Личная тема Георгия Ярцева

22 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 288

В прошлом году Владимир Путин лично поздравлял мужскую сборную по теннису, которая вернулась из Парижа с первым в нашей истории Кубком Дэвиса. В этом году появился новый повод для национальной гордости и личной благодарности президента. Победа над Уэльсом: российская команда под руководством нового главного тренера Георгия Ярцева пробилась в финальную часть чемпионата Европы-2004. Президент принимал Ярцева в резиденции “Ново-Огарево”, причем пригласили его одного. “Я считаю, эта победа — лично ваша заслуга”, — сказал Путин новому главному тренеру. А Георгий Александрович, в свою очередь, от лица сборной презентовал главе государства символическую золотую бутсу. “Рад, что команда была объединена до последнего, — признался Ярцев президенту. — И хотя ситуация была крайне напряженной, никто не дрогнул — даже в последней игре, когда против нас играли жестко, грубо, просто по-хулигански. Но уж коль скоро наши шли в борьбу — они не проигрывали”.

После матча с Уэльсом Вячеслав Колосков серьезно простыл. “Но ничего, ради такой победы голосом можно пожертвовать!” — признается президент РФС в интервью “МК”, хотя говорить ему явно трудно.

— Наверно, победу с Георгием Санычем потом достойно отмечали?

— Еще как отмечали. Всю ночь не спали. В самолете. Такой адреналин был в крови. Ярцев совсем не пил. Только вот курил очень много. Он себя здорово держит в руках последние два года.

— Как он выдерживает такие нагрузки без всякой разрядки?

— Стимул внутренний помогает. Он живет по строгому режиму.

— Вероятно, вам интуиция подсказала — именно Ярцева на должность главного тренера пригласить?

— И интуиция, и расчет. Вообще-то мы встречались совершенно по другому поводу. Но в Георгии скопилось столько нерастраченной энергии! Три года он был никому не нужен, а мыслей в голове много за это время прокрутилось. Он ведь все это время жил в футболе, всякого насмотрелся, многое переоценил. Помудрел. В каком-то смысле переродился. И он жаждал работать, жаждал вернуться. И потом — я увидел в нем огромное самолюбие. Мне как раз нужен был такой человек. И... была в этом какая-то высшая справедливость.

— Он удивился, когда вы предложили ему возглавить сборную?

— Нисколько, очень спокойно отреагировал. Через десять минут мне стало ясно, что мы сработаемся.

— Мне кажется, Ярцев очень изменился. Все помнят, каким он был взрывным, эмоциональным. А теперь — может смотреть даже такие матчи, как с Уэльсом, держа все внутри...

— Я серьезно говорил с ним на эту тему. Вы же видите, какой я спокойный. А какой руководитель — такие и порядки. Вот Олег Романцев всегда был эксцентричным, и Георгий, пока работал с ним, своих эмоций никогда не скрывал. Но я убедил его, что нервозность тренера всегда игрокам передается. Главный тренер должен быть спокоен и уверен в себе.

— А как другие звезды поколения Ярцева отреагировали на это назначение? Все-таки каждый, наверное, в душе надеялся, что команду доверят именно ему.

— Ярцев сразу подобрал людей, которым доверял. И которые доверяли ему. К тому же я попросил Никиту Палыча Симоняна поддержать его советом, если что. И Ринат Дасаев всегда рядом. А из игроков — Мостовой, Аленичев...

— Если задуматься, Ярцев ведь никогда не был главным тренером. Даже в звездном 1996-м, когда заменял Романцева и привел “Спартак” к фантастической победе, которой никто не ждал. Он ведь тогда прекрасно понимал, что находится на главной роли временно, до тех пор, пока не вернется Олег Иванович. Ну а “Ротор”, думаю, в расчет вряд ли можно брать...

— Ничего. Главное, что он с самого начала понимал, чего хочет, четко видел перед собой задачу и ставил ее перед игроками. У него характер русский, решительный, он если берется — то делает до конца.

— Почему, на ваш взгляд, у Газзаева ничего не получилось, а у Ярцева получается?

— Газзаев стал заложником ситуации в ЦСКА, он считал, что обязан брать в состав главным образом армейцев. К тому же первая победа вскружила голову, все ждали, что так пойдет и дальше. Но не пошло.

— Вы пришли к выводу, что главный тренер должен быть освобожденным?

— Это не догма. Но, судя по опыту Романцева и Лобановского, думаю, это правильный подход.

— Как вы думаете, почему Ярцев всячески ограждает команду от прессы — он ведь всегда хорошо относился к журналистам?

— Очень правильный подход: если нечем козырнуть, зачем воду мутить. А говорить о планах абсолютно бессмысленно. Сначала надо что-то показать. И теперь, я считаю, Ярцев действительно показал серьезный результат. Теперь все наши болельщики будут полгода жить ожиданием чемпионата Европы. А 29-го числа мы вместе с ним летим на жеребьевку.

— Когда Путин приглашал Ярцева в свою резиденцию, вы с ним вместе не ездили получать поздравления?

— Я даже не знал, что его будут поздравлять. Так всегда: когда команда проигрывает — на ковер вызывают меня, а когда выигрывает — хвалят главного тренера. Но на самом деле это здорово. Я за Ярцева очень рад. И за себя рад — что не ошибся в выборе.

* * *

— Дайте сигарету! — попросил Георгий Ярцев после встречи с Владимиром Путиным, который, как оказалось, прекрасно разбирается в футбольной терминологии. Однако сам не слишком часто бывает на футболе. “И этим тоже нам помогает”, — в шутку заметил главный тренер. По одной из версий, матчи, на которых президент присутствовал, заканчивались не слишком удачно для нашей сборной. “Я верю, что мы сможем поднять рейтинг российского футбола, — говорил Ярцев. — Но для этого надо удерживать в России лучших игроков”.




Партнеры