Мусор как тюремная собственность

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 142

Вчера в следственном изоляторе “Матросская Тишина” снова разразился скандал по делу ЮКОСа. На этот раз поводом послужили клочки бумаги, которые нашли у Евгения Бару — адвоката Платона Лебедева — после его общения с подзащитным.

Обычно всех, кто переступает порог следственных изоляторов, досматривают при входе. Но неожиданно для Евгения Бару сотрудники СИЗО решили досмотреть его уже на выходе. Бару попросил разрешения сообщить об этом районному прокурору и председателю Московской городской коллегии адвокатов. Но в этом ему отказали.

Прокомментировать ситуацию мы попросили самого Евгения Бару:

— Этим досмотром господа должностные лица из СИЗО грубо нарушили не только Закон об адвокатской деятельности, но и международные правовые акты в части гарантии адвокатской деятельности. У меня не было при себе никаких запрещенных предметов. В кармане лежал лишь мусор — рабочая записка, написанная моим подзащитным. Она не относится к делу напрямую, и ее я порвал еще в кабинете следователя. А так как мусорной корзины в кабинете не было и на пол сорить я не могу, засунул клочки бумаги в карман. После осмотра составили акт, в котором я выразил свое мнение. Думаю, сотрудники СИЗО знали, что творят беззаконие. Хотя действовали не по своей инициативе, а по чей-то указке.

Впрочем, вчера же замминистра юстиции, глава ГУИН Юрий Калинин заявил, что эту злосчастную записку Евгений Бару порвал на куски после того, как у него стали изымать вещи.

— Вранье, сплошная ложь! — пришел в негодование защитник Лебедева. — Я предполагаю, что акт досмотра теперь можно сфальсифицировать. Увы, я готовлюсь к этому...

В настоящее время записка, написанная Платоном Лебедевым, передана следователям Генпрокуратуры. А Генри Резник, председатель Московской адвокатской палаты, назвал действия сотрудников СИЗО нарушением законов об адвокатуре, а также некоторых положений УПК России.

Стоит заметить, что 11 ноября аналогичная история случилась с адвокатом Ходорковского Артюховой. Как утверждали в Генпрокуратуре, у нее нашли записку, написанную Ходорковским, с инструкцией по противодействию следствию путем воздействия на участников уголовного процесса. Адвокат же указывала, что у нее были изъяты бумаги с “проектом позиции по одной из статей обвинения”.

Расследование по этому делу продолжается. Теперь к нему прибавится и дело с “запиской Лебедева”. Может быть, в СИЗО и Генпрокуратуре таким образом собирают автографы заключенных?..




    Партнеры