Поход за “Hобелем”

29 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 670

Взрывы и пожары, предвыборные дрязги и магнитные бури... За всем этим негативом мы уже как-то и подзабыли одну из немногих приятных новостей общероссийского масштаба: нашему академику Виталию Гинзбургу присуждена Нобелевская премия по физике.

Почти два месяца прошло с тех пор, как об этом было объявлено. Горячка восторженных речей, заметок и интервью миновала, журналисты сняли осаду с семейства Гинзбургов. Но совсем недолго осталось ждать второй части “нобелевской эпопеи”, самой торжественной: 10 декабря состоится церемония награждения лауреатов. Ритуальное действо отработано до мелочей. Как готовится к нему 87-летний физик? Об этом репортер “МК” поинтересовался у самого Виталия Лазаревича.


— Давайте сначала о прозаическом материальном. Все знают, что на “протокольных мероприятиях” лауреат должен быть обязательно во фраке. Несколько лет назад один из ваших коллег ради такого случая даже заказал себе фрачную пару у известного модельера...

— Нет, у меня все будет гораздо проще. Никакого индивидуального пошива. Для шведов, видимо, подобная ситуация вполне типична, и они предлагают воспользоваться услугами проката. Буквально на днях из Швеции пришел даже запрос по этому поводу. Прислали специальную бумагу — там указано множество линейных параметров, которые нужно замерить по фигуре и прислать в оргкомитет, чтобы они подобрали самый подходящий по размерам “прокатный” фрак. Моя супруга Нина Ивановна вооружилась портняжным метром и всего меня обмерила в точном соответствии с этой инструкцией. Заполненную карту уже отправили скандинавам.

— Другая всем известная деталь Нобелевского протокола — лекция, которую читает каждый из лауреатов...

— ...Организаторы даже прислали мне изданные отдельным томом лекции нобелевских лауреатов прошлых лет. Видимо, в качестве образца... Впрочем, теперь у них появилось и нововведение: каждый награждаемый должен подготовить в письменном виде еще и свою автобиографию. Вчера я как раз этим и занимался, сидя на даче.

Лекция тоже готова, сейчас отдал ее переводить на английский... Получилось у меня часа, наверное, на два, хотя по протоколу дается для сообщения 45 минут. А фактически, как меня уже предупредили, следует уложиться в 40, — чтобы 5 минут осталось на возможные вопросы присутствующих... Так что предстоит сокращаться.

— Лекцию будете читать по-русски?

— Что вы! Кому же там русский нужен?! Конечно, на английском. Я, правда, не слишком уж хорошо им владею, но все-таки надеюсь справиться и прочитать свою лекцию не по бумажке.

— Чему будет посвящена ваша лекция?

— Вообще-то “расшифровывать” это раньше времени не полагается...

— Но на пресс-конференции в начале октября вы упомянули, что хотите отойти от традиционных канонов...

— Ну раз уж я об этом тогда проболтался... Обычно каждый лауреат рассказывает, “как он дошел до жизни такой”, — о той работе, за которую получил премию. Но мне, например, это уже неинтересно: работы в области теории сверхпроводимости, отмеченные ныне Нобелевским комитетом, были выполнены много лет назад — в 1950—1960-е гг. О том, что мною сделано в этой области, я написал подробную статью еще в 1997 году. Поэтому хочу сказать о проблемах, которые меня интересуют сейчас гораздо больше... Кстати, подобный прецедент уже был. В 1978, если не ошибаюсь, году наш известный физик Капица, получивший Нобелевскую премию за свои прежние работы в области низких температур, объявил собравшимся послушать его лекцию: я, мол, уже совсем забыл, что там делал такое с этими низкими температурами, и потому лучше расскажу вам, над чем работаю в настоящее время...

В начале своей лекции я, конечно же, буду говорить о сверхпроводимости и сверхтекучести. Но потом собираюсь коснуться темы, очень меня сейчас увлекающей, — о так называемом физическом минимуме в ХХI веке. То есть о том, какие проблемы физики и астрофизики представляются, на мой взгляд, ключевыми — особенно важными и интересными — в начале нынешнего столетия.

— Когда отправляетесь в Швецию?

— В Стокгольме нужно быть не позднее 6 декабря, но мы с женой выедем чуть раньше, 4-го числа. Жить предстоит в том отеле, где по традиции селят всех нобелевских лауреатов. Как меня уже предупредили, накануне торжеств должны пройти еще репетиции представления шведской королевской семье. Специалисты из протокольной службы будут обучать награждаемых — когда куда идти, где останавливаться, как подойти к Его Величеству, как пожать ему руку... Все эти репетиции проводят в том самом зале, где будет происходить церемония, а роль шведского короля исполняет один из их сотрудников...

— Сразу после окончания всех торжеств — домой, в Москву?

— На обратном пути собираюсь сделать остановку в Хельсинки, где есть большая лаборатория, работающая в области физики низких температур. Попробую при личной встрече с тамошними специалистами “заразить” их одной проблемой, которой я начал было заниматься еще в 1944 году, но потом переключился на другие темы... Хочу все-таки, чтобы ее довели до конца.






Партнеры