RW: английский Киркоров на русский манер

14 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 572

“Дамы и господа, Элвис покинул здание”, — так обычно заканчивались концерты Элвиса Пресли. Робби Уильямсу пора завершать свои шоу так же. Редкому выпускнику мальчукового бэнда выпадала фора дослужиться в одиночку до звания главного поп-героя планеты. Робби дослужился, усовершенствовав со времен “Take That” образ глуповатого клоуна-тина, до вселенского обаяшки-плохиша, сквозь ангельское обаяние которого нет-нет да и прорывается гримаса сатанинского ужаса. Крутизна Робби заставила и Москву сойти с ума и штурмовать “Олимпийский”. Конечно, интересно посмотреть на парня ценой больше 120 миллионов долларов! Именно такая цифра значится в актуальном контракте артиста с его издателями.

ДОСТУП К ТЕЛУ



Полное имя: Роберт Питер Уильямс.

Возраст: 29 лет.

Рост: 185 см.

Увлечения: футбол.

Любимая еда: Он на диете, потому как все время вынужден бороться с лишним весом. Чаще всего ест суши.

Вредные привычки:Пил, ширялся, ходил по казино, танцевал в голом виде на барной стойке. Сейчас остались лишь сигареты и бокал вина за ужином.


Впрочем, в отель “Балчуг”, Роббину резиденцию напротив Кремля, кокаин, как говорят, возили мешками, а шлюх — фургонами. Жалко Аллу Пугачеву, квартирующую там же на постоянной основе. Ночами, видать, не спала, стучала шваброй по потолку: “Эй, вы, там, наверху, не топочите, как слоны...” Потребности в “творческом стимулировании” если и не самого Робби, то, возможно, его многочисленной свиты и разогрева превзошли, по экспертным оценкам, все прежние рекорды западных шоу-знаменитостей. Наверное, этим и объясняется жесточайшая секретность и изолированность артиста от прессы, которыми менеджмент обставил московские гастроли. К телу допустили только родное BBC во время дежурного выезда поп-стар в детский интернат, где он отрабатывал обязанности “посла доброй воли ЮНЕСКО”. И еще неведомо какой хитростью к нему в гримерку в составе делегации рекорд-компании “EMI” удалось просочиться на пять минут юркому продюсеру Юрию Айзеншпису с подопечным Димой Биланом. “О чем болтали?” — поинтересовалась “ЗД” у счастливчиков. “Да ни о чем. Просто сфотографировались. На память”. Круто!



Как это выглядело

Как ни крути, ничего, кроме “концерта для Робби с оркестром”, на ум не приходит. Дюжина звукоизвергателей, две барабанные установки, духовые, бэк-вокалистки — сплошное оркестровое изобилие. В зале тоже, мягко говоря, не пустовало, и иногда толпа могла запросто конкурировать с шумом, который выдавал Робби с оркестром. “Let Me Entertaine You”, с которой все началось, почти утонула в овациях, куиновская “We Will Rock You” оторвала от мест самых тяжеловесных VIPов, “Feel” пели даже в баре. Между этими эмоциональными пиками были баллады, выход папы артиста и хиты-хиты-хиты. Бисовка всего одна, и народу ее явно не хватило.



Плюсы

Если кто-то хотел посмотреть, как он танцует, улыбается, и посмеяться над английскими шутками, то покупка билета на концерт Робби стала отличным вложением денег. Мистер Уильямс оказался именно таким, как о нем пишет западная бульварная пресса, то есть обаяшкой, зажигальщиком и шутником. “Осторожно, не раздавите кого-нибудь, им же еще альбомы мои покупать”; “Уже уходите? Наверное, скажете: “Ну и дерьмо!”? Ладно, пока”; и конечно, почти на чистейшем русском: “Я люблю “Челси”, а вы?” — куда ж сейчас без этой дежурной английской остроты на актуальную тему. Надо заметить, гораздо более самого Робби многих очень порадовала Skin. Разогрев у суперзвезд редко оставляет благодушные впечатления, но это был именно тот случай. Бывшая лидер-вокалистка некогда сильно звездной группы “Skunk Anansie” голосила и колбасила так лихо, что многие назвали ее сет не только самым звучным, но и самым отрадным моментом всего мероприятия.



Минусы

Московский концерт г-на Уильямса разительно отличался по постановке и антуражу от того, что показывают в более благополучных странах. Из расфуфыренной дорогущей декорации с мощным светом и звуком, чем упивается сейчас Европа, самолетом из Варшавы доставили лишь разрисованную большими логотипами RW тряпочку, которую повесили над сценой. Местные свет со звуком тем паче оставляли желать лучшего. Бывает, конечно, и хуже, но думалось, что репутация поп-короля обязывала и артиста и его промоутеров к чему-то большему. Расстроенный Аркаша Укупник за кулисами сокрушался: “Шоу для бедных”. По цене билетов, однако, такого не скажешь — они были значительно дороже, чем в каком-нибудь Гамбурге.



Аналогии

Иные ценители чистоты жанра и рок-эстеты были настолько сражены духовой секцией на сцене и дуэтом Робби с его папой, что запричитали о “какой-то киркоровщине”. По сути, они правы: г-н Уильямс и есть типичный Киркоров на английский манер. Оба — слащавые шалуны, боготворящие своих “королев”. Один поклоняется Пугачевой, другой отчаянно примеряет на себя доспехи другой “Queen” — Фредди Меркьюри. Оба поют с отцами, только у нас это помпезное единение двух поколений, а у них — трогательная имитация семейной посиделки в пабе. К выступлениям, правда, подход разный. Наш старается, потеет, разучивает танцы, каждый концерт обставляет респектабельно и с шиком. Их тоже потеет, наверняка много репетирует, но на сцене все на грани фола: мониторы вот-вот засвистят, с голосом без пяти минут лажа и прочее. Очень европейский подход. И, конечно, никакой барской роскоши, никакого там павлиньего “Кавалли” и купеческого “Гуччи” — куча денег тратится на то, чтобы выглядеть по-бомжеватому неброско и потерто. Еще мистер Уильямс наполовину оголил свою задницу, чем лишил монополии Бориса Моисеева и опять же отдал дань памяти и уважения своему кумиру Фредди Меркьюри.



Фраза вечеринки

Диалог, подслушанный по окончании действа:

— Тебе понравилось?

— Ну да... Перчил, юморил... Разве что это.






Партнеры