Заложница жадности

27 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 144

Страсть к халяве — естественная и неистребимая часть человеческой природы. Но иногда желание дармовщинки столь сильно, что вытесняет человеческое из человека. Яркая иллюстрация тому — начавшийся в Басманном суде столицы сенсационный и немыслимый по своей абсурдности процесс. Московская пенсионерка вообразила себя… жертвой теракта на Дубровке, чтобы получить денежную компенсацию! По крайней мере, так утверждают прокурорские следователи, обвинившие женщину в покушении на мошенничество и даче заведомо ложных показаний. Подсудимая же настаивает, что была на злополучном мюзикле, и, похоже, сама в это верит. “МК” узнал подробности уникального дела.

59-летняя Елена Королева (фамилия изменена) по профессии врач-стоматолог, а сейчас на пенсии. Женщина с возмущением говорит, что никогда чужой копейки не взяла, а ее теперь выставляют преступницей.

— Не знала я, что придется пережить еще больший кошмар, чем я испытала в захваченном террористами зрительном зале! — заявила Королева корреспонденту “МК”. — Грубость следователей просто неслыханна! Я рассказываю одно, они записывают другое. Угрожали, если не подпишусь под показаниями, арестуют. Не дай бог, с вами случится такое…

Говорит Елена Федоровна очень искренне. Однако факты, увы, против нее.

Удивительно, что пенсионерка сама пришла в городскую прокуратуру 21 ноября прошлого года — примерно через месяц после теракта на Дубровке. Королева заявила, что хочет дать показания. Пенсионерка подробно рассказала, как трое суток мучилась в душном, пропитанном запахом пота и страха зрительном зале, под прицелами автоматов боевиков. С ужасом она вспоминала, как на ее глазах расстреляли женщину, как сосед в бельэтаже начал задыхаться от газа, как у нее самой помутилось сознание. По словам Королевой, первое воспоминание после штурма — как спецназовец подошел к ней, вывел на улицу, прислонил к стене и ушел. Пенсионерка собиралась подойти к машинам “скорой” и вместе со всеми поехать в больницу, но потом передумала и поплелась домой.

Несколько дней женщина отлеживалась в постели с больным сердцем и пила корвалол. Потом все же решила обратиться к врачам и получить деньги на лечение.

Но что-то в душещипательной истории заложницы казалось странным и неправдоподобным. Ведь, по сути, она перечислила те факты, которые и так были известны широкой публике, а когда “заложницу” просили углубиться в детали, она начинала плавать и заговариваться.

Профессиональная интуиция не подвела следователей — скоро они убедились, что женщина с печальными глазами и гримасой горя на лице… бессовестно врет. Ни один из названных пенсионеркой свидетелей не видел Королеву на злосчастном спектакле.

Бывшие заложники — супруги из Сербии — до сих пор не могут оправиться после “Норд-Оста” ни физически, ни морально. Мужчина, можно сказать, вернулся с того света, пережив клиническую смерть. Его жена тоже была в тяжелом состоянии. Королева утверждала, что именно они сидели с ней рядом в бельэтаже. Но иностранцы сказали, что не видели женщину в зале, а впервые встретили ее в... 13-й горбольнице, куда госпитализировали многих пострадавших при теракте (лечебница расположена ближе всего к ДК на Дубровке).

Королева подошла к иностранцам, сказала, что в зале сидела рядом с ними, и спросила, где дают компенсацию. Именно супруги-сербы и сообщили, что деньги выплатят в том случае, если прокуратура признает ее пострадавшей. Дама отправилась к юристам. И вдохновенно начала выдумывать.

Следователи поинтересовались у “заложницы”, сохранила ли она билет на мюзикл. Билета, конечно, не оказалось. Тогда женщина рассказала, будто бы еще в апреле познакомилась в электричке с мужчиной, который представился музыкантом из мюзикла “Норд-Ост” и пригласил ее на представление. Принять предложение она решилась только через полгода. Дескать, вдруг потянуло к прекрасному.

Перед началом спектакля, 23 октября, Королева пришла в Театральный центр на Дубровке и попросила билетера позвать знакомого музыканта. По словам пенсионерки, он-то и усадил ее на лучшие места.

Эта сказочка ускорила переход дамы из свидетельниц в обвиняемые. И билетер, и организаторы мюзикла заявили, что фамилию музыканта, “подсадившего” пенсионерку в зал, слышат впервые.

— Свидетели подкуплены! — возмущается Королева. — Я от такого ужаса в постель слегла. Я же гипертоник, инвалид второй группы. Они меня этим процессом в могилу сведут.

Тем не менее процесс начнется со дня на день. Обвинение настаивает, что в те трагические дни пенсионерка сидела не в зале, а дома — возле экрана телевизора. Она с замиранием сердца следила за событиями на Дубровке и, похоже, так сильно сопереживала заложникам, что сочла их судьбу своей. Хотя бы в части получения компенсации...

Экспертиза уже признала Королеву вменяемой. Помимо обвинения в покушении на мошенничество ей грозит срок еще и за заведомо ложное сообщение о преступлении. То есть преступление, конечно, было, но сама пенсионерка, как считают следователи, не имеет к нему никакого отношения.




    Партнеры