Япона мать!

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 2472

Самое грандиозное шоу по меркам отечественного шоу-биза стоимостью три миллиона долларов... Самый умопомрачительный гонорар в истории отечественного шоу-бизнеса: больше миллиона долларов. Все это — два сольника дуэта “Тату” в самом дорогом городе мира Токио...

Однако шоу были на грани срыва...

Финальные сцены свежайшего “муви” от Тарантино “Убить Билла”: воительница Ума Турман в злачном районе Токио, сражаясь с коварной предводительницей якудзы, расправляется в первую очередь с отрядом ее телохранительниц, школьниц-убийц, малолетних психопаток в клетчатых юбочках, галстучках и гольфиках... Ни дать ни взять “татушки” с самурайскими мечами наперевес. Это японский фетиш: героини-школьницы с как можно более широким, европейским разрезом глаз. Ими заполнены манга — японские мультики, космические, фантастические, сказочные эпопеи. Но еще больше их в порномультфильмах и порнокомиксах, коих целые разделы в видео и книжных магазинах. Трахающие рисованного монстра-робокопа или ласкающие друг друга девочки на видеокассете — отрада отдыхающего после 12-часового рабочего дня статистического японского клерка. А потому, когда в телевизоре появились живые школьницы, поющие и целующиеся — воплощение японской фетиш-мечты, диски “Тату” смелись со здешних прилавков миллионными тиражами и срочно встал вопрос о гастрольном туре по алчущей Японии...

...От грандиозности предстоящего события просто кружилась голова: два сольника 1 и 2 декабря в одном из самых больших залов мира — “Tokyo-Dome” (вместимость — 43 тысячи человек). Самое дорогое шоу по меркам отечественного шоу-биза: в сценографию, звук, свет, спецэффекты вбухано больше миллиона долларов. Самый умопомрачительный гонорар: вроде как “Тату” за два концерта выплачено 1 миллион 200 тысяч долларов. В Японии все дорого, и японцы способны тратиться, не считая: поставил менеджмент “татушек” условие привезти из Москвы целый эшелон обслуживающего персонала — не вопрос, вывезли. В Токио летит бригада из 52 человек: постановщики шоу (Володя Месхи со товарищи), наши световики, звуковики (техники, обслуживающие за две недели до “Тату” взрывающиеся и плюющиеся огнем металлические шоу “Арии”), плюс группа “моральной поддержки” — яркие представители клубной тусовки, возглавляемые Богданом Титомиром. Как-то даже не верится, что это все случится: вокруг майских сольников “Тату” в Лондоне на “Уэмбли” тоже разворачивалась нереальная шумиха, а закончилось все их скандальными отменами и отказом ставить визы продюсеру Шаповалову в британском посольстве.

Продюсер “Тату” Иван уже навел ужаса и на “Dentsu Music & Entertament”, организаторов концертов, крупнейших японских промоутеров, перевозивших на тихоокеанские острова кучу западных звезд — от Майкла Джексона до монстров хард-рока. Организаторы подогнали “татушкам” крутого рекламного спонсора, дающего на промо-компанию сольников... миллион долларов лишь за то, что девочки будут пить в роликах шоу его витаминизированную газировку. Шаповалов, прилетев на переговоры и не загоревшись идеей особо, предложил спонсору перекурить это дело “косячком” в гостиничном номере. Миллионер оказался, помимо прочего, главой фармацевтического концерна, закидывающего рынок товарами “здорового образа жизни”, и в негодовании вылетел из шаповаловского номера.

Трэш-начало

Последствия легкомысленности в отношении “денежных мешков”: концерты “Тату” остались без всякой рекламы (в Токио — ни одной растяжки, ни одной неоновой заставки на повсеместных уличных плазменных панелях, ни слова ни на радио, ни на ТВ). Организаторы, вложив в шоу больше трех миллионов долларов, психанули, потеряв из-за взбалмошного Ивана халявный бюджет, и прислали в Москву бумагу — обязательство не предпринимать во время предстоящих гастролей никаких “противоправных действий”. Нет подписи на бумаге — не будет визы в посольстве. “Обязались” в результате все — и “татушки”, и эшелон из 50 сопровождающих лиц. Все, кроме продюсера. Любимая фраза Шаповалова — “забудь о прошлом”, а вот за будущее он, понятно, поручиться не может. И разумно: трэш случился уже в первые же часы гастролей, на борту авиалайнера. Тусовка веселящихся “лиц сопровождения”, хохоча и чокаясь, напоролась на сурового дяденьку — ФСБэшника, назвавшегося замом Патрушева. И в легкой манере с ним поспорила: стоит ли шуметь в бизнес-классе, когда состоятельные пассажиры дремлют во время 10-часового перелета? Дяденька сходил в кабину, сделал звонок, и делегацию “Тату” встречали в аэропорту Нарита японские полицейские и представитель “Аэрофлота”. После часовой разборки в страну все же всех впустили, но некоторых, в том числе продюсера Шаповалова, внесли в “черный список” компании-авиаперевозчика, аннулировав обратные билеты.

Организаторы концертов тем временем мрачнели все больше, сознавая, что из 86 тысяч билетов на предстоящее в “Tokyo-Dome” шоу “Show Me Love” продано лишь 20 тысяч. Для страны, где обожание кумиров (местные бесчисленные звезды носят даже название “идолори”) возведено в степень гипертрофии и где педофилический культ девочек в школьной форме чуть ли не национальная черта, это, по меньшей мере, странно. Организаторы порешили, что почти провал (по продажам) грандиозных шоу — из-за злой ауры отдельных персонажей, в частности скандального продюсера. И лишили Шаповалова всех его полномочий: отняли аккредитации, дали указание охране не впускать взбалмошного типа в концертный зал вовсе. Посему репетиция накануне шоу, допустим, была похерена: “татушки” без руководителя отказались идти пробовать подмостки. Политкорректная токийская пресса рассердилась, понаписала, что ленивые девочки не выходят из отеля, и предположила, что концерты скорее всего будут отменены вовсе.

Японский стиль

Наши постановщики тем временем, крутя в зале ручки и настраивая пульты, не переставали прицокивать языком от масштабов постановки: над огромной сценой повешено пять гигантских проекционных экранов и один плазменный, партер рассекает 30-метровый “язык”-подиум, на котором Юля с Леной должны общаться с публикой (режиссер Володя Месхи взахлеб рассказывает о ноу-хау: во время шоу “татушки” возьмут миникамеры и будут снимать ими друг друга и публику, все это выведется на экраны, от эффекта “реального времени всем снесет башню”). Отборного света установлено больше, чем на концерте Пола Маккартни на Красной площади. Звук такой, что во время его прокачки сотрясаются окружающие “Tokyo-Dome” карусели и американские горки.

Над Токио повисла ровная прохладная стена дождя — зима здесь такая. Под дождем ярко светятся в ночи бесчисленные неоновые елки, рождественские зайцы и медведи — технократичный мегаполис уже впустил в себя Кристмас. “Татушки” действительно сидят в “люксах” своего пятизвездочного отеля: чихают, кашляют, акклиматизация и все такое. Богдан Титомир прочесал всю Сибуйю — главный тусовочный, моднючий район Токио. Скупил полки пластинок, чемоданы Йоджи Йамамото и всю зимнюю коллекцию Comme des Garcons (актуальнейшие японские дизайнеры). “Тусовка сопровождения” уелась свежайшими суши, обыскалась гейш в квартале “красных фонарей” (бесполезное, кстати, занятие: в заведения к гейшам не пускают не владеющих японским — поскольку эротическое времяпрепровождение с ними невозможно без... умного разговора). Оторвалась легальными наркотиками — прямо у выходов из метро в центре города по вечерам стоят молодцы с лотками “Legal Drugs”: со всяческими не запрещенными законом стимуляторами — “грибами” и “pinky’s” — порошками. Все это хозяйство сопровождается, впрочем, бумажкой на английском: “За то, что может с вами произойти, фирма-изготовитель ответственности не несет”. После “пинков” все вокруг становится малиновым и зеленым.

Иван Шаповалов, как простой смертный, идет в кассу “Tokуo-Dome” и приобретает там билет (в партер, за 75 долларов) на собственное шоу.

День первый

Японцы очень дисциплинированны и аккуратны. Даже у дверей в вагоны метро выстраиваются в ровную линеечку. Таким макаром заходят и в зал “Tokуo-Dome”, рассаживаются в четко разбитые квадратики-зоны. 43-тысячный зал действительно заполняется лишь тысяч на десять. Организаторы хватаются за головы, потом махают на все рукой: ну спустили на ветер пару миллионов долларов, локотки кусать-то поздно. Японцы тупо смотрят на сцену: там в блестящем гламурном пиджаке стоит за пультом некто ди-джей Спайдер (разогрев “Тату”), крутит модный винил, ни на йоту (йену), впрочем, не вдохновляющий японцев. Спайдер, однако, плавно вымиксовывает свой брейк-бит на начало “All the Things She Said” (“Я сошла с ума”), под оглушительные взрывы огненных фонтанов Юля с Леной являются перед повизгивающим японским народом. Дальше — 40-минутное (!) видео-светопиротехническое представление, безусловно, западного уровня, Робби Уильямс просто нервно ногти грызет. На каждой песне с гигантских экранов вызывает головокружение зала концептуальный видеоряд, непрерывно что-то взрывается, падает мишура, зажигаются факелы по периметру сцены на трогательном рэпе “Скажи, зачем я жду звонка”, на плазменной панели бушует огонь, пожирающий юные сердца... Шаповалов из зала орет менеджменту в телефон: “Девочек пусть на экране показывают, ну!” Юля с Леной довольно вяло ходят по огромному “языку”, дежурно целуются, дежурно предлагают поцеловаться залу, на “Простых движениях” Волкова устало лезет рукой в промежность под джинсовый комбинезон — якобы мастурбирует. Японцы как-то бесстрастны, лишь помахивают светящимися гелевыми палочками и щелкают мобильниками, фотографируют на память... В финале шоу 200 японских школьниц, словно сошедших со страничек порнокомиксов, маршем проходят по залу, выносят на сцену огромные белые надувные шары...

На следующий день газеты напишут: “На концерте “Тату” зал почти пустовал. Шоу было оскорбительно коротким!” Шаповалов решает пробраться на второе шоу к “пульту управления” любым способом, хоть переодевшись в женщину, как Керенский при побеге из Зимнего.

День второй

На следующее утро трэш-атмосфера усугубляется: у Юли Волковой температура 39, впору отменять концерт не понарошке.

На телеканал “Fuju” на рейтинговое телешоу культового режиссера и актера Такеши Китано Лена Катина отправляется без партнерши. Программа как бы комедийная, называется “Хозяйственный двор”, и по сравнению с ней “Аншлаг, Аншлаг” Регины Дубовицкой просто верх эстетства и остроумия. По ходу действа зрители задают гостям дебильные вопросы, стукают друг друга всяко-разным по голове и играют в настольные игры типа пинг-понга. Увидев, как Такеши Китано отфигачил веником по макушке своего помощника (массовка запищала от восторга), Лена обескураженно покрутила пальцем у виска в сторону звезды культового кинематографа. Такеши протянул ей какой-то тазик и предложил партию в настольный теннис этим предметом. “Выиграешь — приз 10 тысяч йен (100 долларов)”. — “Да на фига мне ваши йены-то?” (Хм, при миллионном гонораре-то.) Выиграла тем не менее...

Напичканную антибиотиками Волкову, похожую на зомби, тем временем привозят в “Tokуo-Dome”. Шаповалова, прикрывая от секьюрити, также удается провести на звукорежиссерский пульт через черные ходы и подсобки. И начинается уже “совсем другая песня”: шоу в формате “real time”.

— Вань, а что это такое шоу “real time”?

— Кап, это когда теряется тайм. Времени не было, нет и не будет. Когда забываешь о времени — это и есть “real time”.

Поняли? У Юли с Леной в ушах — наушники-мониторы. В них — команды Шаповалова с пульта. Все, что они делают во время второго концерта, — это манипуляции продюсера с ними и с залом. Манипуляции странные, но в зале японцев еще меньше, чем в первый день, и они вообще не понимают, что происходит. Солистки непрестанно что-то говорят между песнями на непонятном языке (беседуют с Шаповаловым в микрофон), концерт становится в два раза длиннее, поскольку продюсер заставляет петь песни по два раза (просто песни и песни с видеоклипом на экранах). Вот в руки Юльки и Лены вкладывают камеры, и они идут снимать толпу: Шаповалов в уши режиссирует: “Губы снимай, глаза!” Японцы, увидев себя на экранах, повизгивают довольно...

— Это выглядело как репетиция, генеральный прогон со зрителями... С режиссурой-то очень слабенько... Но японцы это схавали, а что еще нужно? — подытожил Богдан Титомир.

Так или иначе, два токийских сольника “Тату” состоялись-таки и все равно стали самым гигантским шоу российских артистов в контексте мирового шоу-биза (уж промолчим про гонорары-то). Продолжение, вероятно, следует. Весной грядет турне по Латинской Америке, вроде как. Если Шаповалова удастся вывезти из Японии, невзирая на черные списки компаний-авиаперевозчиков.



Партнеры