Фабрика звезд

11 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 375

“С этого момента наша дочь больше не будет общаться с вашей. Детская дружба не должна ее отвлекать. Мы решили делать из нее звезду”.

Помню, как едва не подавилась кофе, когда моя новая знакомая — мама перспективной девочки-теннисистки — дошла до этого момента в своем рассказе.

Мою собеседницу зовут Наталья, она решилась поведать “МК” откровенную историю детской спортивной жизни своей дочери Даши.

— А начиналось все так хорошо... — рассказывала Наташа. — Представляете, мы дружили с этой семьей много лет. И наши девочки-ровесницы вместе ходили на тренировки. Потом мы вместе уехали за границу. Казалось бы, все складывалось как нельзя лучше. Как вдруг у наших приятелей просто крыша поехала. Тогда они и заявили: “С этого момента пусть ваша Даша даже не заговаривает с нашей дочкой! Ничто не должно мешать ее карьере...”

— Как ситуацию восприняла Даша?

— Она так и не поняла, почему этому ребенку вдруг запретили с ней общаться.

Между тем у Наташи имелось еще немало подобных историй. И хотя мы встретились случайно, на светском мероприятии, разговор завязался как-то сам собой. Видно, наболело. Выяснилось, что Даше 16 лет и ее теннисная судьба вполне типична. Это-то и зацепило. Интересно ведь узнать, как растят будущих звезд, с чего они начинают. Кому везет, а кому нет и почему...

Муж и жена — одна сатана?

Спортивная карьера ребенка иной раз стоит развода даже самым любящим парам. Особенно, когда жены на несколько месяцев оставляют мужей в одной стране, а сами уезжают с детьми в другую, чтобы следить за их режимом и питанием.

Функции мужа в такой ситуации чаще всего сводятся к оплате многочисленных расходов. Как-то: услуги личного тренера-иностранца, перелеты, гостиницы, выступления на международных турнирах. Многие щедрые любящие папы от всей души болеют за успехи своих детей, но в то же время невероятно скучают по нормальной “стационарной” семейной жизни.

— Как вы считаете, Наташа, интересы ребенка больше цементируют семью или разобщают ее?

— И то, и другое. В каком-то смысле карьера ребенка надолго объединяет интересы родителей. Семейный бюджет, к примеру, в такой ситуации просчитывается на 10 лет вперед, ведь тренировочный процесс прерывать нельзя. Но случается, что родители все равно расходятся. И дороже всего это обходится ребенку.

Даше с родителями, безусловно, повезло. Отец оказался состоятельным человеком, который полностью обеспечивал ее карьеру. Мама — успешный художник-модельер. Наташа работала и в театрах, и с модными дизайнерами. Плюс ко всему отличалась хорошим характером и на редкость приятной внешностью — красавицы, но не стервы. Она и сама была процветающей бизнес-леди, но ради Даши отказалась от всего. Полностью подчинила свою жизнь интересам дочери.

— Вы даже не представляете, какая это была жертва, — призналась наша героиня. — Но мы с мужем видели, как самозабвенно выкладывалась наша девочка. В раннем детстве она могла по восемь часов стоять на корте и завороженно смотреть на игру. А когда мы купили ей ракетку, стала целыми днями стучать мячом о стенки школ и детских садов. Это и привлекло внимание специалистов, которые подтвердили, что она талантлива. В общем, мы решились. Когда Даша немного подросла, тренер предложила посадить ее на спецпрепараты. Не анаболики, конечно. Просто пищевые добавки, чтобы побыстрей нарастить мышечную массу. Так часто делается. Тренер выделяет нескольких детей из группы и начинает их “тянуть”. Но мы отказались. Кстати, знаете, в чем главная привлекательность Ани Курниковой — помимо милой мордашки, разумеется? В том, что ее не перекачали. Она вовремя уехала в Штаты.

— Хотите сказать, такая практика в Америке не принята? Трудно согласиться, глядя на сестер Уильямс или Линдсей Дэвенпорт...

— Каждый теннисист готовится индивидуально. Что касается Серены и Винус, то у них всегда были выдающиеся физические данные.

Сразу замечу, что все суждения в этом материале очень субъективны. Личный взгляд обычной мамы, которая прошла вместе с дочкой многое. Но именно субъективностью ее точка зрения и любопытна. Это взгляд изнутри — весьма ценный для других родителей, которые еще не знают, что ждет их самих и их детей на тернистом пути спортивной карьеры. В данном случае — с ракеткой в руке. Ясно, что теннисная кухня — сложная. Слишком много специй, и довольно острых. Так что нежные желудки могут не выдержать.

Два пути

На самом деле карьеру в теннисе можно делать разными путями. Не только дорогим — за счет спонсоров или богатых родителей. Но и вполне доступным — на общих основаниях, через Федерацию тенниса России. Если у вас нет денег, но вы хотите вырастить из ребенка профессионального игрока, вы можете отдать его в спортивную школу, чтобы он участвовал в детских турнирах внутри страны и набирал очки с целью попасть в юношескую национальную сборную. Фактически это для него единственная возможность вырваться за рубеж. А по-настоящему засветиться и попасть на глаза агентам можно только там.

— Дело в том, — рассказывает Наталья, — что агенты отслеживают игроков еще в детстве. Стараются как можно скорее закабалить их длительным контрактом.

— Почему закабалить, рискуют ведь обе стороны: вдруг ребенок не заиграет, тогда расходы не окупятся?

— Да, но если заиграет — новым спонсорам придется заплатить огромные суммы в качестве компенсации тем, кто изначально вкладывал в него деньги. Впрочем, раскрутка действительно нужна, с этим не поспоришь.

Отцовщина

Оказывается, на детские турниры арбитров не приглашают. Таков регламент. Так что юные игроки сами отслеживают ситуацию на своей половине корта. И случается, мамочка или папочка им потом “втыкают”: “Ну ты когда соображать-то научишься! Крикнул бы “аут”, кто проверит-то... Эх ты, голова...” Заплаканный малыш, естественно, впитывает “полезный” урок и в следующий раз уже без лишних напоминаний кричит “аут”, наблюдая, как мячик противника попадает в линию.

Конечно, обманутый соперник может, в свою очередь, поступить так же, никто не мешает. Но, согласитесь, противно, когда честный ребенок проигрывает нечестному. В цивилизованных странах такая ситуация — нонсенс. Если поймают — это может остаться клеймом на всю жизнь.

Наташа рассказала, что не раз видела, как детские матчи останавливали из-за разборок родителей. Чаще всего папаш, которые устраивали драки прямо у корта, во время матча своих детей. Один вопил: “Ах ты мерзавец, да твой сын явно в аут попал!” Другой в ответ: “Чего?! Мой сын? Да ты глаза протри, за своим лучше следи! Я тебе сейчас покажу — аут!”

— Ужасней всего, что дети все это видят. С раннего возраста спорт у них ассоциируется с разборками. К тому же наказывают в результате ребенка, если родители себя вести не умеют...

Главное не сломаться

— Даша в детстве была очень мягкой и ранимой, — продолжает Наталья. — Так плакала, когда у нее выигрывали обманом! Многие талантливые дети на этом ломаются. Не могут пережить, что несправедливость налицо, а сделать ничего нельзя. Так что, как только появилась возможность, я увезла дочку тренироваться в Америку, в штат Юта. С ней там работал известный тренер Бред Феррейра. В его доме мы и жили. В Юте Даша по-настоящему закалилась — два года посещала мормонскую церковь и училась в мормонской школе. Ей там понравилось. Мормонский колледж здорово ее закалил. Дело в том, что девочки там четко делились на прим и “отстойных барышень”. Даша сначала попала в число последних. Ей долго пришлось терпеть обиды. Но она все же сумела доказать, что на самом деле не слабачка, а прима.

— Это пошло ей на пользу?

— Она очень изменилась. Стала жестче, зато сильней. И я этому рада. Никогда бы не подумала, что после возвращения в Россию именно моя тихая, ранимая девочка поможет мне пережить самое глубокое разочарование в жизни.

Тренер — первое слово

Когда мальчику или девочке везет с первым тренером, родители, как правило, не принимают в его карьере столь горячего участия. Иногда даже на турниры не ездят и не приходят, потому что есть дети, которые этого не любят.

Как рассказывал однажды знаменитый тренер Камельзон, который проводит свой собственный международный детский теннисный турнир, к отбору воспитанников стоит подходить достаточно сурово. В первую очередь важно, умеет ли ребенок концентрироваться. Можно себе представить, как трудно соответствовать таким критериям, учитывая, что даже среди взрослых немного найдется людей, обладающих таким ценным качеством.

— Ребенок может быть мне крайне симпатичен, — признался как-то Камельзон, — но если я вижу, что он не способен слушать, я никогда его не возьму. Не вижу смысла говорить в пустоту.

Вегетарианцы

Тренер учит ребенка всему. Даже правильно питаться. Большинство специалистов считают, что спортсмен должен с детства сидеть на вегетарианской диете и употреблять исключительно овощи, рыбу (богатую ценным фосфором), в крайнем случае — белое мясо птицы.

— Известно, что продукты могут быть полезны только в правильной комбинации друг с другом, — рассказывает Наталья. — Скажем, листья салата не только помогают пище усваиваться, но и активизируют полезные свойства других продуктов.

— Можно узнать меню вашей дочки?

— В детстве она любила телятину и свинину, и стоило немалого труда ее отучить. Теперь она ест овощные смеси и множество салатов. Ну и белое мясо индюшки я стараюсь ей давать. Эта птица считается самой полезной из всех. С курицей не сравнить. Кроме того, каждое утро я смешиваю ей свежевыжатые соки — морковный со свекольным.

— А силы на тренировки откуда берутся, если мяса не есть?

— Фрукты и орехи в определенном сочетании по количеству калорий полностью заменяют мясо.

Быть звездой или не быть?

— На самом деле растить из ребенка профессионального спортсмена морально очень тяжело, — призналась Наташа, на глазах которой многие родители разочаровывались в своих чадах. — Ребенок может устать, может попросту возненавидеть то, что вы ему навязываете. И если в 11 лет он смолчит, потому что еще не решается возражать взрослым, то в 14 — очень даже решится, и вы ничего не сможете поделать. Придется признать, что и силы, и деньги вы вкладывали зря.

— А Даша когда-нибудь ненавидела теннис?

— Никогда. Она его обожает, она им грезит. И я верю, что все у нее получится.

— Кстати, а как поживает та девочка, дочка ваших бывших приятелей, из которой собирались делать звезду?

— Трудно сказать. Мы уж несколько лет ничего о ней не слышали...




    Партнеры