Два переворота в “России”

14 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 616
Радость

О популярности дуэта “Smash!!” многие догадывались, однако даже самые осведомленные и думать не могли, что успех будет настолько оглушительным. Два дня подряд в начале недели стены зала “Россия” сотрясались от девичьего визга, если не сказать животного бабьего воя, которого не слышали, пожалуй, никогда. На сцену сыпались цветы и игрушки не просто в больших — в товарных количествах. Бельишко, правда, не бросали, но только, видимо, из-за опасений застудить что-нибудь по дороге домой.


Филипп Киркоров, преподавший старлетам Сереже Лазареву и Владу Топалову не один урок мастерства в начале их карьеры, по-отечески обнимал “смэшиков” и с круглыми глазами удивленно восторгался: “Я не верил, что такие песни, в таком стиле получится исполнить вживую. Это очень сложно и большой риск. Смогли. Умницы!”.

Поначалу и впрямь были серьезные опасения. Мол, загонят двух неопытных мальчиков в помпезный зал, вырядят клоунами и заставят изображать из себя больших артистов. Но уже на первой песне всем полегчало. Простенькая по нынешним меркам, хотя и не без эстетского закоса сцена, рваные джинсы и девичьи слезы. Уж очень это было похоже на стародавние концерты “Wham” или “Bros”, а страсти в зале невольно воскрешали уникальные воспоминания о “Ласковом мае”.

Дух 80-х и правда витал под сводами “России”. Вычурные декорации, незатейливый звук и самое главное — атмосфера народного гулянья. Не важно, что и как поют, главное — артисты приехали, и поэтому все счастливы. Сейчас музыке так не радуются, потому что ее пруд пруди. Можно выбирать, морщить нос и выискивать изъяны. У “Smash!!” изъянов тоже хватает, но Влад и Сергей правильно к ним относятся. Сфальшивили — извините, мы очень волнуемся, у нас первый концерт в Москве. Не вышло с танцами — ну вы же понимаете, мы только учимся. Репертуара не хватает — давайте вместе споем песни, которые все давно знают. При этом заставлять людей петь “смэшам” не приходилось, что вообще немыслимо в устоявшихся взаимоотношениях артист — зритель. Обычно даже “любимые артисты” выклянчивают у зала хоровое пение. А тут — только маленькая пауза, и стройный девичий хор в добровольном порыве слезно завывал руладами, да еще на иностранном языке.

Все, что происходит сейчас с дуэтом, можно считать большим исключением из местных поп-правил. По этим правилам такая группа не может быть у нас популярна. Здесь не поют на непонятном языке и не начинают карьеру с перепевки хита из мюзикла. Здесь нужен маститый менеджер и толковый PR-агент. Как у “Тату”, например. Но “Smash!!” никто толком не пиарил, своего Вани Шаповалова у них нет. Есть песни, которые трудно назвать суперхитами, и клипы безо всякой интриги. На что, спрашивается, клюнули девушки? Видимо, на блондина и брюнета. На милые бодрящие образы, этакие любовные дразнилки, которыми, похоже, не дразнились аж со времен “Ласкового мая”. Во всяком случае, в “России” подобные страсти не кипели никогда! Были бурные продолжительные аплодисменты, даже овации и выходы на бис... Но чтобы две с половиной тысячи человек колотились на грани нервного срыва, визжали, топали ножонками и тянулись ручонками к своим кумирам... Даже в “Горбушке”, известной буйными рок-традициями, такое бывает не всегда. Такое есть в кинохрониках о “The Beatles”.

“Татушки”, кстати, как-то потерянно сидели в зале, и им охранники не были нужны, их даже толком никто не замечал, пока своих былых подружек по детскому ансамблю “Непоседы” Сережа с Владом не позвали на сцену...



Cлёзы

Премьера Витасовых “Песен моей мамы” прошла в ГЦКЗ “Россия” на две недели раньше сокрушительного бэмса, устроенного на днях поклонницами “Smash!!”. И сейчас почтеннейшая Майя Борисовна Муляж, человек-легенда, пиетет к которой испытывают все звезды нашей эстрады, первый редактор зала “Россия”, через руки которой прошли просто все, кого мы знаем, насчитала бы, наверное, уже три переворота. Но тогда, в начале ноября, она подошла к Витасу и его продюсеру Сергею Пудовкину и, обычно очень осторожная на похвалы и восторги, сказала: “Мальчики! За 30 лет зала вы совершили здесь второй переворот. Первый на моей памяти сделала Пугачева...”


Два полных аншлага (что-то расходилась у нас публика на концерты!) и настойчивые ассоциации с давнишней постановкой “А зори здесь тихие...” на Таганке, когда в зале после спектакля не включали свет, чтобы дать людям толком выплакаться. После первого отделения, когда Витас пропел памяти своей мамы целую обойму оригинальных душещипательных посвящений, впору было не включать свет в “России”. Хлюпающие носы и опухшие глаза — повсеместно. Публика — больше зрелая, чем молодая. Женщина в антракте прорывается к Пудовкину: “Вы чувствуете границу дозволенного? Зал ведь вам подвластен. Вы душу вывернули наизнанку...”

Немножко успокоились и развеселились уже во втором блоке. Кавер-версии тех песен, которые давно любила его мама, — хиты прошлого, сольно и в дуэте с Лещенко, “Золотым кольцом”, Буйновым и невесть откуда взявшимся Гнатюком. Благодарная бисовка в конце и непременная “Опера №2” — поощрительная ложка меда в бочке горьких слез...

На Витасе умерла схема, под которую подстраиваются все звезды и кандидаты в оные. В этом его заслуга, вклад и ноу-хау. Он презрел законы ротаций и хит-парадов, но занял однако привилегированное место в первом эшелоне. Уже нет Витаса эпохи “Оперы №2”. Тогда была сказка, фантасмагория и театр. Сейчас только настроение, эмоция и оголенный нерв. Да и какой театр, когда все про жизнь, одиночество и смерть?! Только крупные глаза артиста на весь экран. И то в основном — закрытые. Совсем не модно! На что, впрочем, продюсер Пудовкин парирует: “В каждом сезоне модным быть невозможно. А мы пришли не на один сезон!”

Что правда, то правда. Народ у нас веселится спорадически, а страдать любит — веками...





Партнеры