ЗемлеКОП

14 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 524

Со времен развитого социализма в структуре МВД осталось Военно-строительное объединение (ВСО), в свое время снабжавшее квартирами сотрудников милиции. Понятно, что после распада Союза ВСО оказалось лакомым куском для многих высокопоставленных милицейских чинов. Объединению принадлежали сотни гектаров земли по всей стране, огромное количество строительной техники.

Началась перестройка. И объединение медленно, но верно стали распродавать. Предприятие с невероятным экономическим потенциалом залезло в непомерные долги, потеряло часть земли и техники. Деньги, поступавшие на счет ВСО для строительства объектов в Чечне, с особенной быстротой уходили “налево”.

В начале прошлого года комиссия контрольно-ревизионного управления МВД проверила деятельность ВСО.

По итогам проверки против начальника возбудили сразу несколько уголовных дел. О дальнейшей деятельности ВСО на Житной говорили с большой долей иронии. 200 млн. рублей долга, ни одного подряда, отсутствие бухгалтерии... В общем, назначенному в апреле 2002 г. новому начальнику, подполковнику Ивану Рябоконю, коллеги откровенно сочувствовали.

* * *

Тем временем замминистра внутренних дел, начальник Службы тыла генерал-полковник Михаил Игнатьев взял ВСО на особую заметку. Даже не столько само объединение, сколько чудом избежавшие продажи 14 гектаров земли в Солнечногорском районе, коммерческая стоимость которых, даже по скромным подсчетам, сейчас превышает

1 млн. долларов.

Возможно, высокопоставленный милицейский чиновник рассуждал так. Объединение долго не протянет, через полгодика его можно будет расформировать как убыточное, а имущество и землю пустить с молотка. Видимо, во исполнение этого плана “временным” начальником ВСО и назначили подчиненного Игнатьева Ивана Рябоконя.

— Я даже не мог предположить, что судьбу вверенного мне подразделения уже решили, — до сих пор удивляется Иван Александрович. — Понимал, что хорошего в развалившемся предприятии мало, но, раз назначили, надо было работать.

И подполковник начал работать. К удивлению многих, предприятие постепенно оживало и даже стало приносить небольшой доход. Только вот Игнатьева успехи ВСО почему-то совсем не радовали.

— Как-то замминистра открытым текстом сказал, что хочет отдать половину участка в Солнечногорском районе некоей фирме “Крост”, — удивляется Иван Александрович, — я поначалу опешил: с чего бы вдруг ведомственную землю вот так запросто отдавать.

Оказалось, что “Крост” уже давным-давно (видимо, не без помощи Игнатьева) незаконно хозяйничает на милицейской земле.

А ведь контрольно-ревизионное управление строго-настрого запретило осуществлять какие-либо сделки с этой землей! Оно же и предписало Рябоконю выдворить захватчиков — фирму “Крост” — с занимаемой территории в судебном порядке.

Повторять судьбу предыдущего начальника Иван Александрович не хотел. Поэтому отписывать землю фирме за здорово живешь он отказался, чем вызвал гнев замминистра.

— Игнатьев сказал, что все решит без меня, — вспоминает Рябоконь. — С этого момента и начались все беды. Он совсем голову потерял из-за этой земли...

Дошло до того, что заместитель министра написал письмо губернатору Московской области, где сообщил, что “МВД России считает возможным закрепление земельного участка площадью около 7 га за ООО “Крост” и просит оформить передачу”. Вот так просто, по доброте душевной, Игнатьев решил, что земля милиции не нужна.



* * *

Параллельно с процессом передачи земли Игнатьев решил совсем избавиться от строптивого ВСО. Он, что называется, просто перекрыл объединению кислород. Если до конфликта Игнатьева и Рябоконя объединение хоть редко, но все же получало от Управления капитального строительства МВД подряды на реставрацию и строительство, то теперь, имея под рукой собственное специализированное подразделение, министерство стало откровенно “кормить” частные фирмы, в том числе “Крост”.

В начале 2003 г. для генерала Игнатьева пришло время решительных действий. От своих подчиненных он получил две докладные записки. Одну — от начальника управления капстроительства Службы тыла (того самого управления, что несколько лет не давало возможности ВСО нормально работать) полковника Мордачева. В ней говорилось, что ощутимую прибыль предприятие начнет приносить только через 3—4 года, то есть ждать долго. А потому Мордачев предложил ликвидировать объединение, а те самые пресловутые 7 га земли в Солнечногорском районе передать в Минимущество России “с целью вовлечения их в хозяйственный оборот”.

Что это означает? Министерство имущественных отношений, едва получив жирный кусок земли, сразу выставит его на продажу. По государственной (читай — бросовой) цене. А упомянутая уже фирма “Крост” быстренько сделает сверхвыгодную покупку. И Игнатьева уж точно не обидит...

Второй документ подписала заместитель Игнатьева генерал-майор Перова. Она на основе записки Мордачева составила конкретный план скорейшей ликвидации ВСО.

Игнатьев с планом согласился.

Еще через некоторое время был подписан приказ об освобождении Ивана Рябоконя от должности начальника ВСО. Сделано это было с понятной целью. Незадолго до отстранения Иван Александрович обратился в арбитражный суд, дабы по поручению КРУ выдворить фирму “Крост” с территории МВД. Но после подписания приказа Рябоконь переставал быть начальником и, соответственно, уже не мог отстаивать в суде интересы министерства.

На его место пришел другой человек — Игорь Светлов, человек гражданский, что является нарушением всех возможных правил. ВСО — организация военизированная, за ней закреплен целый арсенал, есть секретная часть, материалы, составляющие государственную тайну.

После такого удара Иван Рябоконь пошел на открытый конфликт с замминистра Игнатьевым. Подполковник написал рапорт в Главное управление собственной безопасности МВД, где подробно изложил, что именно и с какой целью делает Игнатьев.

И вот совсем недавно начальник ГУСБ Константин Ромодановский, в свою очередь, подал министру Грызлову развернутый рапорт, в котором признал “нецелесообразность планируемой ликвидации Военно-строительного объединения”. Ромодановский подтвердил, что предприятие за последний год из убыточного стало прибыльным — даже несмотря на то, что “Службой тыла МВД России (Игнатьевым. — Авт.) не принимались должные меры по использованию потенциала предприятия в интересах министерства. Наоборот, предприятие фактически отстранено от осуществления капитального строительства. Функции генподрядчика по строительству ряда объектов, которые первоначально возложены на ВСО, безосновательно переданы сторонним организациям”.

Временно исполняющий сейчас обязанности министра внутренних дел Рашид Нургалиев с выводами Ромодановского согласился и дал указание назначить комиссию, провести комплексную проверку деятельности ВСО — и только после этого решать вопрос о ликвидации или продолжении деятельности предприятия.

Остается надеяться только на объективность этой комиссии.






    Партнеры