Взрыв под парами

15 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 762

Сегодня министру обороны должны представить результаты расследования катастрофы стратегического ракетоносца “Ту-160”, разбившегося в сентябре под Саратовом.


В военном ведомстве еще до обнародования результатов расследования заявляют: “Причины катастрофы чисто технические”. Однако, по данным наших источников в ВВС, это не так.

Первоначальная версия об отказе, а затем пожаре одного из двигателей следствием не подтвердилась. Двигатели были в порядке. И даже если бы с одной из четырех силовых установок что-то случилось (при аварии “Ту-160” может сесть и на двух), то самолет не стал бы разрушаться еще в воздухе. А он стал, и это подтверждает многокилометровый след на земле, оставшийся от обломков падающей машины. Причина этому могла быть только одна: на борту произошел взрыв.

Что же взорвалось и почему? Одна из наиболее вероятных версий, которую рассматривало следствие: не был закачан (или недостаточно закачан) азот в топливный бак “Ту-160”.

Азот не горит и, “поддавливая” топливо, не дает образовываться и подниматься парам керосина в баках. Если его не закачать (либо закачать в недостаточном количестве), в баке концентрируются огнеопасные пары, что при малейшем искрении (к примеру, электроприборов, которых множество на борту любого самолета) неизбежно приведет к взрыву. Закачивать азот в баки — обязанность технического состава авиаполка.

Схема подготовки любого самолета к вылету (а тем более стратегического бомбардировщика, который способен нести ядерное оружие на борту) регламентирована строгими приказами и правилами. Если какую-то техническую операцию перед полетом выполняет механик, то его работу потом обязательно должен проверить его командир — техник, а того, в свою очередь, проверяет начальник технико-эксплуатационной части звена, далее — инженер эскадрильи и т.д. Скорее всего, считают специалисты, этот механизм контроля был нарушен.

Рассуждая объективно, неправильную заправку машины вряд ли можно считать чисто технической причиной катастрофы. Наверное, чья-то халатность тоже сыграла свою роль. Но вполне вероятно, что министр обороны об этом так и не узнает.

Специалисты говорят, что аналогичный случай был в стратегической авиации лет 10 назад, правда, катастрофой он тогда не закончился. После разбирательства слетели погоны со многих высоких начальников, а в авиаполках ужесточили правила предполетной подготовки. На этот раз, судя по всему, никаких серьезных репрессий не предвидится. Об этом говорит хотя бы то, что предложенная министру версия катастрофы заранее названа “технической”, а полеты “Ту-160” разрешены уже до обнародования официальных результатов расследования.

Примерная стоимость стратегического бомбардировщика “Ту-160”, даже с учетом его износа, свыше 100 млн. долл. Эти деньги пропали — безвозвратно и бездарно. Но гораздо больнее от того, что по чьей-то вине погибли четверо летчиков — членов экипажа “Ту-160”. Они представлены к государственным наградам за то, что сделали все возможное для спасения ракетоносца.




Партнеры