Фигурное шатание

25 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 194

Почти все ведущие фигуристы сборной России выступили в Москве на этапе коммерческой серии “Гран-при”. Три победы из четырех возможных — звучит весьма привлекательно. Зато выглядит пока весьма сомнительно. Прошедший олимпийский цикл проводил на любительский покой половину лидеров сборной, а быстро нарастить новое мясо на кости сборной нам, видимо, не удастся...

Не первый год я, например, думаю: стоит ли к этапам “Гран-при” относиться серьезно? Ну, выходят уже осенью ведущие зимние спортсмены на лед: обкатать программы, посмотреть на реакцию судей и зрителей и, что немаловажно, денег заработать. А мы их в этот момент — раз-раз по физиономиям, да со своим диагнозом “не готов, сезон провалит!”. Может, оставить их в покое и дать возможность просто получить свое за честно сделанный и удавшийся труд. Или не получить — за честно сделанный же, но неудавшийся?

Можно было бы. Но куда репутацию девать? Если уж так сложилось, что все сильнейшие устраивают перед чемпионатами континента и мира дополнительные разборки, надо, как говорят в народе, себя блюсти. Не нами придумано, но нам — жить.

В Москве Россия выиграла три вида программы: танцы, пары, мужское одиночное катание. Выиграла без блеска, но, как часто бывает в спорте, важен результат. И полностью провалила одиночное женское катание.

Самыми обаятельными и привлекательными на льду “Лужников” были, без сомнения, Татьяна Навка и Роман Костомаров, которых тренирует Танин муж Александр Жулин. Москва стала третьим этапом серии, который танцоры выиграли и красиво, и с настроением на победу в чемпионате Европы и мира.

Двукратный чемпион мира Евгений Плющенко выиграл честно, но ошибки, словно нахальные осенние мухи, влезали в его программы. У Жени есть оправдание — больная нога. Но то, что это оправдание срывается с его уст еще до основных стартов, весьма печально. Обычно Евгений молчит как партизан и позволяет себе продемонстрировать журналистам какую-нибудь больную часть тела лишь после победы. И то с подачи своего тренера Алексея Мишина.

— Я отказался от операции на больном мениске, — говорит Женя. — Еще в сентябре меня консультировали врачи из ЦИТО, замучили рентгеновскими снимками, затем предложили операцию. Но я бы выпал из тренировочного процесса на полтора месяца. Поэтому мы с тренером решили пока не форсировать события. Сама боль меня не очень беспокоит, но я вынужден был снижать нагрузки, мало тренировал прыжки... Очень хочется сезон все-таки выдержать, но, видимо, придется делать летом операцию.

Будем верить, что Плющенко выдержит. Потому что, если нет, замены у нас нет категорически. Ягудин ушел, Саша Абт нестабилен и непредсказуем вообще.

В отличие от Жени Елена Соколова не так давно все-таки вынуждена была перенести операцию на ноге. Правда, перед московскими выступлениями она обещала не ударить в грязь лицом перед родной публикой, потому как восстановление проходило успешно и тренировалась Лена, по ее словам, весьма активно. В отсутствие Ирины Слуцкой (о тяжелой болезни спортсменки “МК” уже писал — Ира полтора месяца провела в клиниках на обследовании, у нее были проблемы с сердцем, обострение бронхита, пневмония... До последних дней перед этапом в столице Ирина, приступившая к тренировкам, надеялась на выступление, но как раз в эти дни вновь оказалась на обследовании...) именно Соколова должна была стать лидером нашей женской команды — как-никак серебряная чемпионка мира. Но что-то не срослось, девятое место лучше было бы вообще не накатывать. Соколова опередила Людмилу Нелидину — она на десятом месте, и проиграла Кристине Обласовой — она на седьмом. Чувствуете, какая острая конкуренция у наших женщин за места во второй пятерке?

Ну, и наконец, Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, выигравшие первое место в парах. Эта пара вышла после болезни (хоть здесь обошлось без операций). Но никого из соперников это, конечно, не волнует. Таня и Максим выиграли, но два китайских дуэта с азиатской прямолинейностью преследуют российскую пару не сворачивая. И кто-то должен сделать рывок, потому что китайская машина имеет обыкновение только набирать обороты, а не тормозить из-за проблем с мотором.

Ну а теперь о самом запутанном. Если вы хоть что-нибудь понимаете в нынешнем судействе, то вы умны и сообразительны, как та самая птица говорун. Потому что разобраться в той системе, что предлагает нынче ИСУ на этапах “Гран-при”, дано далеко не всем.

— Я, например, на первом этапе “Гран-при” — турнире “Скейт Америка”, — говорит Александр Жулин, — занимался исключительно математикой: подсчитывал, какой сложности элементы у наших соперников. Я думаю, эта система приживется, но потребуется минимум три года, чтобы она стала понятной и привычной…

Это Жулину, с его-то опытом, профессиональным взглядом и мастерством потребуется три года! А нам сколько?

Так в чем же дело? Что предлагают нам вместо родных, эмоциональных и сразу все объясняющих “шестерок”?

Каждый элемент теперь имеет свою стоимость, которая до соревнований заложена в таблицах. Судьи оценивают качество выполнения элемента, и в зависимости от этого его базовая стоимость может увеличиваться или, наоборот, уменьшаться. Что мы увидим на табло? Перед соревнованием каждый спортсмен сдает в письменном виде список элементов, которые он собирается сделать. Этот план подсчитывается в очках — и в результате сначала на табло появляется планируемый результат спортсмена. Потом — реальный. Элементы имеют уровни сложности, и когда результат планируют, то высчитывают его по минимальному уровню сложности. Поэтому реальный результат может быть и выше планируемого и, естественно, ниже — если фигурист нашлепал чего не надо. Потом на табло будут отдельно результаты за все элементы вместе и оценки... Окончательный результат — сумма очков в короткой и произвольной программах. Система не работает с местами, как раньше, система работает с очками. И поэтому, например, с седьмого места после короткой программы можно прыгнуть даже на первое после произвольной.

Но чтобы окончательно вас не запутать столь виртуальными объяснениями, перейдем к основному, на взгляд многих противников нового судейства: судьи не только анонимны, но и не несут за свои очки никакой видимой ответственности! Если раньше мы, зрители, могли хотя бы освистать зарвавшегося в своих национальных интересах судейского товарища, поставившего, предположим, 5,0 там, где остальные ставят 5,8, то теперь понять, кто нахулиганил за компьютером, невозможно. Говорят, судей все-таки будут как-то контролировать — и потом когда-нибудь появятся какие-то расшифровки, уже не анонимные. Но “потом” и сейчас, когда решаются спортивные судьбы, — разные вещи...

Остается гордиться тем, что новая система высокотехнологична. У каждого судьи — компьютеры, судейские пульты, у всех судей — видеоповтор. У технических контролеров (боже, есть и такие — это те люди, которые определяют, какие элементы выполнены) не просто видеоповтор, но и возможность остановки кадра, замедленная съемка... Система очень дорогая, и единственный существующий видеокомплект не только повод для гордости, но и головная боль для организаторов соревнований.

Впрочем, чемпионат Европы и мира фигурное катание в этом году в последний раз проведет пока по привычной схеме. И милые нашему сердцу 6,0 еще покрасуются на табло. Но если от сборной не отвалится грязный хвост ошибок, болезней и просто разгильдяйства, то мы, видимо, будем кивать на то, что успели уже перестроиться под очковую систему. А опытные тренеры говорят: грязные хвосты надо отсекать без размышлений, чтобы потом не было мучительно больно.



Партнеры