Чья бы корова мычала

17 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 118

— Понабежало человек пятнадцать — милиция, судебный пристав, администрация, — вспоминая о событиях пятимесячной давности, 76-летняя Клавдия Григорьевна Злакоманова по-прежнему горячится. — И увели моих коровок. Сказали, что они цветы на клумбах поели. А они у меня, как ученые, клумбы завсегда стороной обходили. И вообще цветы не любят...

Тучи над головами пенсионерки и ее питомцев начали сгущаться давно. Сама она ведет отсчет с момента смены районной власти. Все последующие неприятности сложились у Клавдии Григорьевны в целостную картину гонений:

— То штрафами донимали, то сарай подожгли — еле успела скотину выгнать. И избивали нас в Владимиром Игнатьевичем много раз. Однажды в реку парни меня бросили. Только за счет того, что плаваю хорошо, и выжила. А то собачек моих постреляли, они жили в сарае, коров сторожили.

...Началось “фермерство” Злакомановой не от хорошей жизни. 17 лет она отработала на вредном производстве, пока в возрасте 45 лет не получила вторую группу инвалидности на почве интоксикации свинцом. Добрая профессорша в институте Эрисмана сказала, что спасти ее теперь может только парное молоко, никакие таблетки не помогут.

На пенсию по инвалидности, однако, сильно не разбежишься: не то что парное, но и магазинное-то не по карману. Тогда и завела Клавдия Григорьевна свою первую буренку. Благо жила хоть и в квартире, но на самой окраине Видного, и мест для выпаса было предостаточно. В райисполкоме выделили клочок земли под сарай-коровник в полукилометре от дома, а колхоз разрешил использовать под пастбище заброшенный пустырь. Очень быстро хозяйство Злакомановой расширилось: держала она несколько дойных коров, а еще откармливала и сдавала бычков. Когда управляться в одиночку стало тяжело, взяла в компаньоны соседа — Владимира Игнатьевича Сенцова, участника войны, партизанившего в Белоруссии. На мужские плечи легли обязанности пастуха.

— Молоко пила, как воду, — говорит Клавдия Григорьевна. — Еще и бычкам оставалось.

Тридцать с лишним лет пенсионеры на пару выполняли “продовольственную программу”, пока наконец не угодили “на скамью подсудимых”. По иску управления ЖКХ райсуд принял решение ввиду ненадлежащего содержания животных “изъять их у гражданки Злакомановой путем выкупа за 192 тысячи рублей”. Кроме объеденных клумб одна из главных претензий коммунальщиков к злакомановским коровам заключается в том, что они питаются на помойках. Действительно, за последние три года на окраине пустыря, где паслась скотина, выросла грандиозная свалка. Казалось бы, кому и ликвидировать безобразие на подведомственной территории, как не местному ЖКХ. Так нет, нашли помойке лучшее применение — аргументом в суде. Такой вот парадокс.

В июне все стадо (23 головы вместе с телятами) угнали на скотный двор в Суханово. Крупномасштабную операцию по изъятию вместе с судебным приставом возглавлял сам начальник службы безопасности райадминистрации. За 5 месяцев содержания в “надлежащих условиях” одна корова сдохла, еще трех или четырех, по словам Злакомановой, сдали на мясокомбинат. Никаких денег пенсионерка в глаза до сих пор не видела, да и слышать ничего о “выкупе” не желает:

— Пусть возвращают. Себе вон каких особняков понастроили, а у бедноты последнее готовы отнять.

Теперь у Клавдии Григорьевны одна надежда — на уполномоченного по правам человека, к которому она обратилась за защитой. Комментируя ситуацию для “МК”, Сергей Крыжов сказал, что, по его мнению, коров экспроприировали незаконно, придется возвращать.




Партнеры