Военно-строительный рэкет

5 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 997

“Если хотите добраться до дома, с каждого — по три тысячи рублей”, — такое условие поставил перед возвращающимися со службы в Чечне солдатами замкомандира части по воспитательной работе майор Артур Мативосян.

О поборах офицера “МК” узнал от шестерых военнослужащих, которые без денег и еды добрались до Москвы, чтобы поведать о командирском беспределе солдатским матерям. Ребята проходили службу в 125-м военно-строительном отряде в поселке Боржой Чеченской Республики.

Рассказывает младший сержант Рамиль Зарипов:

— 30 ноября нас разбудили в четыре утра, построили возле штаба и сказали, что в финчасти можно получить деньги. Нам должны были выдать по три тысячи рублей. Остальные обещали перечислить на личный счет по месту жительства — туда отправили наши сберкнижки.

Две тысячи рублей предназначались на такси до Гудермеса. По тысяче оставалось каждому на карманные расходы. Из Борзоя до Гудермеса нас везли на такси частники-чеченцы. Так происходит всегда, когда увольняется призыв. В воинской части машины на нашу отправку никогда не выделяют.

Но сначала всех — 21 человек — построил замкомандира по воспитательной работе майор Мативосян. Он объявил, что все деньги нужно сдать ему. Те, кто не сдаст, домой не поедут, т.к. он сопровождающий и решать ему. Мативосян был пьян. Накануне отмечался день рождения командира части капитана Маснева. У пятерых человек “замполит” отобрал деньги сразу. У Романа Мельникова, который первым стоял в строю, просто выхватил пачку, тот даже не успел положить ее в карман.

Не доезжая до чеченского поселка Дуба-Юрт, Мативосян остановил машины (микроавтобус, “уазик” и “ВАЗ-2110”) и говорит: “Если оставшиеся шестнадцать не сдадут деньги, всех высажу здесь, в горах. Майор угрожал, разгуливая перед нами с автоматом наперевес. Деньги пришлось отдать. В конце концов заступились чеченцы-водители — уговорили майора ехать дальше.

Колонна добралась до Гудермеса, майор раздал всем билеты и документы. Ребята просили вернуть деньги: “Как же мы поедем дальше, на что купим еды?” Но майор все оставил себе. По дороге до Минвод солдат чуть не высадили, т.к. они были без сопровождающего. В Минводах частники-таксисты предложили довезти до дома в долг. В Челябинскую область поехали четверо — за 20 тысяч. До Ярославля — за 14 тысяч. Оставшиеся шестеро кое-как добрались до Москвы и сразу пошли в Комитет солдатских матерей.

Еще ребята обращались в Спецстрой, к полковнику Николаю Самонину и подполковнику Анатолию Синеговскому. Те пообещали разобраться с беспределом, и Синеговский даже вылетел в Чечню. Но помочь с билетами командование оказалось не в силах. Пообещали только помочь со сберкнижками, с которыми в части “химичит” главбух прапорщик Басалаев. На книжках у ребят-строителей должно быть от 25 до 40 тысяч. Но ни своих счетов, ни книжек они ни разу в глаза не видели.

Вот как прокомментировала этот случай Лариса Егорова, председатель Комитета солдатских матерей из Чувашии:

— Мативосян еще мало попросил. Солдат трясут на каждом КПП. В результате домой они возвращаются без денег, которые им выплатили за участие в боевых действиях. В последнее время командиры, чтобы у солдата нечего было отнять, выдают по 3—4 тысячи на дорогу, остальные перечисляют на счет. Этих денег солдату должно хватить на питание и билет, т.к. положенных по воинскому требованию бесплатных билетов в кассах не бывает. Но не помогают и такие меры. 19 ноября одного из военнослужащих, возвращавшегося из Борзоя в поселок Ишлен Чебоксарского района, нашли убитым. Матери иногда сами едут за сыновьями в Чечню, чтобы довезти их домой живыми. Говорят, что с матерями на КПП обходятся лучше, чем с солдатами: лишние свидетели никому не нужны.

Солдаты 125-го военно-строительного отряда в Комитете солдатских матерей написали подробные объяснительные. Они уже переданы в Главную военную прокуратуру.




Партнеры