Ошибка природы

20 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 201

Игорь пришел в редакцию “МК” и первым делом объяснил цель своего визита.

— Я мечтаю о жене и ребенке. Хочу иметь хорошую, дружную семью. Только вот ничего путного у меня не получается. А ведь мне уже тридцать семь…

— Вы не можете найти женщину, которая бы вам понравилась?

— Что вы! Я готов жениться на ком угодно, готов закрыть глаза на непривлекательную внешность, физические дефекты, скверный характер — лишь бы я ее устраивал. Но желающих пока нет.

Удивленно вглядываюсь в своего собеседника: нормальный мужик, не урод, говорит правильно, реагирует адекватно — а готов взять в жены хоть черта лысого...

— Знаете, — продолжал тем временем он, — я даже подумываю о том, что, если так никого и не найду, придется рожать самому…


Рожать самому Игорю очень не хочется.

Во-первых, придется посещать гинеколога.

Ему уже приходилось бывать у этого малоприятного специалиста, и всякий раз дамы в очереди пытались остановить его: молодой человек, куда вы, это женский врач!

Игорь чувствовал себя очень неловко, объясняя, что ему как раз туда и надо. Но еще противнее уже сидеть в гинекологическом кресле — ему-то, мужчине!


Во-вторых, в центре репродукции, куда Игорь приходил узнать об искусственном оплодотворении, его упорно принимали за донора спермы, не понимая, что он хочет стать матерью.

В-третьих, родить ребенка в одиночку — дело нелегкое. Некому помочь, поддержать морально, а если какие-то осложнения, если заболеешь, тогда как?

— В общем, как только представлю себе, что я уже беременный, ой, на меня такой ужас находит! Идти к врачу — это психологическая травма для меня. Он начнет спрашивать — живете ли половой жизнью… Как я скажу, что нет? Что врач подумает — почти до сорока лет дожила и до сих пор никому не была нужна? А недавно я узнал, что центры репродукции с девственницами вообще не работают…

* * *

Тут требуется небольшое пояснение: природа сыграла с Игорем злую шутку. Потому что родился он девочкой, которую родители назвали Инной. Но чем старше становилась Инна, тем более неуютно чувствовала она себя в чуждом ей женском теле. А через некоторое время объявила: прошу считать меня мужчиной, звать Игорем! Несколько лет назад Игорь поменял себе паспорт на мужское имя.

— Вы не хотели сделать операцию по перемене пола?

— А эти операции ничего не дают, кроме инвалидности. Прооперированные транссексуалы долго не живут, всю жизнь сидят на гормонах, это совершенно больные люди. Мои знакомые, прошедшие через такую операцию, говорят, что во время секса ничего, кроме боли, не чувствуют. Раздеться, скажем, в бане, тоже не могут — сразу видно, кто они такие. Даже на пляже не обнажаются — грудь прооперированного выглядит ужасно, всем понятно, что она раньше была женской. Нет, мне такого счастья не надо. Пусть женское тело, да мое.

Кое-кому из моих знакомых после операции удалось жениться, в основном это те, кто хорошо зарабатывает, бизнесмены. Но жены живут с ними только ради денег. Один рассказывал: когда он из дома уходит, она мужиков приводит!

Противоположному варианту — мужчинам, “переделанным” в женщин, — гораздо проще. Они выглядят естественно, выходят замуж, и часто их супруги даже не догадываются о “мужском” прошлом своих жен. Единственный изъян — бесплодие.

— Как же вы тогда поменяли паспорт?

— У нас несовершенное законодательство: в загсах паспорта меняют только после операции, а врачи, наоборот, оперируют только тех, кто уже имеет паспорт представителя противоположного пола. Так что всем приходится химичить, взятки давать. Я договорился со своей подругой, которая прошла через такую операцию, чтобы она по моим документам сходила на медицинский осмотр в поликлинике. Она согласилась, ну ей и дали справку, что она, то есть я, уже переделан в мужчину. Я с этой справкой пошел в суд и добился замены паспорта.

— А зачем вам был нужен мужской паспорт, если тело осталось женским?

— Я тогда собирался жениться. У меня была подруга, мы с ней договорились, что она родит мне ребенка.

— ???

— Ну, мою яйцеклетку пересадят ей, искусственно оплодотворят, она ее выносит и родит — как суррогатная мать. Мы с ней хотели, чтобы наш брак официально зарегистрировали, чтобы потом, когда родится ребенок, меня бы записали отцом, ее — матерью.

— Как бы вы объяснили ребенку, почему у него такие, гм… странные родители?

— Вполне возможно, что ребенок родится таким же — транссексуализм часто передается по наследству. А если нет… Объяснить, конечно, трудно. Но что делать, другого-то выхода все равно нет!

Впрочем, с той моей подругой мы в конце концов расстались. Она стала говорить: ты, конечно, хороший, но все-таки это как-то напрягает — мужчина и без... органа. Лучше я себе нормального найду. Хотя на самом деле такие, как я, ничем не отличаются от обычных мужчин, а то, что органа нет — так сейчас в секс-шопе можно купить все что угодно! Но у женщин в подсознании сидит — это “неправильный” мужчина, тут что-то не то… Неужели член — это главное в человеке?

— Трудно представить себе нормальную женщину, которая будет жить с таким... необычным мужчиной. Не лучше ли поискать пару среди лесбиянок или среди ваших друзей… то есть подруг по несчастью?

— Вы имеете в виду мужчин, которые считают себя женщинами? Ой, что вы! Они все проститутки! Их интересует только секс, о семье, детях они и не думают. Постоянно выставляют себя напоказ, участвуют во всяких там шоу трансвеститов…

А что касается лесбиянок, то они любят женщин, а я — мужчина. По поведению, по психологии, по мироощущению — да по всему. Во мне женственности ни на грош.

Между прочим, у меня были нормальные, как вы говорите, женщины, и в сексе я их прекрасно удовлетворял — но только до тех пор, пока они не знали, что у меня женское тело.

— Как это возможно?

— А я не раздевался. Я удовлетворял женщин, так сказать, в одностороннем порядке. Сам я на плотские радости и не рассчитываю…

* * *

Игорь считает, что как с женским паспортом у него не было жизни, так и с мужским нет. Скольких трудов стоило поменять диплом, трудовую книжку!

— Ректора института, который я закончил, удалось уговорить дать мне новый диплом — на мужское имя. Он хорошим человеком оказался, понимающим. С трудовой было сложнее. Я прихожу на старое место работы, прошу сделать мне запись в другой книжке, а мне говорят — вы под этим именем у нас не работали!

Еле-еле удалось утрясти все формальности. Но теперь появились другие проблемы. Хотел устроиться на новое место, а там надо медкомиссию проходить. Как ее пройдешь — с мужским паспортом и женским организмом?

Мама Игоря давно умерла, а недавно не стало и отца. Он, бывший военный, так и не смог смириться со странной ориентацией дочери, ни за что не хотел считать ее сыном.

— Папа говорил, что его жизнь бессмысленна, что я не оправдал его надежд — он думал, вырастит дочь, внуки будут, а я таким уродом оказался. Под конец жизни стал сильно пить. Я говорю — зачем? А он отвечает — хочу умереть, ты меня в гроб вгоняешь. Даже завещание написал на женское имя, знать, говорил, не хочу никакого Игоря.

У Игоря еще есть сестра, но она, как утверждает брат, точит зубы на его квартиру и мечтает сдать брата (или сестру?) в психушку. Так что он на этом свете совсем один.

Сейчас он отрастил длинные волосы, чтобы походить на женщину, оформился на работу по своему женскому паспорту. Чтобы можно было спокойно уйти в декретный отпуск, чтобы не таращили глаза гинекологи — если все-таки придется рожать самому.

— Ждать-то уже нечего, скоро климакс! Но я все-таки расчитываю найти себе какую-нибудь женщину. Может, кто-нибудь откликнется на вашу публикацию? Я бы тогда сразу на несколько работ устроился, чтобы семью обеспечивать, мог бы работать, скажем, машинистом в метро — они хорошо зарабатывают. Главное — не остаться на старости лет одному…


Р.S. Игорь очень надеется, что кого-нибудь из читательниц “МК” заинтересует его личность. В таком случае — пишите или звоните нам.

СПРАВКА “МК”

Термин “транссексуализм” впервые введен Г.Бенджаменом в 1966 году. Он обозначает особую форму психосексуального расстройства, при котором тело человека как бы принадлежит представителю одного пола, а психика, вполне здоровая в классическом психиатрическом смысле, принадлежит человеку другого пола, что подтверждается его поведением, манерами, стилем одежды. Люди с таким диагнозом свои половые признаки считают физическими недостатками и испытывают отвращение к ним. Они стремятся изменить пол любым путем и быть принятыми в обществе в качестве представителя противоположного пола.

Распространенность транссексуализма, по разным данным, составляет примерно от 1:100 000 до 1:200 000 населения.



Партнеры