Стукачом будешь?

1 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 201

По законам сурового олимпийского времени — а до летней Олимпиады в Афинах осталось меньше года, — каждый допингующий теперь может быть наказан пожизненно. За принятое или вколотое виновный будет отвечать не один, а вместе с тренером, врачами и даже функционерами. Проект закона Международная федерация легкой атлетики уже подготовила, и действовать он начнет с 1 марта 2004 года. Впрочем, атлет может выпросить пощаду у карающих органов, настучав на себе подобных...


Минимальный срок отлучения от спорта составит два года. Помимо дисквалификации провинившихся ударят рублем. В то же время спортсмены, которые сообщат о фактах употребления допинга другими атлетами, могут быть амнистированы...

И представляю себе картину: вместо полноценной подготовки к Олимпийским играм атлеты всего мира начинают активно шпионить друг за другом. Особенно те, кому готовиться-то, собственно говоря, не к чему — они уже гордо несут заслуженное наказание. У еще не пойманных — свой резон: неплохо было бы нашпионить впрок! И если что, как из рукава в народных сказках, вымахнуть компромат на вырвавшегося вперед бойца. Чтобы на его костях вплыть обратно в большой спорт.

Но вот вопрос — как и за кем будут шпионить. Впрочем, как — это довольно просто, методы известны и проверены годами. Подкуп, шантаж, личное расположение обслуживающего, медицинского, уборщицкого персонала. Помните истории Солт-Лейк-Сити, когда уже после выезда лыжников из домиков в мусорных бачках были обнаружены шприцы? Так что любой мусорщик — теперь товарищ по партии с врожденным и хорошо оплачиваемым чувством справедливости.

За кем — уже сложнее. За своими братьями по оружию — как-то это непатриотично. Я бы даже сказала, подловато. Хотя конкуренция в некоторых видах спорта в некоторых странах бывает просто ноздря в ноздрю. Но все же свой — он же наш. Поэтому лучше выезжать на зарубежных товарищах. А как? Подглядеть за ним в замочную скважину, когда он будет себе на сборах вкалывать или глотать? Но для этого надо быть около этой замочной скважины. И тут сразу начинается заведомая дискриминация отечественных спортсменов. У россиян с заграничными сборами частые напряги. И потом — на турниры нарушители допингового режима приезжают чаще всего уже троянскими конями: чинные снаружи, упакованные внутри.

В общем, кажется, и захочешь настучать, да обломаешься о чисто бытовые трудности. Но официальные органы надежды на бескомпромиссное осуждение уже дисциплинарно наказанными атлетами себе подобных не теряют. На днях руководство Международного олимпийского комитета предложило чемпиону Европы Дуэйну Чэмберсу сократить срок его дисквалификации, если он сыграет в игру “Кто? Где? Когда?” и все-все расскажет о THG — новом допинге тетрагидрогестриноне.

История победоносного шествия THG по земному шару началась, собственно говоря, тоже со стукачества. Правда, анонимного, но, видимо, преследующего вполне конкретные цели. Сам метод обнаружения THG был разработан после того, как этой осенью неизвестный тренер прислал шприц с веществом в антидопинговое агентство США. Как только метод ввели в жизнь — глава антидопингового агентства США поверг всех в шок сообщением о том, что положительную реакцию на неуловимый прежде тетрагидрогестринон показали 450 проб, взятых у легкоатлетов во время летнего чемпионата. И началось — все ответственные за допинг, вернее, за его отсутствие, забегали, закричали, потом начали благодарить друг друга за честность и представлять дело как победу американской демократии, которая честна даже до того, что самим противно, но зато наполняет души чувством гордости. Ну а остальные страны тут же радостно и гневно резюмировали: вот она, Америка — других всегда гнобит и шпыняет, а сама такую допинговую рожу наела!

И замелькали сообщения: готовится проверка новым методом всех проб, которые хранятся начиная с Солт-Лейк-Сити! А еще — нужно поднять пробы чемпионата мира по плаванию, а то чего-то слишком много там рекордов было! Да, и не забыть о чемпионате мира по легкой атлетике в Париже. Эти пробы еще свеженькие, и хотя мировых рекордов там не было вообще, королева спорта — еще и королева допинга!

Сказано — сделано, результаты нам еще предстоит узнать, и в канун Олимпиады в Афинах они могут быть не то что шокирующими, а просто оставляющими Игры, как знаменитого всадника, — без головы. По сообщениям пресс-службы ИААФ, повторные тесты уже выявили случаи употребления тетрагидрогестринона на прошедшем в этом году чемпионате мира по легкой атлетике во Франции.

Но пока круче всех попал чемпион Европы в беге на 100 метров британец Дуэйн Чэмберс, прижатый нынче к стене самим Жаком Рогге. Руководство МОКа предложило Чэмберсу сократить срок дисквалификации в обмен на информацию о новом допинге. Президент МОК так и заявил: “Надеемся, что Чэмберс будет мудр и даст нам всю необходимую информацию...”

Сам-то господин Рогге, без сомнения, мудр: в этом деле главное — создать прецедент. И как тогда будет мило сердцу каждого международного чиновника: в долгих заседаниях и разборках можно не участвовать, сиди себе спокойно и принимай подношения в виде шепота или, что скорее всего, письменного заявления: “Я, такой-то, точно знаю, что тот, другой-то, наелся перед чемпионатом допингу, что ставит его в неравные условия со всеми честными атлетами мира. Доказательства прилагаю...” И в конце — обязательное: “Надеюсь, что моя искренность и добровольное признание будут учтены при рассмотрении вопроса о снятии с меня дисквалификации. Искренне Ваш...”

Смешно, но этот, внезапно мобилизовавший весь спортивный мир, тетрагидрогестринон представляет собой химическую модификацию весьма распространенного на Западе противозачаточного вещества. Он способствует ускоренному росту мышц, что дает возможность спортсмену воплотить в жизнь лозунг “Быстрее, выше, сильнее!” значительно эффективней. Но кому же не нужны значительно крепкие мышцы без набирания лишнего веса? И это уже не смешно.

Директор Антидопинговой комиссии ОКР Николай Дурманов считает маловероятным, что в результате этих перепроверок среди провинившихся окажутся наши спортсмены. И хотя бы это радует — от Америки мы далеко, до нас “зараза” не дотянулась. К тому же мы уже пострадали от той самой лаборатории, что нашла способ отлавливания THG — именно она за считанные дни до зимней Олимпиады создала тест, выявляющий дарбепоэтин, обнаруженный в пробах Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой.

Кстати, Лазутина и Данилова все еще не сдаются — на днях направили жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с решением Международного спортивного арбитражного суда в Лозанне, оставившего в силе решение об их дисквалификации. Вместе с адвокатом лыжницы считают, что спортивный суд в Лозанне не может считаться независимым судом, поскольку он финансово зависим от МОК. Также Лазутина и Данилова считают, что действия суда фактически лишили их права на труд, подорвали авторитет как на российской, так и на международной спортивной арене, и просят Европейский суд взыскать со Швейцарии по 1 миллиону долларов.

А ведь зря! Оказывается, надо было просто настучать друг на друга. А заодно — на непобедимую Бенте Скари, которая внезапно покинула лыжню в самом расцвете сил и побед. В финской сборной опять же поковыряться — им все равно от допинговых скандалов в ближайшее время не отмазаться. Миллион бы при этом, правда, был напрочь забыт, правоту свою они бы тоже не доказали, но зато амнистия раскрыла бы им свои объятия. А так — ни миллиона, ни права на труд.



Партнеры