” — Шура?

— Да нет же! “Ш” — шолнце!

...Около девяти вечера в операторскую ворвался дежурный по городу.

— Угроза взрыва! — взволнованно произнес он. — Найдите сообщение!

Специальная техника позволяет хранить все переговоры с операторами долго. Поэтому запись нашли мгновенно.

— Ничего не понимаю, — бормотал дежурный, раз за разом прослушивая “угрозу взрыва”. — Где заложена бомба? Кем заложена?..

Кто-то посоветовал перейти на громкую связь. Дежурный включил колонки, и все мы отчетливо услышали детский шепелявый голосок.

— Тетя, — верещал ребенок, — здесь у милиционера в попе заложена бомба! Где-где... Тетя, вы что, глухая?! Я же говорю, в попе у милиционера...

Вообще детские звонки — отдельная головная боль.

— Очень часто звонят дети лет 8—10, — вздыхает замначальника дежурной части ГУВД Москвы Алсу Сурина, — сообщают о различных взрывных устройствах. И ведь слышно, что хихикают, понятно, что все это — дурацкие шутки или способ откосить от контрольной. А не отреагировать на звонок мы не имеем права...

Кстати, в “02” есть достаточно интересная инструкция. Голос, состояние, поведение звонящего не должны иметь для оператора никакого значения. То есть даже если человек, давясь от смеха, сообщает, что на улице кого-то убивают, вызов обязаны принять.

И последнее. Среди операторов в службе “02” нет ни одного парня.

— Не мужская это работа, — улыбается Алсу Сурина, — не выдерживают нагрузок. Прикомандировали к нам не так давно парочку ребят — так они на второй день взвыли... Вчера последний ушел.

Зато в День милиции паломничество коллег в операторский зал не прекращается. Цветы несут корзинами. Девушки шутят, что это у них особенное, милицейское, 8 Марта.

ЦИФРА ДНЯ
36% россиян считают работу милиции удовлетворительной

Это показал соцопрос, проведенный перед Днем милиции, в котором поучаствовали 1500 респондентов.

Чего же хотят от милиции участники опроса? Главное требование (39%) — избавиться от коррупции в собственных рядах. Кстати, аресты “оборотней в погонах” большинство (54%) сочли мерой, призванной скорее поднять популярность ведомства, чем реально покончить с коррупцией.

20% пожелали милиции большей вежливости в общении с гражданами, 16% — улучшить профессионализм. 12% россиян считают, что милиция нуждается в увеличении финансирования, 5% — в лучшем техническом оснащении.

А случись беда, 39% опрошенных побегут за помощью именно в милицию. Только 8% думают, что их проблемы лучше милиции смогут “разрулить” охранные агентства, частные детективы или... бандиты.

По данным компании ROMIR-monitoring.






Партнеры