Мясная война объявлена

12 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 177

Трудно сейчас удивить человека ароматными колбасками. Все они как на подбор румяные и приятно пахнут. Не сомневайтесь: мясо там присутствует. Можно даже, не опасаясь бури в желудке, колбаску съесть. Однако это вовсе не значит, что революций при этом не будет.

Нет-нет, мясо внутри колбасы не подерется, хотя оно совершенно разного происхождения. Одна часть наших мясопродуктов когда-то действительно бегала на своих ногах, щипала травку российских лугов. А вот другая...

Другая часть попадает в наши желудки в качестве своеобразного привета заокеанских фермеров нашим едокам. Впрочем, люди об этом ничего не знают. На колбасе об этом не написано. Зато чиновники из правительства владеют полной информацией, но делиться ею с согражданами не желают.

Придется выдать их секрет.


У каждого народа полным-полно самых неожиданных кулинарных хитростей. Кто жуков ест под видом деликатесов, а кто облизывается ласточкиными слюнями. Для нас это экзотика. Без специальной психологической обработки нам эти блюда в рот не засунуть. Другое дело, когда россиянину предлагают отведать вполне привычный продукт. Тут уже внутренний голос помалкивает. А зря.

Если вам на базаре предложат постную парную свинину, то сильно не удивляйтесь, когда она будет без всякого масла шипеть на сковороде в обильном жиру. Ни о клонировании, ни о специальной засолке в этом случае речь не идет. Просто перед вами — типичный пример восточной кулинарии. Перед тем как умертвить свинью, ее долго бьют палками — можно сказать, до кровоподтеков. Оттого весь кусок мяса выглядит равномерно розовым. Где жир, а где прослойки мяса — не поймешь. Конечно, отравиться таким продуктом нельзя, но кушать, когда знаешь все предыдущие хитрости, неприятно. Технология уж больно негуманная.

Взять, к примеру, Америку. Еще в начале 70-х в Штатах появились целые заводы по производству бекона. Смысл их работы весьма прост. Берется семейство здоровых мух и переселяется для проживания в отходы жизнедеятельности свиньи. Мухи быстро откладывают личинки. Те вырастают — они такие прожорливые, что вскоре от нечистот остается одна живая масса подрастающих мушиных личинок. Свинью разворачивают в стойле на 180 градусов и предлагают ей отведать то, что получилось. Та соглашается — другого все равно она не дождется. В новые отходы опять подсаживают мух. Потом опять разворачивают… Ведь эти опарыши размножаются необыкновенно быстро.

Себестоимость такой свинины приближается к нулю. Ни один фермер в мире не в состоянии конкурировать с таким производством. А значит, если не закрыть границы перед подобной сельхозпродукцией, то местные крестьяне просто разорятся.

К счастью, наши аграрии пока не используют подобного метода: на новое производство у них денег нет. А значит, мы пока едим свинину, говядину и курятину, выращенную привычным способом.

Суррогатное качество по дешевке

Наши власти никак не могут определиться. Они то объявят войну иностранному мясу, то вдруг жить без него не могут. Не так давно замминистра экономразвития Максим Медведков подписал российско-американские протоколы об увеличении квот на поставки в Россию американского мяса. Теперь россиянам придется съесть заморской свинины в 4 раза больше, чем раньше, а о “ножках Буша” и вообще говорить не приходится. Их теперь мы будем есть беспрерывно. Хотя до сих пор тактика у наших властей была несколько иной. То и дело слышался призыв: надо защищать собственный рынок — и даже подкреплялся заявлениями самых высокопоставленных руководителей страны. Мол, за восемь месяцев после введения ограничений на ввоз в Россию иностранного мяса рост производства отечественной говядины составил 4,1%, свинины — 9,2%, а птицы — 19%.

Но, оказывается, эти цифры ничего не значат для МЭРТа. Только в августе были введены квоты на импорт парной говядины, которые ограничивали доступ иностранцев на российский рынок. Ожидалось, что и с другими мясными продуктами поступят так же. А вышло все как раз наоборот. Американского мяса в России будет еще больше.

В ведомстве Германа Грефа полагают, что квотирование приводит к росту цен на мясные продукты. На их взгляд, россиянину надо быть проще и не задумываться о происхождении мясных продуктов. Дескать, чем дешевле мясо, тем лучше простому человеку. Но на деле, как мы видим, это не совсем так. Низкая цена не может гарантировать достойного качества. А рассуждения о пресловутой бедности русского человека не могут оправдывать бесконечного ввоза в страну черт-те чего. Цифры убийственные, но стабильные. Из года в год ничего не меняется.

В Америке, например, тоже питаются плохо. Не в том смысле, что недоедают, а наоборот: количество американцев с излишним весом достигает 25%. Ясно, что в Штатах говорить о здоровой пище не приходится. Можно много бегать трусцой, не курить или не пить, только от этого брюхо не уменьшится. Ибо люди едят не то и не тогда, когда нужно...

У большинства наших сограждан — другая проблема. Питание в России является основной статьей расходов. По статистике, каждый третий россиянин тратит на еду почти все свои деньги, у каждого шестого продуктовая корзина “съедает” три четверти семейного бюджета. Пока в стране нищета, пока из-за безденежья народ готов покупать самые дешевые товары, в магазинах все равно будут продаваться суррогаты, а люди — умирать от пищевых отравлений. Когда несведущему покупателю показывают дешевый продукт — все аргументы отходят на второй план. Люди хотят быть сытыми.



Поддержим американского производителя

Без мяса, конечно, плохо. Но зачем его так много завозить из-за границы, если можно вырастить свое? Давно известно, что окупаемость вложения в производство свинины составляет всего шесть месяцев. То есть от момента получения денег в банке до прибыли проходит всего полгода. Выращивая кур, можно “отбиться” за три месяца. Для людей, умеющих считать деньги, — самая настоящая альтернатива нефтяной кормушке. В общем, когда страна вводит защитные меры, всем понятно: власти о нас думают. Но когда отменяют? Неужели предлагают есть опарыши?!

При необходимых инвестициях и поддержке государства страна может быть попросту завалена собственными мясопродуктами. Однако государство в упор не видит своих крестьян. Зато помнит о заокеанских. Теперь доля США в квотах составляет 75%. Ответить на вопрос: “Почему так много?!” — не сможет никто. Просто с американцами очень трудно вести переговоры. Слишком сильно дотируется их производство – и товар получается дешевым. Какие ни называй ввозные пошлины, у них все равно будет приличный доход. Экономическими методами их не ограничишь. Однако бороться все-таки надо — по крайней мере, за качественную продукцию. Выходит, что квоты вводились для отвода глаз, чтобы усыпить бдительность собственных производителей. Сравните: на одной чаше весов — потрясающие производственные показатели отечественных крестьян, а на другой — теперешнее решение МЭРТа одарить американских фермеров дополнительным расширением российского рынка. Причем это решение было принято даже без консультаций с сельхозпроизводителями и профильным Министерством сельского хозяйства.

Впрочем, можно предположить, что в Минэкономразвития действительно заботятся о рационе самых бедных граждан России. Мол, и они должны есть мясные продукты, а американская курятина и свинина, если судить по себестоимости, — самый подходящий для этого продукт. Однако устроенный МЭРТом аукцион по продаже квот для мясоперерабатывающих заводов перечеркнул и эту версию. Квоты, разумеется, были проданы. Причем всего за несколько секунд. И поиграть в демократию получилось лишь у тех организаций, сотрудники которых находились ближе всего к компьютерам. Странно, но ни один профессионал мяса на аукционе купить не смог, хотя у них, разумеется, оргтехника также имеется. Все досталось никому не известным посредническим фирмам. Стараниями чиновников без американского мяса теперь наш народ не сможет прожить — правда, продавать его будут уже не по себестоимости, а по возросшей у посредников цене.

Да, Россия небогатая страна, и народу необходимы дешевые продукты. Но не до такой же степени, чтобы людям опарыши-то впаривать по удвоенной цене!



СПРАВКА “МК”

По данным Госторгинспекции, в прошлые годы по импорту забраковано: макаронных изделий — 32%, рыбы и рыбопродуктов — 36%, маргариновой продукции — 37%, консервов плодово-овощных и ягодных — 43%, круп и бобовых — 50%, чая натурального — 51%, мяса всех видов — 53%, консервов рыбных — 56%, колбас и копченостей — 57%, мясных консервов — 72%, консервов молочных — 81%, табака — 96%.






Партнеры