Бобрин, ковбоя давай!

14 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 414

Тот, кто слышал когда-нибудь, как говорит Игорь Бобрин, — по тембру голоса, по интонациям, по подбору слов сразу вынесет диагноз: добрый. И будет прав. А то, что безмерно талантливый, — известно каждому любителю фигурного катания. Чемпионов за историю отечественного катания было много, всенародно же любимых — можно прописать недлинной строкой.


Игорь не был чемпионом мира, да и в первый раз добрался до чемпионата мира, когда ему было уже 25 лет. Всего один-единственный раз выиграл чемпионат Европы. Но, господи, какая ерунда эти титулы. Его выступлений ждали, как шоу одного актера. Как несколько минут настоящего триумфа чистого искусства на льду.

Много раз в жизни он мог в отчаянии опустить свои талантливые руки. Когда выживали из сборной. Когда искал себя после большого спорта. Когда из-за творческих разногласий с Татьяной Тарасовой покинул ледовый балет “Все звезды”, когда... Да мало ли причин для отчаяния бывает у спортсмена, не желающего расставаться с любимым делом и ищущего свой путь. Но Бобрин, хотя и добрый, еще и очень сильный — его Театр ледовых миниатюр существует уже 18 лет!

Если вы об этом не знали, то не бобринская в том вина. Пока россияне глазеют почти ежедневно на различные шоу фигуристов по спортивным каналам, изысканные французы, знающие толк в искусстве на льду, успели, например, окрестить театр Бобрина “Большой на льду”. А абсолютно далекие от фигурного катания корейцы проаплодировали совсем недавно все пятьдесят спектаклей подряд, что прошли в Южной Корее. И билеты, между прочим, стоили аж по 500 долларов!

“Наш театр, — говорит Игорь, — успешно борется с такими признанными американскими монстрами, как “Холидей он айс”, “Дисней он айс”... Но мы всегда мечтали показать свое искусство в России. Ледовый театр должен быть и обязательно будет в нашей стране. Мой юбилей — это всего лишь возможность заявить об этом еще раз! 14 ноября мы выступаем в “Лужниках”. Я надеюсь на то, что Москва увидит концерт на льду, а не чествование фигуриста Игоря Бобрина. Мы хотим показать то новое, что сделали за последние годы. Днем — “Золушку” для детей. В роли Золушки выступит Наташа Бестемьянова, в роли принца — Андрей Букин, ну уж а королем буду я сам. А вечером зрители увидят фрагменты из спектаклей театра “Щелкунчик. ХХI век”, “Мы любим классику”, “Алиса в Стране чудес”... Помимо этого — выступления замечательных фигуристов: чемпионки мира Ирины Слуцкой, олимпийских чемпионов в парном катании Оксаны Казаковой — Артура Дмитриева, олимпийских чемпионов в танцах на льду Натальи Бестемьяновой — Андрея Букина... “

А еще на льду появится сам Игорь — он же Чарли Чаплин. Восемнадцать лет назад театр начинался именно с этого, родного уже для Игоря образа. “Немое кино, или Размышления на тему Чарли Чаплина” открывал театр и до сих пор работает на его славу и авторитет.

Помните чаплинский шедевр Елены Бережной и Антона Сихарулидзе? Это тоже его, бобринских рук дело. Кстати, в этом сезоне у действующих фигуристов Игорь Бобрин — хореограф весьма популярный, если не сказать уже модный. Из наших звезд его упросила сделать программу Ира Слуцкая и до сих пор изумляется, как чувствует Бобрин спортсмена: “Мне так удобно в его программе, так уютно. Он абсолютно не диктатор, но при этом все сделал так, как видел, а его программа просто вошла в меня, как родная часть...”

Бобрин не только не диктатор, но и, как говорит сам, “не тиран и не самовлюбленный тип”. И если, например, для работы над новыми постановками ему надо привлечь других хореографов — привлекает, главное, чтобы это пошло на пользу делу.

“Я уверена, что 50 лет для кого бы то ни было — это пора расцвета. По крайней мере мой муж выглядит так же замечательно, как и тогда, когда мы с ним познакомились. Или это только мне так кажется, поскольку я по-прежнему влюблена в него, как школьница”. Кто бы из мужей не хотел в день юбилея услышать такие слова? По-прежнему рыжеволосая и по-прежнему потрясающе обаятельная Наташа Бестемьянова не стесняется всенародно признаваться в любви к мужу. Она знает его другим, не ледовым — пишущим стихи “для себя”, фирменно квасящим капусту, необременительно молчащим во время рыбалки на даче — там, где “наше место”.

Нам не проникнуть в их мир. Зато у нас с Бобриным есть свой. Тот, который он создал, показав зрителям “Спящего ковбоя”. Этот самый ковбой и Бобрин для нашего слуха — синонимы. Для зрительского глаза — близнецы.

Сегодня, в день юбилея, любимый близнец вновь будет на льду во всеоружии. А кто-нибудь из зала, не дожидаясь знакомой мелодии, обязательно крикнет: “Бобрин, ковбоя давай!”. И Бобрин не возразит. Он готов.



Партнеры