Чемпион “по понятиям”

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 401

Ровно три года назад Гарри Каспаров уступил в матче Владимиру Крамнику и лишился шахматной короны. А тот в свою очередь стал, как теперь говорят, чемпионом мира-классиком (чтобы не путать с чемпионом мира ФИДЕ). Но в последнее время мало кто из шахматистов признает чемпионство Крамника.

Классическая система розыгрыша первенства мира в прежние годы означала, что чемпион мира обязан раз в три года отстаивать свой титул — это было для него делом чести. За всю послевоенную историю был только один случай, чтобы шахматный король не выполнил своих обязательств. В течение пяти лет, с 1995 по 2000 годы, не провел ни одного поединка за корону Гарри Каспаров. Но чья вина, что в 1998-м не состоялся его матч с Алексеем Шировым (победившим, кстати, в отборочном матче Крамника)? Что поделаешь, если заупрямились спонсоры? Уверен, Каспаров испытывал по этому поводу большой дискомфорт: именно неловкость за такой простой на Олимпе в конце концов подтолкнула его сыграть матч с Крамником.

Конечно, Гарри был слишком самонадеян, начисто исключая возможность своего фиаско в Лондоне, и зря не побеспокоился на этот счет: оговорить перед стартом матч-реванш не составляло никакого труда. Драматическая промашка! Кто бы мог подумать, что Каспаров не сможет рассчитывать на взаимность, и все его надежды вновь сразиться с Крамником окажутся эфемерны.

Придя в себя после незапланированного поражения, Каспаров вскоре намекнул на реванш. Не тут-то было! Прагматичный Крамник замял все разговоры на эту тему. Поначалу его доводы представлялись убедительными: “Матч-реванш не предусмотрен, а если вы, Гарри Кимович, хотите испытать свой шанс, милости прошу в турнир претендентов”. Но были сорваны какие-то договоренности, и Каспаров самоустранился из претендентского списка, а пошел другим путем: выиграл подряд несколько классических супертурниров. В двух из них обошел Крамника, лично разгромив его в Астане.

А что же Крамник? “Да пусть он хоть сто турниров выиграет — чемпионом мира останется тот, кто победит в матче на первенство мира, — усмехнулся он недавно. И тут же добавил: — Я уверен, что Каспаров мною восхищается!”

Похоже, Крамник потерял чувство реальности. Трудно представить себе кого-то из чемпионов мира, включая Каспарова, который бы восхищался кем-либо, кроме самого себя. Да и чем, собственно, восхищаться? Последние результаты Крамника выглядят довольно бледно.

После того как все компании, бравшиеся за проведение нового чемпионата мира по классике, растворились в воздухе, дорога к повторному матчу Крамник—Каспаров открылась, но тут препятствием стал венгерский гроссмейстер Петер Леко, победивший в претендентском отборе. Что ж, наличие “легитимного” соперника — серьезный предлог для Владимира уклониться от встречи с Гарри. И если бы для матча Крамник—Леко своевременно нашлись спонсоры, доводы чемпиона были бы резонны. За прошедшие полтора года — с лета 2002-го — Крамник то и дело ссылался на свой матч с Леко, увы, существующий лишь на бумаге. Спонсоров как не было, так и нет, ни разу не называлось ни место проведения этого виртуального матча, ни его условия. Некоторые считают его “заигранным”.

В такой ситуации слова Каспарова, назвавшего матч с Леко аферой Крамника с целью избежать встречи с ним, Гарри, становятся все более оправданными. Повторного матча двух “К” с нетерпением ждет весь шахматный мир; впрочем, общественное мнение нынешнего чемпиона-классика мало волнует.

“Я бы давно мог сыграть с Каспаровым, но тут дело принципа”, — недавно в очередной раз объяснил Крамник. Замечательно, что Владимир такой принципиальный, но свои принципы гроссмейстер мог продемонстрировать и раньше: например, проиграв Широву, отказаться от встречи с Каспаровым и решительно поддержать тогдашнего претендента №1. И так ли уж принципиально было принимать подарки, которые тебе не совсем положены?

Кто сейчас всерьез относится к матчу Крамник—Леко? Даже если удастся провести его, все равно шахматная публика будет требовать битвы Крамника с Каспаровым. Да, интересно было бы понаблюдать за ней спустя три года после их первого единоборства. Однако вместо того, чтобы сесть за доску, Крамник дает одно за другим сомнительные интервью. Название одного из них вызывает улыбку: “Не уверен, что Каспаров сейчас лучший. Не по рейтингу — по сути”.

В шахматах, в отличие от многих сфер человеческой деятельности, всегда был объективный критерий. Можно подвергать сомнению даже мощь Шекспира (Лев Толстой так и делал), но дискутировать по поводу силы гроссмейстера с рейтингом 2850 (а Каспаров достигал и такой высоты) — пустое занятие. Но Крамник изобрел другой подход: оказывается, гроссмейстеров следует сравнивать не по силе игры, не по рейтингу, а по сути!

Так, может быть, Владимиру Борисовичу и сыграть матч с Гарри Кимовичем — не на первенство мира, боже упаси, а просто так, чтобы наконец выяснить, кто из них сильнее “по сути” — или, иначе, “по понятиям”. Весь шахматный мир был бы ему за это благодарен.



Партнеры