Бархатный крах Шеварднадзе

24 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 224

Вначале в проеме двери зала заседаний президент увидел руку, держащую розу на длинном стебле. Вслед за розой показалось возбужденное сверх всякой меры лицо Михаила Саакашвили. Он размахивал руками и кричал: “Ваш парламент незаконный!”

Это еще ничего — вот недавно, когда президент появился на площади Свободы перед митингующими, “сынок” при всех выругал его, старого больного человека, по матери. А ведь именно он, Эдуард Шеварднадзе, привел этого сопляка за ручку в большую политику, они вместе делали одно общее дело, и Миша даже назвал своего единственного сына в честь президента Эдуардом.

А за спиной Саакашвили маячили и другие политические детки президента: “способный мегрельский мальчик” Жвания, которого он вытащил буквально из дерьма, из маргинального экологического движения, и сделал председателем парламента, и дочка его друга Анзора Бурджанадзе Нино, которую он когда-то нянчил на коленях. Он давно уже размышлял, как будет уходить, но не думал, что это произойдет так. Шеварднадзе еще говорил, обращаясь к полупустому залу, что депутаты должны оправдать доверие народа, что курс Грузии будет неизменен. Говорил и про максимальную либерализацию, при которой только и возможен был переход от тоталитаризма к демократии. Но его уже никто не слышал. В зале вопили, свистели, дрались, скакали по столам и креслам. Наконец президента, бледного, с безумным взглядом, почти насильно увела охрана.

Первое заседание парламента нового созыва началось с опозданием на час: никак не могли собрать кворум. Сторонники оппозиции отказались принимать участие в его работе. Всю неделю, прошедшую с 14 ноября, когда на площади Свободы состоялся грандиозный митинг, едва не завершившийся штурмом Госканцелярии (возможно, то была просто генеральная репетиция), оппозиционеры собирались с силами. Они мотались по регионам, стараясь заручиться максимальной поддержкой населения, вели агитацию среди сотрудников силовых структур (многим запомнилось, как юные активистки дарили спецназовцам букетики фиалок). По нашим данным, все это время не прекращались тайные контакты лидеров оппозиции с властями. Видимо, до последнего момента рассчитывали на серьезные уступки со стороны президента. Но окружение президента — члены его блока “За новую Грузию” — твердо стояли на своем: никаких уступок экстремистам.

В четверг были наконец объявлены результаты голосования, и стало ясно: оппозиция ничего не добилась. В тот же день Саакашвили провел пресс-конференцию, на которой заявил, что результаты сфальсифицированы и что “Шеварднадзе превратился в диктатора”. Он предостерег “иностранные государства” от того, чтобы оказывать поддержку президенту. По его словам, президент подсылал к нему переговорщиков на уровне министров и замминистров и предлагал сговор в обмен на то, чтобы Нацдвижение получило символическое первое место. “Торг неуместен!” — заявил Саакашвили и уехал поднимать народ в Мегрелию.

К тому моменту уже мало кто верил, что у него что-нибудь получится, потому что Саакашвили ежедневно грозил власти народным гневом и походом на Тбилиси — и каждый день угрозы оказывались пустыми. Площадь перед парламентом тем временем оказалась в руках сторонников Аслана Абашидзе, которые не были намерены ее покидать. Там шел непрерывный круглосуточный митинг, площадь была взята в плотное кольцо из автобусов и автомашин, окружена полицией, и прорваться на нее было практически невозможно. Аджарцев в Тбилиси приехало минимум 10 тысяч, их везли на поезде, двухстах автобусах и сотне микроавтобусов. Накануне событий знакомый фотограф из пресс-службы Абашидзе уверял корреспондента “МК”, что песенка оппозиции спета: “Им теперь остается только запасаться сухпайком и уходить в горы”.

Видимо, у Саакашвили возникли проблемы с вербовкой сторонников в Мегрелии, и тогда на помощь ему пришли старые проверенные звиадистские кадры. Сторонники Гамсахурдиа рассказали корреспонденту “МК” в четверг, что отправляются вместе с Саакашвили поднимать Мегрелию. И в пятницу вечером колонны сторонников оппозиции наконец въехали в Тбилиси. На субботу была намечена “бархатная революция”. “Народ имеет право прийти и посмотреть, как работает президент”, — сказал Саакашвили.

Спецназ рассеялся, как утренний туман

Многие предсказывали, что именно в день начала работы нового парламента могут произойти страшные события. Опасались, что будут столкновения, прольется кровь. Того, что случилось, не ожидал никто. Шеренги спецназа и внутренних войск, сторонники Абашидзе, охрана парламента и Госканцелярии просто расступились перед мятежниками и рассеялись как дым. Куда делись 10 тысяч сторонников “Возрождения”? Уже через пару часов после начала митинга у мэрии оппозиция митинговала на площади Свободы. Парламент и Госканцелярия пали без боя. “Бархатная революция”, о которой так долго говорило Нацдвижение, свершилась. Может быть, это был очередной хитрый ход Шеварднадзе: во всяком случае, спровоцировать его на кровопролитие не удалось, и это дает ему некоторое моральное преимущество. Но уже давно существовала неофициальная информация, что силовые структуры не вполне лояльны президенту. Значительная часть полиции и внутренних войск голосовала за Нацдвижение, а армии — за лейбористов. Кто же остался у Шеварднадзе?..

Расстановка сил в стране в целом пока не вполне ясна. Оппозиция пока контролирует даже не весь центр Тбилиси, а пространство протяженностью около 300 метров — от площади Свободы до мэрии, здания парламента и Госканцелярии. Кроме того, сторонники оппозиции стоят у телекомпании “Рустави-2”. Как сообщил журналистам Жвания, “под особую охрану представителей оппозиции взяты такие объекты, как телевышка, телеграф и аэропорт”.

В Грузии реально сложилась ситуация двоевластия. Спикер старого парламента Нино Бурджанадзе заявила, что берет на себя полномочия главы государства до назначения новых президентских выборов. Тем временем Шеварднадзе из своей резиденции в Крцаниси объявил о введении в стране чрезвычайного положения в связи с попыткой государственного переворота. Он заявил также, что зачинщики будут арестованы. Известно, что вместе с ним находится министр внутренних дел. Многое будет зависеть от позиции министра обороны Давида Тевзадзе. “Армия внимательно следит за ситуацией и в случае хаоса будет выполнять возложенные на нее функции”, — заявил министр обороны.

Между тем президент фактически передал бразды правления (“координацию управления процессами”) Минобороны и МВД. Кстати, по слухам, существуют некоторые сомнения относительно того, какую позицию может занять руководство МГБ. На территории, прилегающей к зданию МВД Грузии вблизи Крцанисской правительственной резиденции, где в настоящее время находится президент, сосредотачиваются силы полиции и внутренних войск. Полицейские и военнослужащие сидят в автобусах в ожидании приказа. Туда же направились несколько бронетранспортеров. По информации телеканала “Рустави-2”, объявлена мобилизация на Вазианской базе Минобороны, где к выходу из боксов подготовлены танки. Однако один из лидеров грузинской оппозиции Георгий Барамидзе заявил вечером в субботу, что “у Шеварднадзе в настоящее время нет никакого силового ресурса, так как 95% полиции и 100% армейских подразделений не поддерживают его”.

Между тем, захватив парламент и Госканцелярию, оппозиция всю ночь праздновала победу. Примерно 30—40 тысяч человек скандировали: “Миша! Миша!” (то есть Саакашвили. — Авт.), плясали вокруг горящих покрышек, размахивая национальными флагами, ездили по городу, сидя по нескольку человек на крыше автомобиля... А за пределами этого небольшого отрезка проспекта Руставели город жил своей обычной жизнью.

— Надоели они со своими митингами! — сказал корреспонденту “МК” бармен в одном небольшом ресторанчике в районе Вакэ. — Это кто ему такое подсказал: назвать свою партию в многонациональной стране — “Национальное движение”?! Это какое такое “национальное”? Грузинское? А остальным что делать?.. Дегенерат!

— Саакашвили — гижиа (сумасшедший), — вторили бармену полицейские. — Он всю жизнь был с Шеварднадзе, строил эту систему, сына своего назвал Эдуардом... А теперь делает вид, что он ни при чем!



Период самораспада

Власть Шеварднадзе в Грузии оказалась настолько подмыта со всех сторон, что почти сбылось пророчество одного революционера относительно другой власти: “Стена — да гнилая. Ткни — и развалится”. Ткнули — и развалилась. Но это не значит, что самопровозглашенная власть окажется прочнее. Во всяком случае, пока сбываются опасения тех, кто пророчил распад Грузии в случае прихода к власти сторонников Саакашвили, которых многие здесь квалифицируют как крайних националистов.

Уже приведены в повышенную боевую готовность силовые структуры непризнанных республик Южная Осетия и Абхазия. Причем президент Южной Осетии Эдуард Кокойты предупреждает, что события в Тбилиси “могут привести к необратимым для Грузии процессам”. Между руководителями двух республик уже прошли телефонные переговоры — видимо, о координации своих действий в случае возникновения какой-либо опасности.

Глава Аджарии Аслан Абашидзе заявляет, что автономия закроет свои административные границы в случае прихода к власти сторонников Саакашвили. Азербайджан уже определился со своей позицией и официально заявил о полной поддержке Эдуарда Шеварднадзе. Значит, такова же будет и позиция населения регионов компактного проживания азербайджанцев в Грузии, и новая власть рискует получить еще один “уголок сепаратизма”.

Впрочем, в отношениях с проблемными территориями многое будет зависеть от позиции России. А она в лице главы своего внешнеполитического ведомства Игоря Иванова проявила вдруг мудрость и гибкость, которой от нее уже никто и не ждал. Чего стоило появление Иванова ночью на митинге оппозиции перед парламентом! Ведь это по сути означало, что руководство России признает протест людей против фальсификации выборов и других преступлений властей обоснованным и справедливым. И на эту нашу позицию никак не влияет то, как мы на самом деле оцениваем фигуры людей, которые этот протест сейчас возглавляют.



ОКРУЖЕНЦЫ
Российским военным приказали не волноваться

Двенадцать лет назад выступления оппозиции против президента Гамсахурдиа обернулись большой кровью. Пострадали в том числе и военнослужащие. В Тбилиси и других крупных городах Грузии тогда стояло немало частей Закавказского военного округа, и попытки разоружить военных каждый день исчислялись десятками. Нерешительность тогдашнего руководства Минобороны привела к массовому разграблению частей и складов с оружием и боевой техникой. Что не получалось утащить с собой, оппозиционеры жгли и ломали. Например, в понтонно-мостовом батальоне на окраине Тбилиси после визита “бородачей” от парка спецмашин остались только догорающие остовы.

Сейчас наших войск в Грузии гораздо меньше, и главным образом они дислоцируются в неподконтрольных официальному Тбилиси районах. В Абхазии стоят два миротворческих батальона (Гудаута и Урта) и вертолетная эскадрилья. Еще один батальон “голубых касок” есть в Южной Осетии. А самые крупные силы сосредоточены в Аджарии (12-я военная база в Батуми) и районе компактного проживания армян — Ахалкалаки (62-я военная база). Российские войска в Грузии сравнимы по численности с ее национальной армией, а по боевому потенциалу значительно превосходят ее. Поэтому эксперты “МК” в Минобороны сомневаются, что кто-нибудь решится использовать царящую в республике неразбериху для организованного нападения на российские в/ч.

Но провокации против военнослужащих не исключены. Особенно это касается штаба Группы российских войск в Закавказье. В Тбилиси он соседствует с грузинским министерством обороны и несколько дней назад переведен на казарменное положение. Офицеры сидят в кабинетах и непрерывно звонят то в подчиненные части, то в Москву — благо линии связи, в т.ч. засекреченной, никто не блокировал. Москва, понятное дело, предлагает сохранять спокойствие, ни во что не лезть и главное — не отвечать на провокации.

На вопрос, возможно ли участие российских военных в разрешении конфликта в Грузии, в нашем Минобороны однозначно отвечают: нет. Однако известно, что Генштаб давно разработал планы использования российских баз в случае угрозы нашим интересам в Закавказье. Помимо 897-километрового участка госграницы в сферу особого внимания включены Аджария, Панкисское ущелье и Абхазия. При необходимости к войсковой операции могут привлечь 102-ю военную базу в Гюмри (Армения) и даже войска Северо-Кавказского военного округа, корабли Новороссийской военно-морской базы, десантников 7-й дивизии ВДВ. Хотя воевать с Грузией никто не собирается, в Минобороны “МК” недвузначно дали понять: российских военных в любом случае не бросят.

Ситуацию вокруг наших армейских объектов в Грузии прокомментировал вице-президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид ИВАШОВ:

— Я не считаю, что после смены власти в Тбилиси обстановка вокруг наших военных баз кардинально изменится. Сроки пребывания в Закавказье российских военнослужащих определены Стамбульским соглашением, и в Тбилиси будут вынуждены их придерживаться.

Другое дело, что лидеры оппозиции никогда не скрывали антироссийской ориентации, и переговорный процесс по базам теперь наверняка обострится. Но договариваться надо в любом случае, иного пути нет.

Провокаций вокруг наших военных, конечно, не избежать. Но, чтобы максимально обезопасить солдат и офицеров, Минобороны и командованию ГРВЗ нужно взаимодействовать с грузинскими коллегами. Что до участия российских военных в ликвидации конфликта, оно возможно в единственном случае: если по линии СНГ или Совета Безопасности ООН будет принято решение направить в Грузию дополнительный контингент миротворцев.

Теоретически я допускаю, что Шеварднадзе попросит у России политического убежища. Но если военное командование предоставит ему временное убежище на одной из наших баз в Грузии, то поставит себя в непростое положение.



ЧЬЯ ХАТА С КРАЮ?
Американские “маринерс” в Грузии ждут приказа

Расквартированные в Грузии 150 американских военспецов армии США ждут приказа свыше. Приказа, который определит их судьбу. О том, вмешаться или нет в нынешней конфликт, речи даже не идет. Альтернатива проста: либо эвакуация, либо рутинное выполнение своих обязанностей — тренировка грузинского спецназа.

Однако какая может быть тренировка сейчас, когда этот спецназ — единственная опора Шеварднадзе и вот-вот может быть брошен на силовое подавление оппозиции? США оказались в щекотливой ситуации. Не случайно в общем жидковатом хоре голосов, призывающих извне противоборствующие стороны воздержаться от насилия, наиболее громко звучит голос Америки. Представитель Госдепартамента США Ричард Баучер призвал “начать диалог для восстановления стабильности”. На Кавказ, где уже побывал глава российского МИДа Игорь Иванов, спешно засобирался госсекретарь США Колин Пауэлл. А другой Пауэлл — не госсекретарь, всего лишь майор, пресс-атташе корпуса морской пехоты США, заявил, что решение о судьбе небольшого контингента американских военных в Грузии в буквальном смысле “на подходе”.

Озабоченность американцев понятна. Хитрый Шеварднадзе смотрел далеко вперед, приглашая их в 2002-м поучаствовать в борьбе против “Аль-Кайеды”, которая-де свила себе гнездо в Панкисском ущелье. США согласились, и вот уже 18 месяцев американские спецы по антитеррору тренируют там грузинское элитное подразделение. Конечно, американский флаг на грузинской земле был нужен Шеварднадзе не для того, чтобы пугать террористов. Прежде всего — как предупреждение Кремлю, откуда давно и с раздражением наблюдали, как внешняя политика Тбилиси все больше окрашивается в цвета русофобии. В Вашингтоне же не учли, что если Восток, как показали иракские события, дело тонкое, то Кавказ — дело и вовсе темное. Ни один боевик “Аль-Кайеды” там так и не был пойман, зато США позволили дать запутать себя в узле политических противоречий самого нестабильного региона у границ с Россией. Ничего путного, кроме как осложнений с Москвой и расходов на содержание своих экспертов в Грузии, Вашингтон из этого не получил. Хитрый же батоно Шеварднадзе как инициатор американского военного присутствия на Кавказе, напротив, крепко связал интересы американцев со своей персоной. Вот и вынуждены эмиссары США срочно паковать чемоданы и лететь в Тбилиси — расхлебывать грузинскую кашу.

Другие же страны либо пока помалкивают, либо стараются дистанцироваться от конфликта, взывая к диалогу. Об этом заявили глава британского внешнеполитического ведомства Билл Раммелл и глава МИД Нидерландов Яап де Хооп Схеффер, являющийся действующим председателем ОБСЕ.



НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Константин КОСАЧЕВ, зампред Комитета Госдумы по международным делам:

— Происходящее в Грузии является огромной трагедией для грузинского народа, потому что страна сейчас осталась без легитимной власти, и, чем бы ни закончились нынешние события, легитимность этой будущей власти все равно будет ставиться под сомнение значительной частью общества. А значит, оно будет по-прежнему расколото. Вина за случившееся, безусловно, лежит на президенте Грузии Шеварднадзе, который не смог обеспечить безупречный с юридической точки зрения ход выборов и дал повод радикальной оппозиции организовать массовые волнения. Захват оппозицией парламента и других учреждений является столь же противоправной акцией, как и подтасовки на избирательных участках до этого.

— А они были, да?

— Судя по всему, они были. Международное сообщество в данной ситуации вряд ли имеет влияние на ход событий в Грузии. Единственная страна, которая тут может сыграть реальную роль, — это, безусловно, Россия. И то, что наш министр иностранных дел уже сейчас в Тбилиси принимает непосредственное участие в посреднических усилиях, является, на мой взгляд, абсолютно своевременным и правильным шагом. Цель этого шага, в моем восприятии, — это не дать Грузии скатиться в состояние гражданской войны, избежать кровопролития. И в этой миссии, конечно, можно пожелать Игорю Сергеевичу Иванову и России в целом только терпения и успехов.

— Как поведут себя Абхазия и Южная Осетия? Развала Грузии не будет?

— Это не исключается, поскольку, если к власти придут радикалы, можно прогнозировать попытки с их стороны, со стороны нового руководства Грузии, действовать и в отношении Абхазии, и в отношении Южной Осетии более жестко, чем это делало нынешнее грузинское руководство.

— Что может их спровоцировать...

— Да. Такая жесткость, конечно же, вызовет обратную жесткость и в конечном итоге может привести к развалу Грузии как целостного государства.


Сергей КОВАЛЕВ, депутат Госдумы:

— Что теперь происходит в Грузии — я совсем не понимаю. Все очень печально, тревожно. С одной стороны, смещение Шеварднадзе как будто приветствуется подавляющим большинством, во всяком случае заметным большинством в Грузии. Значит ли это что-нибудь? На наших глазах грузинское большинство ошибалось уже не один раз, и ошибалось с очень тяжкими последствиями: вспомните весь период Гамсахурдиа и кровь гражданской войны. Честно сказать, когда я слышу некоторые слова Саакашвили, мурашки по коже идут. Я вовсе не убежден, что то, что они называют “бархатной революцией”, так и останется “бархатной революцией” и что будет найден какой-то заметно лучший, чем Шеварднадзе, вариант.



В последнюю минуту...

— В Москве в воскресенье несколько десятков представителей грузинской диаспоры провели перед зданием посольства Грузии митинг протеста против действий оппозиции. Организатор митинга глава представительства Аджарии в Москве Бадри Меладзе предупредил, что “Грузия может потерять Аджарию”.

— В воскресенье на митинге Михаил Саакашвили призвал своих сторонников занять здание ТВ и блокировать здание МВД, если там соберется “назначенный президентом парламент”.

— Советник президента Грузии по вопросам международного права Леван Алексидзе признал главой государства и.о. президента Нино Бурджанадзе. Он заявил, что будет исполнять отныне обязанности советника Бурджанадзе.

— Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе призвал оппозицию освободить здание Госканцелярии: “Я должен требовать немедленно освободить здания, которые были захвачены силой. И после этого мы можем встретиться (с оппозицией) и поговорить. До вечера сегодняшнего дня или завтрашнего дня чрезвычайное положение в стране еще не вступило в силу”.





Партнеры