Ингeборга inteрнейшнл

17 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 319

Она снимается много. “Здесь” — в “Войне” с Сергеем Бодровым, “Шике” с Андреем Паниным и Николаем Фоменко. “Там” — в фильмах “Семь лет в Тибете” с Брэдом Питтом и в “Невыполнимой миссии” с Томом Крузом.

Она постоянно путешествует по миру и, кажется, ни на минуту не останавливается. То она в Лондоне, где живет с мужем, британским театральным режиссером Саймоном Стоуксом, то в Бельгии, где снимается в новой картине, то в Москве.

С Ингеборгой мы встретились в небольшом московском кафе, где она, только присев, тут же заказала кофе.


— Официант удивился, что вы попросили только кофе. Не позволяете себе слабостей?

— Пытаюсь. Не всегда удается. Вообще, что такое слабость? Кофе — всего лишь еда. Я не пью, не курю, но никогда и не хотела. Поэтому не считаю, что ограничиваю себя в чем-то. Конечно, с утра до ночи я пирожные не ем, но их и не хочется так часто.

— Вы неприхотливы?

— Что такое прихотливый и неприхотливый человек? Да, я не ем молочного. Не люблю острого. Может, это прихоть. Но мне не нравится, когда полные люди лежат и едят, лежат и едят.

— А есть что-то, без чего вы не можете обойтись?

— Я пью много воды. Чтобы чувствовать себя комфортно, нужен мобильный телефон — моя связь с миром. Конечно, компьютер. У меня есть маленький новый компьютер — к технике я неравнодушна. А вообще, можно обойтись без всего, но есть вещи, которые хочется иметь.

— По вашему мнению, есть сейчас интересные режиссеры?

— Когда начинаешь перечислять имена, есть риск не упомянуть кого-то и обидеть.

— Вы никогда не загадываете, никогда не говорите категорично — откуда такая жизненная позиция?

— Я думаю, потому что все время что-то меняется. Десять лет назад туфли с блестками мне казались страшнейшей вульгарностью, а сейчас я прекрасно к ним отношусь.

— А мир меняется, города меняются — вы ведь много путешествуете?

— Меняется, наверное, мой взгляд на мир. Я могу говорить только со своей позиции, а она необъективна. Москва меняется, строится... Мне хорошо в Москве, это разный город, он состоит не только из людей мира театра, кино, искусства. Мир социален. Мы сейчас сидим в этом кафе — и нам крупно повезло.

— Что для вас везенье?

— Стечение обстоятельств. Так сложилось, что ты встретился с тем человеком, с которым ты встретился.

— У вас теперь друзья по всему миру...

— Да, но не так много. Я же путешествую. Друзья — в основном в Лондоне и в Москве, конечно.

— В Лондоне в театре пока не играете?

— Если бы я играла сейчас в театре, вы бы меня здесь не видели. Театр там — как кино, тебя приглашают на определенное время, и ты занят очень плотно: репетиции, потом сразу спектакли.

— Большая разница в работе здесь и там?

— В Литве я работала в репертуарном театре, сейчас, наверное, все поменялось. Тогда все происходило намного медленнее. Когда я поехала в Америку работать, а я была уже до этого за границей, меня поразило все. Я приехала из распадающегося Советского Союза, но знала английский, и языковых проблем у меня не было. Были другие — мировоззренческие. И я пыталась как-то приспособиться. В первый вечер в Америке я пошла покупать хлеб, сахар, соль. Я знаю, как выглядит соль и как пишется слово. Но там было 25 сортов, а мне нужна всего одна пачка! Мне не нужна соль с удобрениями, соль с перцем, соль, где мало соли, соль с витаминами... То же самое с сахаром и хлебом. Выбор для меня — всегда стресс. Поэтому мне нравится отдыхать на маленьком греческом острове, где всего три таверны и успеваешь побывать в каждой, где нет необходимости выбирать между тридцатью.

— Роли вы с таким же стрессом выбираете?

— Да нет, конечно. Если честно, то я не переживаю, в какой ресторан идти, — мне все равно. С ролями все иначе, это зависит от обстоятельств: что я делаю сейчас, что буду делать в ближайшее время.

— Говорят, что съемки здесь — бардак, а там — часовой механизм...

— Я бы не стала так говорить. Площадка для гостя — скучнейшее место. Все мои друзья, которые приходили ко мне на съемки, были разочарованы. Приходится постоянно ждать, пока поставят свет, пока сделают грим, потом репетиции. А так — у нас бывает порядок, там бывает беспорядок...

— Вы смотрите фильмы, в которых снимаетесь?

— Иногда, когда хватает времени. Мне вообще очень трудно говорить о своих фильмах, потому что я — их часть. Я к ним абсолютно иначе отношусь, я прожила какую-то часть жизни с этими людьми, провела много времени. Конечно, я не буду говорить, что это мой ребенок... И когда фильм выходит в прокат, мне он уже не так интересен, потому что для меня все происходило годы назад! Даже английский фильм “Поцелуй жизни”, который в ноябре покажут в Москве, был уже год назад.

— Но вы с ним уже ездили по фестивалям.

— Да, в Канн. Режиссер Эмили Янг вообще показала его на многих фестивалях.

— Для фильма важно бывать на фестивале?

— Я не по ту сторону работы. Моя работа, с одной стороны, не обязывающая. Как правило, режиссер пишет сценарий, потом готовится к съемкам — на все это уходит очень много времени, это ответственность. Я же — пришла, отснялась и ушла. Но я всегда говорю: мне хотелось бы, чтобы в данных обстоятельствах я работала бы лучше своих способностей.

— У вас ведь в ноябре выйдет еще один фильм?

— Да, бельгийская картина “25 градусов жары зимой”. Там я играю на французском языке, который учила в процессе. У меня была французская учительница, я ходила на уроки. Не знаю, как у меня получилось, но, слава богу, я там говорю немного и играю украинку. Я пыталась объяснить режиссеру, что в России будет сложно поверить, что я украинка, но у него такие... романтичные понятия об Украине.

— О чем история?

— По сценарию — романтическая комедия. В ней играет обаятельнейший французский актер Жак Гамблен. Сюжет примерно такой: в испанскую семью в Брюсселе врывается украинская девушка. Девушка такая... себе на уме и добивается всего, чего хочет. Только потом оказывается, что ей все это не нужно. Она ищет своего мужа, который уехал два года назад.

— А если вам придется выучить китайский для роли?

— Будет роль — выучу. Страшно ничего не бывает. Ты ставишь себе задачу и пытаешься выполнить как можно лучше. Нужно выучить язык — учишь.

— Но вы можете себе сказать: “Все, у меня отпуск!”?

— Конечно. Я всегда стараюсь конец недели, особенно если я в Лондоне, отдыхать. А езжу обычно отдыхать куда получится, я совсем не романтичная. Мне не хочется далеко лететь — очень много летаю по работе. И лететь на отдых 12 часов — невозможно.

— Ваш муж научил вас смотреть футбол, а еще что-то новое он вам открыл?

— Конечно, я теперь читаю газеты. Всегда — в субботу и воскресенье. В выходные хочется мало активности — и это как раз то, что нужно. Я читаю Guardian, чисто лондонскую газету Evening Standard — там есть и театральные, и кинорецензии.

— Как вы относитесь к рецензиям?

— Если я играю спектакль в Лондоне, то никогда не читаю. В коммерческих целях иногда вырезаются хвалебные цитаты. Читать рецензии, если ты играешь спектакль, не очень полезно. Я не хочу уменьшить авторитет критиков, но ты играешь то, что договорился играть с этим режиссером, с этими актерами. Конечно, со стороны все может выглядеть по-другому.

— Как вы относитесь к прессе?

— Стараюсь относиться профессионально. Но, знаете, есть такая сила прессы — кто-то написал, что езжу на метро или увлекаюсь футболом, — и это тут же размножили... Я считаю, что мы друг другу нужны. Иначе как узнают, что делаю, как пойдут на мой фильм, спектакль? И к тому же прессе надо о ком-то писать. Когда меня перестанут теребить, тогда надо задуматься.

— Вы приедете в Москву представлять “Поцелуй жизни”?

— Скорее всего, может быть, даже режиссер Эмили Янг приедет. Это не коммерческий фильм. Но “Поцелуй жизни” — честное кино, Эмили знает, о чем она говорит.

— Но там ведь такая несколько мистическая история.

— Ну, не совсем. Фильм про потерю, любовь, отношения в семье. Хотя, конечно, немножко мистический. Чуть-чуть, но все же про привидение.

— Пока не предполагается ролей в Голливуде?

— Нет. У меня есть очень хороший лондонский агент. Конечно, хорошо, что у “Утомленных солнцем” есть “Оскар”. Но рецепта карьеры не существует. Я считаю, что мне повезло, что я снимаюсь в Англии. В ноябре на английском ТВ выйдет телевизионный детектив “Главный подозреваемый”, где играют Хэлен Миррен и Олег Меньшиков. Но знаете, чтобы работать в Голливуде, нужно жить там. А я пока переезд не планирую.




Партнеры