Он улетел, но обещал вернуться

8 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 278

Не зря, ох, не зря мыли асфальт, вешали по Коломне транспаранты, в поте лица красили и белили: с четвертой попытки президент Путин все-таки приехал в подмосковный райцентр. Правда, аккуратно подстриженная травка к 4 декабря не только замерзла, но и покрылась толстым слоем снега. А газета с фотографией мэра Коломны Шувалова на фоне портрета Владимира Владимировича вышла на неделю раньше президентского визита.

Впрочем, все ничего. Когда горожане узнали, что президент приехал, народному ликованию предела не было. Наконец — финал всем мучениям. Во-первых, нервировала сама обстановка ожидания. Во-вторых, замотали бесконечные тренировки и фальстарты, в ходе которых наглухо перекрывали главную улицу города и несчастные автовладельцы были вынуждены ползать ослиными тропами.

В день приезда Путина Коломну снова перекрыли, и местным жителям оставалось только рты открывать от беспрецедентных мер безопасности: на крышах центрального магазина, самой высокой гостиницы и на старинной кремлевской стене засели личности, сильно похожие на снайперов прикрытия.

Рядовым горожанам все это напомнило трагические события в Далласе, когда убили президента Кеннеди.

В эти дни по телевизору как раз транслировались разные версии расследования той драмы. Сравнение вроде бы смешное: американский Даллас и подмосковный городок. Но, наверное, система охраны у всех президентов мира одинаковая. Вот следом за бронированным синим микроавтобусом президента промчались несколько автобусов с автоматчиками, причем с открытыми дверями: видимо, готовые за доли секунды занять оборону. Коломенцы, с утра томившиеся желанием увидеть Владимира Владимировича, такую возможность получили, но издалека. Регламент встречи был жестким и стремительным.

Сначала президент побывал в коломенском мемориальном парке и возложил венок к памятнику павшим солдатам. Здесь же должно было состояться и общение главы государства с ветеранами, но те что-то растерялись и ничего у Путина так и не спросили.

Далее кортеж №1 отправился на ОАО ХК “Коломенский завод”, где президент посетил цех сборки дизелей и пообщался с мастером Николаем Ивановичем по фамилии Касьянов. Николай Иванович смущался и краснел, поясняя президенту назначение какого-то нового заводского агрегата. Когда Касьянов назвал средний размер заработка в цехе — 7—11 тысяч рублей, — слегка покраснел президент. Потом в кабинете гендиректора предприятия состоялась рабочая встреча по вопросам развития транспортного машиностроения, в которой также приняли участие губернатор Московской области Борис Громов и другие ответственные лица.

Президент напомнил, что на Госсовете 29 октября обсуждались перспективы транспортной политики России. В Коломну же он приехал потому, что на тепловозостроительном заводе “самое место поговорить о подвижном составе”. И обсудить было что. На сегодняшний день в стране не хватает мощностей для обеспечения своего собственного рынка железнодорожных перевозок. Президент без удовольствия заметил, что производительность труда на соответствующих отечественных предприятиях в 10 раз ниже, чем на аналогичных в Европе. Впрочем, Коломенским машиностроительным заводом Путин остался доволен: “Это здорово, что иностранные партнеры дают высокие оценки коломенской продукции. Мне было приятно это слышать”. Особенно доволен Владимир Владимирович остался тем, что дизели, произведенные на Коломзаводе, идут на экспорт — на родину своего родоначальника Дизеля, то есть в Германию.

Остальные говорили, что называется, пользуясь случаем… Так, гендиректор Власов пожаловался на некоего Верхушкина из Мордовии, который так и не сделал обещанных преобразователей для синхронных двигателей; на то, что вагоны производить никто не хочет, потому что всем нравится выпускать цистерны для нефти; убытки от железнодорожных перевозок компенсируют разве что Питер, Москва и столичная область.

— Лучше вообще без убытков… — заметил Путин.

Директор Коломзавода Власов выглядел почти счастливым человеком. Накануне визита президента предприятию наконец отдало долги МПС, говорят, почти 200 миллионов. Но и заводское начальство, как и предыдущие выступавшие, не сдержалось: говорили об НДС, конкуренте “Дженерал Электрик”, пытающемся протолкнуть на рынок свой дизель, дотациях и инвестициях. Путин что-то записывал, и это придавало директору энтузиазма.

В Свято-Троицком Ново-Голутвине монастыре президенту подарили икону особо почитаемой здесь святой — Ксении (заметьте) Петербуржской. На строительной площадке уникальной крытой ледовой дорожки Путина тоже ждали с особенным трепетом, потому как время от времени возникают проблемы с финансированием. Борис Громов заверил главу страны в том, что к 2005 году стройку завершат. Владимир Владимирович пошутил, что к этому времени он научится кататься на коньках.

На саму стройку Путин не пошел — говорят, время поджимало. Поэтому самая запоминающаяся из всех увиденных корреспондентом “МК” картина осталась нетронутой: новенькие каски разместились на полках в политически идеальном порядке: верхнюю заняли две с надписями “Путин” и “Касьянов”, чуть пониже — каски “Громов”, “Горностаев” и т.д., еще ниже — “Шувалов” и т.д., на самой нижней полке — безымянные. Довершают натюрморт новенькие сияющие резиновые сапоги.




Партнеры