Кино сыграло в “ящик”

20 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 247

— Они снимают так, будто и не было братьев Люмьер, — сокрушался в 1989 году один известный режиссер над сериалом “Рабыня Изаура”. Прошло 13 лет. За это время мы успели посмотреть лучшие “их” телефильмы — от “Твин Пикса” до “Друзей”. И проголосовать сердцем за наши. И все же даже год назад такого триумфа отечественного “телематогра-фа” не ожидал никто. 11 статуэток ТЭФИ за сериалы — что это, страшный сон киноэстета или возрождение “самого важного из искусств” через телевидение?

С 1995 года, когда бравые менты из Питера впервые появились на ТВ, бюджет одного пакета “Ментов” вырос ровно в 10 раз.

— Когда мы только начинали, режиссеры и актеры ходили без работы, на “Ленфильме” были голые стены, а по коридорам бродили темные личности, — вспоминает один из “отцов” “Ментов”, ныне генпродюсер компании, производящей сериалы, Сергей Скворцов.

Но гораздо важнее успехов в борьбе с кинобезработицей то, что к телекино стали относиться серьезно и с уважением. Преодолен советский комплекс под названием “телефильм”. (В действительности этот термин применялся к ущербным “недофильмам”.) Теперь, к примеру, на канале “Россия”, начиная с “Каменской”, все фильмы снимаются профессиональной камерой на кинопленку. Все “по-взрослому”: ставится свет, отражающие щиты и “дым”, каждая сцена репетируется по 8—10 дублей, за день “на-гора” выходит 3—4 минуты экранного времени. Хиты Первого канала “Граница. Таежный роман” Митты и особенно “По ту сторону волков” Хотиненко — на последнем работал сам Павел Лебешев — поражают высококлассной, именно киношной школой. Режиссеры на телефильмах доходят и до настоящих открытий. Сорежиссеры сериала “Баязет” про русско-турецкую войну Андрей Черных и Николай Стамбула придумали, как “клонировать” массовку. Одного и того же человека снимают несколько раз с разных ракурсов и в разной одежде. Потом все это “сводится” на компьютере. И если, допустим, Сергею Бондарчуку для “Войны и мира” понадобилось 18 тысяч массовки, “Баязет” легко обошелся 50 статистами.

— Телесериалы сейчас снимать так же престижно, как и большое кино, — утверждает продюсер кинопроизводства телеканала “Россия” режиссер Валерий Тодоровский. — Это огромный шаг вперед. Допустим, два года назад снимать телекино в среде кинематографистов было едва ли не стыдно. Прогресс превзошел все ожидания.

За пять лет существования новой индустрии телекино, естественно, существенно изменились и бюджеты, и зарплаты. Те же “Менты”, из которых, как из гоголевской “Шинели”, вышли все наши сериалы, начинали с бюджета в 7 тыс. долларов за пакет из 12 серий. В 2000 году одна серия усредненного телекино тянула уже на 50—100 тыс. долларов. Сегодня же серия телефильма может стоить и 200—250 тыс. долларов (“Бригада”, “Идиот”), и даже 300—350 (по слухам, столько стоит серия в российско-американской “Бедной Насте”). Телекинопроекты не просто ранжируются по смете, качеству или тому, может ли он потянуть на имиджевый проект. Один сериал сразу снимается как “дневной”, другой — предпраймтаймовый, третий — как идущий в прайм-тайм. “Дневные” — самые дешевые. Их обычно снимают на натуре где-то в России, не тратясь на декорации, и приглашают одну-две звезды. Имиджевые проекты — самые дорогие и амбициозные. К примеру, “Идиот” со своими натуральными антикварными костюмами, “мебелями” и сервизами был бы и вовсе неподъемным из-за участия фантастического актерского ансамбля, если б не Достоевский. По слухам, и режиссер, и актеры так были увлечены самой работой над бессмертным произведением, что запросили где-то половину от своих обычных гонораров. Доходы звезд — самая темная сторона истории. По западному принципу наши актеры обзавелись своими агентами и юристами и при этом свято блюдут букву договора о неразглашении. Но в среднем начинающий актер получает не больше 300—500 долларов за эпизод. Известный — от 1 до 5, а то и до 7 тысяч. “Зарплаты” мегазвезд колеблются в пределах от 10—15 до 25—30 тысяч. У наших известных актеров на съемках еще нет личного массажиста и специалиста по чесанию левой пятки. Но ассистент, водитель, любимая еда, охрана на площадке и проживание в номере люкс в четырех-пятизвездочном отеле им уже гарантированы.

— Я считаю, что сейчас в телекинопроизводстве уже сложилась полноценная индустрия, в отличие от кино, — говорит генпродюсер “REN-фильма” Дмитрий Лесневский. — ТВ приняло на себя некую функцию, которая поможет выявить новое поколение кинематографистов. Это творческое поле, на котором проявляются новые проекты, личности, технологии и т.п. К примеру, лауреат двух призов Венецианского кинофестиваля, претендент в номинацию на премию “Оскар” Андрей Звягинцев (“Возвращение”) начинал у нас с получасовых теленовелл. К сожалению, проблема номер один — отсутствие хороших сценариев. Один на сто! Такое ощущение, что молодым драматургам совсем нечего сказать. А сценаристы старой школы продолжают проживать в СССР, не замечая его отсутствия.

Все телекинопродюсеры сошлись во мнении: хороших сценариев почти нет, особенно комедийных. От такого безрыбья при каждой большой студии сложился свой “штат” узкопрофильных специалистов: кто-то лучше работает по детективам, кто-то по мелодрамам, кому-то вообще удаются только диалоги. Хорошие сценаристы по “цене” приблизились к звездным актерам. Но этого мало — они еще сами хотят утверждать роли, а некоторые сами рвутся снимать! Устав от такого драматургического беспредела, на НТВ даже учинили конкурс для позитивных сценариев “Российский сюжет-2004”.

Впрочем, не только по гонорарам звезд наш доморощенный “телематограф” растет к западному. Уже работает конвейер, делающий из молодых актеров звезд сериалов, а потом и большого кино: Владислав Галкин, Константин Хабенский, Ольга Будина и др. Прижилась и традиция выпускать саундтреки к фильмам: песни “Любэ” для “Границы” композиции Алексея Щелыгина, написанные для “Бригады”.

В конкуренции кино с телевидением, которую с апокалипсическими настроениями комментировала советская интеллигенция, в России победило ТВ. Но оно и не думало уничтожать конкурента. Кино нужно телевидению для гнусных и не очень рейтинговых побед и, как следствие, дальнейшего обогащения. “Идиота” и “Бригаду” закупила крупнейшая европейская компания для показа по ТВ в Италии, Австрии, Румынии и т.п. Наши теперь снимают не только в нетопленой Белоруссии, но и в Праге, и во Франции, даже в экзотической Сирии… Может, лет через десять в России образуется еще один своеобычный парадокс: импортный телепрокат будет у нас соседствовать с экспортным “телематографом”?




Партнеры