Мы все ещё кипятим

29 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 750

Неделя началась звонком из Тбилиси, старинный приятель сообщал, что вылетает в Москву в командировку. “Ну что там у вас?” — заорала я. “Революция закончилась, — торжественно объявил он, напомнив старый анекдот. — Начинается дискотека”.

Раз в десять лет грузины устраивают у себя революцию. В 93-м году при помощи России они свергли президента Гамсахурдиа и посадили в его кресло Шеварднадзе. В 2003 году при помощи США они свергли президента Шеварднадзе, и в январе его кресло займет новый президент.

Принципиально новый. Не член Семьи. Не продолжатель ее дел и делишек. Не преемник, как в России. И не сын, как в Азербайджане.

* * *

Шеварднадзе не удалось проделать то, что на просторах бывшего СССР проделали практически все верховные правители. Не удалось растянуть президентский срок правления до бесконечности. Не удалось назначить президентом кровного родственника. Не удалось передать власть наследнику, которого он сам себе выбрал.

Всем удается, а Шеварднадзе не удалось. Хотя, казалось бы, “седой лис”, опытный интриган, всегда выходил сухим из воды. Уж он-то точно должен был всех переиграть. А он промахнулся. Почему?

Старый стал? Но Гейдар Алиев не моложе… Нет, видимо, все-таки интуиция ему изменила, если он не принял меры против митингующей под его окнами оппозиции.

Хотя какие меры можно принять, если нет инструментов. КГБ деградировал, армия и полиция годами сидят на голодном пайке, видят, как разворовывается все и вся, и ненавидят власть не меньше, чем мирное население. Меры надо было принимать раньше, когда все еще было не настолько плохо. Или когда уже было плохо, но люди еще не осознали всей глубины и безвозвратности падения и верили, что яма, в которой они оказались, — это просто временные трудности.

Вот Ельцин — он не пропустил момент. Не пересидел. А представьте, он задержался бы еще лет на пять-шесть! Мы бы за это время дошли уже до совершенного озверения, наблюдая “семейную” вакханалию, и тогда нас уже вряд ли удалось бы заставить голосовать за “Единство”, партию чиновников и губернаторов ямы.

Еще один фактор, который помогает россиянам держать глаза закрытыми, — бескрайние просторы. Страна у нас до того огромная, что невозможно знать все про всех. А Грузия — страна маленькая, там затеряться трудно, все на виду, если чиновник строит себе хоромы, это известно всем.

Кстати, главный претендент на президентское кресло Михаил Саакашвили вышел в лидеры оппозиции именно через дворцы и дачи. Пару лет назад, будучи министром юстиции, на заседании правительства, где присутствовали журналисты, он продемонстрировал фотографии роскошных особняков и дач министров, которые никак не могли быть построены на их зарплаты в сто долларов.

Разразился скандал. Шеварднадзе вынужден был отправить правительство в отставку, а Саакашвили стал героем. У Жвания похожая история: он отказался от поста спикера ради того, чтоб президент отправил в отставку коррумпированного министра внутренних дел. Спикером стала Нино Бурджанадзе, соратница Жвания по партии. Все трое лидеров грузинской оппозиции занимали высокие государственные должности, но ни один не был замечен в коррупции. Ни один не разбогател — вдруг и сразу, — как это обычно бывает с теми, кому повезет прорваться на хлебное место.

Ничего подобного не могло бы произойти в соседнем Азербайджане, где государственная система строится на строжайших принципах единоначалия и клановости. Коррупция там фактически узаконена и жестко отрегулирована. Оппозиция хотя и есть, но Алиев сумел сделать так, что над ней просто смеются. А люди — люди бедствуют, как в любой стране, которой правит клан, группа “членов семьи” или “олигархов”. Работы нет, надежды нет, остается либо интегрироваться в систему, покупать себе хотя бы маленькую должность во власти и кормиться с нее, либо уезжать.

Все бывшие среднеазиатские республики живут по этим же правилам. Таким же образом устроена жизнь в грузинской республике Аджарии. “Семейный” клан Шеварднадзе тащил в это болото всю Грузию. И затащил бы, если бы Грузия по ряду причин не представляла интерес для американцев.

* * *

Сценарий грузинской “бархатной революции” сильно напоминает свержение Милошевича. В Сербии тоже были выборы, и результаты их тоже были сфальсифицированы, но оппозиция к тому времени была уже так сильна и многочисленна (американцы тоже готовили ее не один год), что безнаказанно для власти обман пройти уже не мог.

Нынешний посол США в Грузии во время сербских событий представлял Штаты в Белграде, так что по его карьерным перемещениям отныне можно предсказывать “бархатные революции”. Он теперь будет вроде буревестника: “Вы все еще кипятите? Тогда мы идем к вам!”

Работу по подготовке революций американцы ведут во многих странах с “клановым” правлением, объясняя ее интересами национальной безопасности. Правда, не везде у них все складывается так же успешно, как в Сербии и Грузии. Например, в Ираке они тоже пытались раскручивать оппозицию, но она все равно ничего не могла сделать из-за того, что страной правил жестокий диктатор, не позволявший даже головы поднять.

А в Беларуси, с которой американцы тоже работают, оппозиция пока слишком слаба для революции, потому что сильно КГБ. Лукашенко в отличие от Шеварднадзе придает ему большое значение. Кроме того, Лукашенко старается ограничивать оппозиционные СМИ, закрывать и высмеивать, минимизируя их влияние на публику. А Шеварднадзе на свободу слова не замахивался, при нем грузинская пресса была куда свободнее, чем нынешняя российская.

Возможно, американцы на примерах разных стран сейчас эмпирически изучают методологию “бархатных революций”, а потом соберут результаты полевых исследований в отдельный учебник — для вождей оппозиции и американских послов. Там, как у Ленина, будут описаны объективные факторы, типа “низы не могут, верхи не хотят”, и субъективные — отсутствие диктатуры в стране, слабость спецслужб и наличие свободы слова. И еще один обязательный фактор успеха: сами будущие вожди не должны быть замешаны в коррупционных историях свергаемого режима. А не так, как, скажем, в Украине, где оппозиция при ближайшем рассмотрении оказалась еще прожженнее, чем власть.

* * *

Могла ли Россия сыграть в Грузии ту роль, которую сыграли американцы? Вряд ли. Ведь Россия тоже управляется отнюдь не тремя независимыми ветвями власти, которые постоянно проверяют и компенсируют друг друга, а просто некоей группой. “Семья”, олигархи, питерцы — все это группы, которые сменяют друг друга, не меняя при этом самой системы власти.

Суть ее — все та же, что была при коммунизме, когда страной управляла группа “политбюро”. Эта суть сохранилась на всем постсоветском пространстве, приняв вид законченной диктатуры в мусульманских регионах и олигархического капитализма — в православных. Другими словами, “совок” продолжается. Никто не умеет управлять иначе, как зажав в кулак всех и вся. Никто ничего другого не знает и не хочет знать. Отсюда — преемники, сыновья и продления сроков правления до бесконечности.

Грузия, не дав Шеварднадзе назначить преемника, первая вырвалась из “совка”. Вернее, сделала попытку вырваться, потому что неизвестно, смогут ли ее новые лидеры выстроить демократический режим или их снова завернет на “семью”, твердую руку, доброго царя и тому подобную хрень. А трудностей у них будет море. В первую очередь с автономиями — Абхазией, Южной Осетией и Аджарией, которые попытаются отделиться, воспользовавшись моментом.

Конечно, мировое сообщество их все равно не признает, если об этом не договорятся лидеры России и США (нам ведь нужно “отступное” за то, что Грузия теперь уходит под американскую “крышу”). Но в любом случае, если в Грузии установится не “групповое”, а цивилизованное правление и начнет развиваться экономика, она станет очень привлекательной для мятежных автономий, и дальше все уже будет определяться нормальными экономическими связями и отношениями — то есть естественным, ненасильственным путем.

...Альтернативный вариант тоже есть — дискотека, как в старом анекдоте. Но тогда через десять лет снова придется устраивать революцию.



Партнеры