В списках значатся

11 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 250

Новые подробности позавчерашней трагедии у стен Кремля, возле гостиницы “Националь”, существенно скорректировали официальную информацию о теракте — в частности, о количестве жертв. Как стало известно “МК”, среди погибших не четверо, а пять ни в чем не повинных граждан! Таким образом, вопрос “Сколько же было террористок?” вновь повис в воздухе. Если две — значит, погибли не 6, а 7 человек. Если одна — получается, что две сообщницы сбежали!

Впрочем, родственникам погибших едва ли важны эти детали. У них совсем другие, страшные заботы — достойно проводить в последний путь своих мужей, жен и матерей.

В тот момент, когда прогремел взрыв, подруги Татьяна Комарова и Инна Герзоева оказались в самом эпицентре и погибли почти мгновенно. Осколками Таню буквально разорвало на части, а Инна получила смертельные ранения головы и тела...

— Это какой-то рок! — плачет отец Татьяны Юрий Комаров. — Пройди они мимо на минуту раньше или позже, остались бы живы. Но... Торопились в свою аспирантуру...

Таня и Инна познакомились во время учебы в юридическом институте. Инна приехала в Москву из небольшого села под Владикавказом, где закончила школу с золотой медалью, а Таня — из Липецка. После успешного окончания вуза (у Инны красный диплом!) вместе поступили на заочное отделение аспирантуры при Институте государства и права. Устроились работать юристами в Министерство по налогам и сборам, откуда в то утро и спешили на занятия.

— Девочки так мечтали стать профессиональными юристами! — рассказывает Комаров. — Все время отдавали учебе или работе. В последнее время Инна переехала от своей тети жить к нам. Мы с женой этому только обрадовались — Таня и Инна были, что называется, не разлей вода. Везде ходили вместе, все делали вместе. Помню, вечерами закрывались в своей комнате и учили, учили... Мы с женой даже подшучивали: мол, будете такими затворницами — женихов долго не найдете! Но Танюша только смеялась: “Некогда нам ерундой заниматься, вот закончим аспирантуру, тогда и посмотрим”. Не успели, бедные мои...

Накануне трагедии Таня рассказала отцу свой страшный сон — будто несется на нее поток грязной воды, и сильный смерч, сметая все на своем пути, сносит у церкви купол. Отец успокоил дочку и попросил забыть этот ужас. Но сон сбылся.

* * *

Про таких, как Иван Анисимкин из подмосковных Бронниц, говорят “золотая голова”. А еще через несколько лет, наверное, сказали бы “гордость нации”. Замечательный ученый, сотрудник Института радиотехники и электроники РАН, он мечтал всю жизнь посвятить науке. В свои двадцать семь лет Иван Владимирович успел защитить кандидатскую диссертацию. Весной этого года он попал в число лауреатов по программе “Молодые кандидаты и доктора наук. Выдающиеся ученые РАН” на 2003 год. Всего отобрали 39 кандидатов наук. Анисимкин был первым в списке.

Во вторник утром он спешил на работу. Обычный путь — от метро до здания института на Моховой три минуты быстрым шагом.

Подземный переход, лестница, гостиница “Националь”. Женщина в черном, какой-то странный взгляд... Едва ли Иван успел понять, что произошло.

“У нас чуть рама оконная не вылетела, — рассказывают коллеги Анисимкина. — Мы поняли, что случилось что-то ужасное, но про Ваню тогда даже не подумали”.

В институте Иван работал под началом отца. Оба занимались акустоэлектроникой — очень перспективным направлением. Анисимкин-старший недавно уехал в Тайвань на конференцию. Страшная новость застала его там.

“Иван очень скромный, на перекуры никогда не ходил, всегда был увлечен работой”, — вспоминают коллеги. У молодого ученого есть еще старшая сестра и любимая девушка. Чтобы чаще с ней встречаться, парень поднатужился, залез в жуткие долги (на 2 тысячи рублей особо не разгуляешься) и купил квартиру в Москве. Но обжить ее так и не успел.

* * *

“Сергей Владимирович погиб? Господи, какой ужас, — консьержка побледнела как полотно. — Вы знаете, он уже двадцать лет здесь жил. Такой вежливый, обходительный, внимательный. За что же его? Он ведь сам врач!”

В этом многоэтажном доме на Енисейской улице вообще много врачей — в свое время именно медики образовали жилищный кооператив. Получил здесь квартиру и тогда еще совсем молодой Сережа Каштанов, переехавший в Москву из Тулы. Здесь женился, здесь воспитывал детей — сыновей Павла и Диму и дочь Анну. Сейчас они уже взрослые, у каждого своя жизнь. Но позавчера их объединило страшное горе.

Родные 55-летнего Сергея Каштанова до сих пор не могут прийти в себя. Их отец часто бывал на злополучном “пятачке” у “Националя”. Сам медик преподавал в институте в другом районе Москвы, на Соколе, но в центр ездил часто — в том числе в Медицинскую академию имени Сеченова. Очевидно, туда он направлялся и позавчера.

* * *

Тем временем следствие склоняется к версии, что шахидка... не собиралась взрывать Госдуму. Теракт произошел там, где и был запланирован.

Вчера, когда уже все погибшие были опознаны, выяснилось, что смертница на самом деле была одна. “В светлом пальто и с черной сумкой через плечо”, как описал ее, просмотрев видеокассету из “Националя”, мэр столицы Юрий Лужков. Взрывчатка находилась в сумке, а пресловутый пояс шахидки — под пальто.

— Безусловно, у нее был сопровождающий, — считает известный “милицейский” врач-психиатр, много лет занимающийся проблемами терроризма, Михаил ВИНОГРАДОВ. — Более того, я уверен, что взрывчатка приводилась в действие дистанционно. И кнопку в нужный момент нажал именно этот сопровождающий.

У спецслужб было время на практике изучить методы чеченских террористов. Смертниц, как уже известно из печальной практики, никогда не посылают “на дело” в одиночку. Обязательно есть “связной” — тот, кто ведет ее до нужного адреса, и “наблюдатель” — тот, кто контролирует весь процесс и, если требуется, сам приводит в действие взрывчатку.

— Сами смертницы в редких случаях взрывают себя, — говорит Виноградов. — Такова их психология. Возьмите хотя бы “Норд-Ост” — когда пошел газ, женщины-шахидки потеряли сознание не сразу. Они закрывали носы платками и советовали это сделать другим, хотя сто раз могли взорвать бомбы. Они, как и обычные люди, до последнего цепляются за жизнь. Это подтверждает и случай на Тверской-Ямской, когда террористку задержали и она не привела взрывчатку в действие, хотя у нее была возможность это сделать.

По мнению Михаила Виноградова, шахидку у “Националя” взорвали дистанционно. Причем бомбу террористы привели в действие там, где и планировали — на месте массового скопления людей, рядом с рестораном и гостиницей, где полно иностранцев, в непосредственной близости от Кремля.

— В том месте чуть ли не каждый второй спрашивает, как пройти в Думу, — продолжает Виноградов. — А террористы никогда не будут “светиться” — “свой” маршрут они знают назубок. Поэтому я уверен — они взорвали то, что хотели. В Госдуму бы их, во-первых, никто не пропустил, а рядом со входом взрываться для смертника бессмысленно — там не так людно.

В который раз задаемся одними и теми же вопросами: возможно ли было предотвратить этот теракт? Кто виноват в гибели людей: милиция или спецслужбы?

— Дело в том, что у нас совершенно разлажена агентурная работа спецслужб, — считает Михаил Виноградов. — Террористы опережают ФСБ. Только один раз за последнее время спецслужбы сработали на опережение — когда сразу после “Норд-Оста” в Москве задержали 13-летнюю смертницу Наталью Цагароеву, вдову известного боевика Магомеда Цагароева (она была его третьей женой). Этот случай широко не освещался, но тогда наши спецслужбы сработали блестяще. Но, к сожалению, сейчас они не на высоте. Это происходит по большому счету из-за контртеррористической операции в Чечне. Лучшие специалисты работают там, и их не так много.

Значит, нам надо готовиться к новым терактам? Ведь, по оперативной информации, еще примерно 20 шахидок из 29 подготовленных в лагерях смерти не дали о себе знать.





Партнеры