Миру — мэр

28 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 503

Находясь во временной вынужденной отставке, “кандидат на должность мэра Москвы” Лужков ежедневно колесит по столице. Встречается с самыми разными людьми. Вникает во множество проблем. И попутно отвечает на массу самых разных вопросов.

Как оказалось, москвичи хотят узнать лично от Юрия Михайловича буквально все — от вариантов решения проблемы автомобильных “пробок” до того, что делать с оккупировавшими Москву игорными заведениями. И Лужков отвечает горожанам прямо, без всякого предвыборного популизма.

Сегодня мы публикуем ответы на наиболее интересные и каверзные вопросы, заданные Лужкову в ходе его последних поездок по Москве и встреч с избирателями.

Без купюр. И без комментариев.


— Юрий Михайлович, расскажите, пожалуйста, о ситуации с “Военторгом”. За его снос вас ругали не только СМИ, но и министр культуры Михаил Швыдкой. Внесите ясность: это здание — действительно исторический памятник?

— Это здание прежде всего представляет собой реальную угрозу жизни людей. И это не красивая аллегория. В 1992 году здесь уже случилось несчастье — отвалившимся фрагментом колонны убило женщину, продавца одной из секций магазина, другая молодая женщина стала инвалидом в результате полученной травмы. Это прямой результат бесхозяйственного подхода к решению проблемы. Исследования, проведенные специалистами, показали, что несущие конструкции здания изношены на 85%, а это значит, что в любой момент могло произойти его обрушение. Так бы и случилось, если бы дискуссия, начатая Швыдким, продолжалась и дальше. О каком косметическом ремонте могла идти речь, если многоэтажное здание было построено на фундаменте толщиной не более 80 сантиметров? Так сейчас и коттеджи в Подмосковье не строят. Мы имели архитектурную мину замедленного действия буквально в двух шагах от Кремля, которую нам совместными усилиями с инвесторами удалось обезвредить.

В результате реконструкции город получит безопасное строение, отвечающее всем нормам безопасности, удобное и функционально полезное для москвичей. При этом часть элементов, представляющих художественную ценность, будет сохранена.

— Один из ваших оппонентов сказал, что Москва стала похожа на Лас-Вегас — кругом сплошные казино. Скажите честно: это ваша вина?

— Это не наша вина. Так уж случилось, что с не столь давних пор все бразды правления по лицензированию игорного бизнеса были переданы Госкомспорту. Складывается впечатление, что выдача новых и новых лицензий приобрела здесь характер некой увлекательной спортивной игры, в результате Москва действительно получила не особенно украшающие ее облик строения. Мы неоднократно ставили вопрос о передаче городу прав на лицензирование этого вида деятельности, но пока ситуация не претерпела коренного изменения. Складывается впечатление, что отечественный спорт уже не может существовать без торговли спиртными напитками, сигаретами и игорного бизнеса. Очевидно, здесь теперь и демонстрируются рекорды, которых мы давно не видим на спортивных площадках. Я считаю такое положение вещей неправильным и неоднократно открыто говорил об этом. Контроль города над игорным бизнесом на его территории позволил бы нам ввести процесс в цивилизованное русло. Но пока существенных сдвигов, увы, не видно.

— В столице всюду строится элитное жилье. Не придем мы к ситуации, когда нормальный москвич просто не сможет купить себе квартиру?

— Нет, не придем. Город имеет свою долю в строительстве элитного жилья, и отдается она теперь не квадратными метрами, а реальными деньгами, на которые строится жилье для, как вы говорите, нормальных москвичей. И если в элитном жилье цена за квадратный метр достигает тысячи долларов и больше, то в результате отчислений муниципальное жилье стоит максимум 500 долларов за метр. А качество такое же, как и у элитного жилья.

— Московские власти много критиковали за применение прошлой зимой новых химических антигололедных реагентов. Этой зимой они снова будут применяться?

— Антигололедные реагенты, применяемые нами в последнее время, — существенный шаг вперед по сравнению со всем, что применялось раньше. И дело не только в том, что они не воздействуют на обувь горожан. Исследования экологов показывают, что значительно сократилось вредное воздействие на городские насаждения, для них новые средства практически безвредны.

Мы не хотим и не можем вернуться к использованию соли, к чему нас не раз уже призывали. Конденсаты соли крайне отрицательно сказывались на работе городского транспорта, особенно троллейбусного парка. Обледенение электропроводов и последующие постоянные аварии на линиях породили бы сегодня пробки, которые были бы самоубийственны для транспортной системы города, привели бы к ее параличу. Сегодня, когда количество автотранспорта на улицах города возросло не в разы, а в десятки раз, мы не можем позволить себе такие эксперименты.

— Недавно появилось постановление правительства Москвы о введении во дворах должностей спортивных организаторов. Объясните, пожалуйста, что это такое?

— Нет ничего страшнее детского безделья. Это первый шаг к праздности и наркотикам, которые уже становятся непременным атрибутом молодежной жизни. Если мы сейчас не приложим никаких усилий для спасения молодого поколения, у общества не будет будущего. Физкультура и спорт — прекрасная и здоровая альтернатива губительной праздности, растлевающей нашу молодежь. А от праздного образа жизни до знакомства с наркотиками у молодого поколения, переживающего брожение ума и не имеющего сформировавшейся системы морально-нравственных координат, как показывает практика, один шаг. Пусть лучше юный москвич сделает этот шаг по направлению к футбольному полю под руководством инструктора-наставника, чем в сторону подъезда, где его поджидают сомнительные личности с сомнительным набором услуг.

— Москва борется за право принять у себя Олимпийские игры 2012 года. Почему вы постоянно стремитесь к проведению крупных международных мероприятий? Ведь это большие траты бюджетных средств.

— Мы считаем проведение Олимпиады не городской, а государственной проблемой. Не будем лукавить: олимпийское движение давно стало частью глобальной системы международных отношений, я имею в виду изначальный смысл понятия — отношения между народами.

Мы участвуем в этом глобальном процессе и считаем, что проведение Олимпиады в Москве будет существенным вкладом в укрепление международного престижа страны. Москва уже сегодня обладает развитой инфраструктурой для проведения такого рода соревнований. Кроме того, проведение Олимпийских игр и подготовка к ним дает существенный импульс технологическому развитию общества, позволяет выйти на самый передовой рубеж научно-технического прогресса, а это означает, в свою очередь, будущую инвестиционную привлекательность города, что напрямую затронет и социальную сферу, сделает жизнь москвичей более удобной и комфортной. Так что ни о какой бездумной трате бюджетных средств здесь не идет и речи.

— Московское правительство стремится получить в свое распоряжение контрольный пакет акций “Мосэнерго”. Зачем он вам? Почему вы так упорно стремитесь овладеть этой собственностью?

— Да не хватаемся мы за собственность! Мы боремся за качество услуг. Отправная цель нашей политики — бесперебойное снабжение москвичей электроэнергией. “Мосэнерго” же в последнее время зарекомендовало себя как крайне недобросовестный и ненадежный партнер. Была целая серия аварий, в результате которых свыше миллиона жителей остались без света и тепла. В больницах врачи оперировали при свечах, люди на несколько часов застревали в лифтах. Мы не можем с этим мириться. Москвичи должны быть уверены, что их никто по расхлябанности, недосмотру или злому умыслу не лишит света и тепла. И именно поэтому мы претендуем на свой значимый пакет акций в “Мосэнерго”. Чем выше будет этот пакет — тем больше будет гарантий у москвичей. Контрольный же пакет акций означает стопроцентные гарантии бесперебойного снабжения города электроэнергией. Вот и все.

— В Москве постоянно повышается пенсия. Вы что, отбираете деньги у регионов?

— Давно прошли те времена, когда Москва отбирала деньги у регионов и жители близлежащих областей ехали в Москву за дешевой колбасой. Ситуация изменилась с точностью до наоборот. Сейчас Москва, где живет 6% населения страны, на 30 процентов наполняет российский бюджет. Отсюда идут трансферты всем дотационным регионам страны. Кроме того, мы строили и будем строить жилье более чем в тридцати регионах России и даже за рубежом — от Севастополя до Ярославля. Так что мы делимся с регионами не только деньгами, но и накопленным нами уникальным строительным опытом.

— Вы постоянно говорите об улучшении жизни пенсионеров. А как обстоят дела с учителями и врачами?

— Наш бюджет наполовину социальный. И мы постоянно изыскиваем возможности для повышения зарплаты бюджетникам. В бюджете Москвы за 2003—2004 гг. уже заложено на это 900 миллионов рублей. С 1 сентября 2003 года на 30% был увеличен размер городских доплат к месячной тарифной ставке, а с 1 октября на 33% мы поднял выплаты по Единой тарифной сетке. В результате минимальный размер оплаты работников первого разряда ЕТС в Москве составит 1800 рублей в месяц. Кроме того, с 1 октября нами введены специальные городские доплаты от 430 до 1500 рублей учителям начальных классов, воспитателям детских дошкольных учреждений и их помощникам, библиотекарям, медсестрам и санитаркам.

— Почему в Москве цены на хлеб растут медленнее, чем в регионах. Это как — по блату?

— Если хотите, можно сказать и так. А если серьезно, то у города есть определенные отлаженные рычаги контроля над ценообразованием базовых продуктов питания в городе. Над этой проблемой работает Департамент продовольственных ресурсов. В случае завышения цен на те или другие виды продовольствия мы предпринимаем своего рода “продовольственную интервенцию” и нормализуем ситуацию. Что касается московского хлеба, то здесь благоприятная ситуация сложилась в итоге нашей долговременной договоренности с президентом Казахстана Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым. Мы заранее договорились о прямых поставках в Москву высококачественного и относительно дешевого казахстанского зерна. Остальное — уже дело техники. Работа эта поставлена у нас хорошо, и мы продолжим ее совершенствовать в интересах рядового московского потребителя.

— Скажите, до каких пор в Москву будут прибывать мигранты? Кругом же грязь и преступность...

— Похоже, вы несколько отстали от жизни. Мигранты сейчас в Москве не прибывают, а убывают. Только за прошлый год совместными усилиями правительства города и ГУВД было выдворено свыше 9 тысяч незаконных мигрантов из ближнего зарубежья. А сейчас в среднем два раза в неделю авиарейсы из “Домодедово” и “Шереметьево” увозят на историческую родину новые партии нелегалов. Кроме того, специальным постановлением правительства в распоряжение ГУВД недавно передано шесть приемников-распределителей на 700 мест для содержания иностранных граждан, подлежащих депортации. Это значительно упростит и ускорит саму процедуру.

А в прошлом году, когда весь мир трясся в ожидании визита атипичной пневмонии, Москва сумела поставить ей заслон. Мы закрыли общежития, в которых незаконно проживали выходцы из Азии. На нас тут же обрушился шквал негодования — правозащитники чуть не утонули в собственной желчи, посол Вьетнама жаловался на меня в МИД, грозя международным скандалом. Но я совершенно спокойно воспринял эти нападки. Была б моя воля — я бы вообще колючей проволокой эти рассадники болезней обнес. Для сохранения здоровья москвичей я готов пойти на любые драконовские меры и выслушать хор защитников прав человека.

А насчет грязи — тут не могу с вами согласиться. По моему глубокому убеждению, Москва сегодня является одним из самых чистых городов мира. Спросите у тех, кто часто бывает за границей.

— Все крупные города мира уже столкнулись с проблемой терроризма. Сотрудники столичной милиции добросовестно сработали в Тушине и на Тверской. Но все равно страшно. Есть ли возможность защитить нас, москвичей, на 100 процентов?

— 100-процентную защиту не гарантируют своим гражданам даже израильские спецслужбы, которые много лет и довольно успешно борются с палестинскими экстремистами. А вот максимально снизить угрозу — в наших с вами силах. Но бороться с этим злом надо сообща. Милиции нужно активизировать свои усилия, используя нестандартные методы выявления потенциальных террористов, а гражданам нельзя терять бдительности и сообщать работникам правоохранительных органов о любых подозрительных гражданах, брошенных предметах и так далее.

— Недавно президент Путин назначил вас председателем некоего совета мудрецов. Интересно, что это такое?

— Эта идея возникла во время встречи Президента России и премьер-министра Японии Дзюнъитиро Коидзуми в Таиланде. Этот совет, по замыслу создателей, должен предлагать новые проекты для российско-японского сотрудничества. Я признателен президенту за высокую честь представлять Россию в этом проекте. Надеюсь, что мое участие здесь пойдет на пользу отношениям между нашими странами, нам есть что предложить, но говорить об этом пока не время.




Партнеры