Люди, я здесь!

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 861

Подводя итоги минувшей недели, по-хорошему, конечно, надо было бы говорить об избирательной кампании — о дебатах, плакатах и лозунгах, и о том, какую дешевку продемонстрировали нам на этот раз кандидаты в депутаты.

Возмутительная халтура. Сплошное старье и банальщина, ни одного оригинального свежего хода! Дебаты — провинциальные КВНы с домашними заготовками, позаимствованными из старого сборника анекдотов. Поддельные опросы общественного мнения. Фальшивые лесбиянцы, поддерживающие либералов. Замшелый компромат, изживший сам себя, и пустые, набившие оскомину обещания, которые мы слышали сто тысяч раз…

Вся избирательная кампания от начала и до конца напоминает какой-то подмосковный вещевой рынок, заваленный бесформенными кричащими тряпками. Лыжные свитера, расшитые бисером, и плюшевые скатерти с бахромой — вот весь их товар.

Грустно, господа. В чем дело, куда подевались нормальные пиарщики? Такое впечатление, что талантливых, горящих на работе людей у нас уже и здесь не осталось, и теперь политической рекламой занимаются равнодушные бездарные деляги, умеющие только вытягивать деньги из заказчика и пускать ему пыль в глаза. Право слово, обидно смотреть, как вырождается отечественный пиар. За державу обидно.

* * *

На фоне унылой избирательной кампании, которая волоком тащила за собой серые дни прошлой недели, солнечным пятном светится одно-единственное событие — явление Бориса Абрамовича Березовского грузинскому народу, повлекшее бурную реакцию российских властей.

Сразу надо отметить, что, судя по фамилии, на которую британский МИД выдал Березовскому паспорт, он видит себя Лениным наших дней. Тот был Ленин, а он Еленин. Одной буквой все-таки надо отличаться, чтоб потомки не путали. Хотя сходство колоссальное даже в мелочах, и, конечно, новая фамилия выбрана так, чтоб его подчеркивать. Ленин был в политической эмиграции, и он — тоже. Ленин из-за границы строил партию, и он тоже строит. У Ленина, правда, получилось, а он пока мается без сподвижников, но ничего, все еще впереди. Просто здесь многое зависит от шалаша. У Ленина был шалаш в Разливе, и он тоже скоро построит шалаш и будет оттуда руководить революцией. А когда просветленное население свергнет супостата, он приедет на вокзал, и восторженный народ оттуда понесет его на руках в Кремль. Впрочем, до этого еще далеко, еще предстоит проделать огромную организационную работу и написать собрание сочинений.

…Смеяться над Березовским сейчас можно сколько угодно, но на самом деле смешного тут мало. “Говорящая” фамилия свидетельствует о том, что у Бориса Абрамовича, по всей видимости, не все в порядке со здоровьем. Если он себя видит Лениным, то у него либо с головой беда, либо это гормональные нарушения, стероидная буря или как там называются такие штуки, когда человека несет по жизни неведомая сила, опрокидывающая здравые мысли и трезвый расчет.

А ведь такой человек несколько лет фактически правил страной. И ничего, никто не пресек. Думали, он нормальный, просто с очень активной жизненной позицией.

* * *

Совершенно непонятно, зачем он прилетал в Тбилиси, потому что ему абсолютно незачем было туда прилетать. Тем более ночью. Тем более на пару часов. Единственное более-менее толковое объяснение столь бессмысленного поступка — встреча с Басаевым.

Басаев приехал из горной Чечни к другу Березовского Бадри в его дом-замок, обнесенный крепостной стеной, за которую не могут заглянуть ни спецслужбы, ни журналисты. Туда же прибыл Борис Абрамович, и они там перетерли дьявольские планы дестабилизирующих терактов, вероломных вторжений и вооруженных восстаний.

Звучит интригующе. Однако Басаев в Тбилиси — это все-таки скорее из области фантастики. А больше Березовскому приезжать в Грузию было незачем: с самим Бадри он мог что угодно перетереть по телефону. Хотя нет, телефон прослушивают. Ну тогда можно было купить новый телефон, или сам Бадри мог слетать в Лондон на том же самолете, если так уж надо было переговорить.

Нет, дело не в тайных разговорах. Здесь другое, здесь пиар-ход. Березовский обиделся, что из-за выборов про него забыли в России. Решил оживить ситуацию, поиграть на кремлевских нервах и метнулся в Грузию. Мол, имейте в виду, я иду по пятам.

Он просто дразнит Путина и его команду. Пугает их, как Карлсон пугал воров, закутавшись в простыню и изображая привидение. И Березовский так же — то к одному окну подлетит, заглянет, то к другому и страшно так руки вскидывает: “Бу! Я рядом, рядом, бойтесь, бойтесь”.

Но и сам тоже боится, конечно. В Грузии-то не задержался — скорее назад, пока российские спецслужбы не спохватились. А перед отважным полетом наверняка обсуждал меры безопасности с другом Бадри. Я думаю, примерно так: “Слушай, а меня не споймают, ты там аэропорт контролируешь?” Самому-то Бадри такие залеты на фиг не нужны, он уже четверть Грузии купил, сидит хорошо, уверенно: “Блин, Борис, ну что у тебя как шило в жопе! Давай я тебе лучше барана пришлю”. Но нет, Бориса Абрамовича не удержать в погоне. Маньяки на острие атаки.

…Тихо в лесу, только не спит барсук — вот о чем эта песня. Лег спать, но заснуть не может, вскакивает. Глаза горят, сердце колотится: “Надо что-то делать!” С выборами мутил, мутил, ничего не получается. Ладно, свет клином не сошелся на этих выборах, будем готовить революцию. Грузия рядом, слетаю, оттуда шугану. И давай носиться кругами, в окошки заглядывать: “Люди, я здесь еще!”

На него и внимания не надо было обращать — явно ведь не в себе человек. Но как все завопили! И МИД, и прокуратура, и письма, и запросы, и ноту послу, и безграничное возмущение. Почему не задержали, не выдали, у него паспорт не на свою фамилию! …Да у нас полстраны с паспортом не на свою фамилию.

В общем, в точку попал Борис Абрамович. Шуму наделал талантливо, не чета нынешним пиарщикам.

* * *

Когда наши власти принимаются бороться с карлсонами, как с полноценными врагами, испытываешь некоторую неловкость. Недоумение. Как тогда к ним самим относиться? Они-то вообще адекватны или нет, если воспринимают всерьез человека, считающего себя Лениным в эмиграции?

В это же время к настоящим врагам они проявляют столь нарочитое безразличие, что просто диву даешься. Вспомните, часто ли всплывала тема Чечни в последние полтора месяца? Совсем нечасто. Чечня, боевики, теракты, потери — все это вообще ушло из информационного пространства, и понятно почему. Потому что Чечня — непопулярная тема, и не надо ее будировать перед выборами.

Но от того, что мы закрыли глаза на Чечню, там ведь мало что изменилось. Достаточно поговорить с возвращающимися из командировок офицерами, чтоб понять: все по-старому. И фугасы, и засады, и подрывы, и убитые. Военные чувствуют себя в безопасности только в расположении части, отгородившись от чеченцев бетонными стенами, часовыми и минными растяжками. Выйти прогуляться, сходить на базар — нельзя категорически, и над репликами типа “ну, теперь в Чечне не так опасно, как раньше” военные открыто смеются.

И только в начале минувшей недели — впервые после долгого молчания — пресс-центр штаба объединенной группировки устами полковника Шабалкина объявил “неприятное”: оказывается, Басаев еще в ноябре послал в Россию подрывников устраивать теракты во время выборов. Но после того как пресс-центр много лет занимался исключительно пиаром нашей контртеррористической операции, уже трудно было поверить, что про замыслы Басаева сейчас сказано потому, что такие они и есть. Скорее, это тоже был пиар-ход. Власти таким хитрым способом решили напомнить гражданам, как раньше было страшно, когда президент Путин еще не до конца навел в Чечне порядок.

Но надо же — как в воду глядел Шабалкин. Накаркал. Теракт в Ессентуках, взорвана та же электричка, что и три месяца назад. Власти тогда обещали ввести особый порядок проезда, контролировать рельсы и подозрительных лиц, и — вот, пожалуйста, тридцать шесть погибших.

Террористы ведь тоже не просто так теракты устраивают, а с умыслом: дабы доказать, что всем стараниям их контролировать — грош цена, сопротивление не подавлено, и никакого порядка нет и в помине. Причем доказывают они это именно накануне выборов — чтоб Кремлю посильнее навредить и побольше внимания привлечь. Они ведь тоже себя пиарят, террористы-то.

Навстречу их пиару мы двинем сейчас свой пиар и покажем, как беззаветно трудятся спасатели, как умело спасают раненых врачи, как неотступно идут по следу следователи и тщательно проверяют багажники гаишники, и тогда их кровавый пиар затмится, сгинет вместе с тридцатью шестью погибшими, которых не будет вспоминать никто, кроме родственников...

Они тогда опять что-нибудь взорвут. Поэффектнее. В ответ полковник Шабалкин объявит, что убиты тридцать три главных помощника Басаева и найдено сто схронов с оружием, а Березовский попробует пересечь границу по льду Финского залива. Потом начнутся президентские выборы, и унылые деляги-пиарщики снова примутся за свое нехитрое ремесло...

Такая жизнь у нас. Все пиарятся. Только и думают, что бы такое выкинуть, чтоб про меня подумали: “ах, какой беленький” или “ах, какой черненький”. Все хотят произвести волшебное впечатление.

Вот бы кто-нибудь захотел произвести реальное дело...



Партнеры