Трах и ужас

26 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 539

В последние две недели не проходит и дня без очередной “страшилки” на лентах информ-агентств: “Каждый год в Москве количество ВИЧ-инфицированных увеличивается на 10—15%. И медики уверены: оно будет расти. Причем если раньше в столице заболевали в основном наркоманы, проститутки и гомосексуалисты, то теперь все чаще — самые обычные люди”.


Корреспонденты “МК” решили выяснить, так ли страшна угроза, и побывали в Московском городском центре профилактики и борьбы со СПИДом.

Руководитель центра Алексей Мазус помнит первого выявленного в СССР в 1985 году больного СПИДом — это был африканец, он сейчас уже умер. Помнит и первого больного соотечественника — 1987 год, тоже умер. Но ситуацию в Москве он не считает катастрофической.

— Ее коренное отличие от той, что была десять лет назад, — говорит он, — в том, что сейчас, сообщая больному о его диагнозе, мы знаем, что он скорее всего доживет до создания вакцины. Кроме того, сейчас больной москвич получает бесплатно лекарства на 600 долларов в месяц. В Москве сейчас меньше 20 тысяч ВИЧ-инфицированных. Пик эпидемии город пережил в 1999 году, тогда было выявлено 5356 носителей ВИЧ. А за 2003-й — пока меньше трех тысяч. И сейчас мы в той же ситуации, что и развитые страны 10 лет назад, когда там всерьез стали бороться со СПИДом. Теперь на Западе количество больных стабилизировалось и пополняется в основном за счет мигрантов. Но успокаиваться рано: из 311 московских больных СПИДом умерли 157 человек, по России из 1200 — 603 человека. Счет продолжается...

Обязанность заведующей эпидемиологическим отделением центра Галины Панковой не из приятных — сообщать пациентам “окончательный” диагноз. Уже 12 лет она выносит этот страшный вердикт.

— Мой “первенец”, гомосексуалист, жив до сих пор, работает, лечится. А последний случай был вот сегодня. Беременная женщина, 21 год. Сдала анализ в консультации, направили к нам. Ее муж где-то заразился — и вот... Хочет прерывать беременность. В таких случаях я стараюсь человека отговорить от этого шага. Чем раньше беременная женщина к нам обратилась, тем выше вероятность того, что у нее родится здоровый ребенок. Сейчас у беременных вероятность передачи вируса не более трех процентов.

Приходят в центр и наркоманы. Раскрыть источник инфекции у них очень трудно. Но от СПИДа в принципе не застрахован никто. То и дело появляются сообщения, что найдено наконец спасительное средство. На это врачи лишь грустно усмехаются. Вирус СПИДа является самым изученным в мире, колоссальные деньги тратятся лучшими лабораториями на создание вакцины. И случайно найти средство от болезни практически нереально. Есть даже мнение о том, что найти лекарство от вируса невыгодно фармакологическим гигантам.

— Ерунда это, — говорят врачи, — вот лекарство от сифилиса есть, и фармацевтические фирмы от этого только в выигрыше.

Столица находится лишь на 14-м месте по распространению СПИДа среди регионов России. Впереди, например, Питер — там на 4,5 миллиона населения 22 тысячи инфицированных. Проблемы в другом. Если раньше на 6 больных приходилась лишь одна женщина, то сейчас среди молодежи соотношение 9 к 10. Кроме того, СПИД действительно перестал быть уделом изгоев и стал общенациональной бедой. Люди умирают. И умирают очень тяжело — от пневмоний, менингоэнцефалитов, онкозаболеваний. Как остановить этот процесс, никто не знает. И нет пока никакого средства от СПИДа, кроме одноразового шприца и презерватива. Но, сокрушаются врачи, пользоваться ими даже в цивилизованной Москве до сих пор не приучились.





Партнеры