Сказки странствий

19 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 2508

Скромная дата на календаре — 18 декабря — промелькнула незаметно. Да и что это за событие такое: Международный день мигранта? Не то праздник, не то стихийное бедствие, ведь мигранты — это и беженцы, и счастливые победители лотереи “грин кард”, и нелегалы, и легальные гастарбайтеры... Их — миллионы по всему свету, и Россия не исключение.

Всего три года назад Генассамблея ООН решила отмечать 18 декабря — в честь того, что в этот день в 1990 году была принята Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей.

Министр РФ Владимир Зорин на встрече с журналистами, посвященной этой дате, сказал, что внешняя миграция в Россию становится прежде всего трудовой. “В масштабах страны иностранная рабочая сила конкуренции не составляет, если даже мы выберем всю квоту на этот год, то это составит лишь 0,7% от общего числа человек, задействованных в экономике”. Более того, по его словам, внешние мигранты становятся “ресурсом восполнения демографической убыли населения — за 12 последних лет внешние мигранты восполнили убыль российского населения на три четверти”.


В этом году по числу граждан, попросивших политического убежища в европейских странах, Россия вышла на первое место. По данным управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, только за восемь месяцев (с января по август) 18830 россиян “сдались” в самых разных странах мира. Для сравнения: за тот же период прошлого — 12101. Одной из самых популярных стран среди русских азюлянтов (от англ. asylee — просящий убежище) в этом году была Швеция.

Но лишь малая толика наших азюлянтов реально нуждается в защите. Остальные просто “разводят” доверчивых европейцев, выдумывая изощренные небылицы. А их немыслимые истории некоторые иностранные писатели берут за основу для сюжетов своих книг. Репортер “МК” познакомился с некоторыми из российских азюлянтов.

Мы едем-едем-едем в далекие края...

Москвичи Дима и Саша решили рвануть в Швецию пару лет назад, сразу после окончания МГУ, не дожидаясь повесток в армию.

— Знакомые посоветовали нам найти в Стокгольме некоего Виктора Антоновича, — рассказывают ребята. — Мы, приехав, позвонили ему, встретились в одном из местных баров. Он сразу сказал: мол, нам надо попросить политического убежища. Мы от неожиданности даже испугались вначале: думали, что мужик нам просто с работой поможет, а он вон чего загнул... Но когда Виктор Антонович объяснил, что почем, согласились. За чашкой кофе родилась легенда.

В двух словах все выглядело так: дескать, ребят забирают служить в Чечню, а они по жизни пацифисты — оружие даже в руки брать не хотят. Но одних эмоций недостаточно, нужны доказательства. Дима вспомнил, что тетя имеет связи в подмосковном военкомате и может достать несколько липовых повесток. На том и порешили.

После кафе ребята отправились в ближайший полицейский участок и произнесли заветное слово “азюль” (причем Дима от волнения ляпнул “казюль”). На полицейских оно произвело магическое впечатление: все засуетились, и через час у ребят был переводчик, поскольку русские азюлянты не знали ни слова по-шведски и даже по-английски.

Фотографии анфас и в профиль, отпечатки пальцев, рост, вес — процедуры заняли несколько минут. Затем было первое интервью (как и все последующие, оно записывалось на пленку), в котором ребята подробно рассказали о своей беде. Новых азюлянтов поместили в Карслунд — лагерь для беженцев и иммигрантов. Им объяснили, что пока дело будет рассматриваться, они могут получать ежемесячное пособие в размере 2300 крон (приблизительно 230 долларов) и рассчитывать на компенсацию оплаты жилья — в случае, если сами его найдут.

— Несколько раз в предоставлении политического убежища нам отказывали, — добавляет Дима. — Но мы подавали на апелляцию и все это время бесплатно пользовались услугами адвокатов. Кстати, мой юрист посоветовал жениться на какой-нибудь шведке, не дожидаясь окончательного решения о депортации. Что я и сделал через два месяца. Следом за мной Сашка оформил фиктивный брак с нашей землячкой, у которой есть шведское гражданство, за 10 тысяч долларов. В рассрочку. Деньги отдает до сих пор...

Светлана из Ярославля приехала в Стокгольм с целым фотоархивом. На одном она идет с транспарантом, где требует от губернатора уйти в отставку, на втором ее тянут люди в милицейской форме, на третьем она истекает кровью на мостовой. В довершение ко всему у девушки были публикации в газете и письма мужа-“соратника” из тюрьмы. Подвигами девушки в миграционной службе никто восхищаться не стал, но с самого начала отношение к ней было несколько иное, чем ко всем остальным. Вообще, по этому отношению легко понять, как долго человек задержится в стране и есть ли у него шансы получить позитив. У Светы они были. Скорее всего она так и осталась бы в Швеции, если бы не ее активная деятельность. Но об этом позднее.

Инсценировать демонстрацию, по словам девушки, было проще простого, так же, как и попросить знакомых сыграть роль озверевших ментов. С публикациями тоже не было особых проблем. Договорилась с местным оппозиционным изданием, и газета с радостью поместила гневные статейки (которые девушке написал знакомый журналист этой же газеты) на своих страницах. С мужем и вовсе все было по-честному: он действительно сидит в колонии строгого режима. Правда, отнюдь не за политические убеждения, а за грабеж и разбой.



Русские воры с политической “крышей”

Существует три основные категории азюлянтов. Первые — своего рода маньяки. Их навязчивая идея — получить иностранное гражданство любой ценой. Одна российская семья, которая “сдалась” в Стокгольме три года назад, узнала, что их вот-вот попросят покинуть страну. И они решились на страшный шаг — заставили свою несовершеннолетнюю дочь симулировать душевную болезнь. Девочку поместили в психиатрическую лечебницу. Полгода там ее кормили транквилизаторами. В конце концов она и впрямь стала заторможенной: замедленные движения и речь, идиотское выражение лица... К психически больным в Швеции относятся с большим сочувствием. И депортацию семьи отсрочили на какое-то время. Но стоит ли платить столь высокую цену за заветное гражданство? К слову, азюлянты, чтобы вызвать жалость у иностранного правительства, спекулируют и на стариках. Ведь в ряде европейских стран в случае, если на их территории умирает азюлянт, сразу дают вид на жительство всем его родственникам.

Вторая категория заслуживает особого внимания. Русские едут за границу, чтобы... воровать. Дело в том, что человека, попросившего политического убежища, вряд ли посадят в тюрьму. Худшее, что с ним могут сделать, — депортировать. Уже упоминавшаяся Света ехала в Стокгольм с вполне конкретной целью: наворовать на квартиру, пока муж мается за решеткой. Света прибыла в город, уже имея на руках карту с адресами всех крупных торговых центров и воровской инструмент (магниты и крючки), с помощью которого можно снимать с вещей “звонки”. Но на краже она попалась только через год, и была депортирована. Света особо не расстраивалась: она возвращалась на родину с неплохими деньгами...

И наконец, третья категория азюлянтов сдается без всякой причины. Некоторые (те, кому не удалось ничего достичь на родине) не могут отказать себе в удовольствии попробовать начать сначала на чужбине.



Куда пойти, куда податься

Вообще, “сдаться” не так просто, как может показаться на первый взгляд. Одной отчаянной головы здесь будет мало. Не случайно “в никуда” практически никто из псевдополитических не едет. Обычно есть некая проторенная дорожка, информация о которой расходится строго в своем кругу. Земляки встречают очередного “коллегу” прямо в аэропорту, устраивают на первое время и снабжают точным руководством к действию.

Один из специалистов “по политическому убежищу”, Виктор, последние пять лет не был дома, в родном Санкт-Петербурге. За это время он объездил добрый десяток стран. “Сдавался” везде по одной “теме”, но говорить, по какой, отказывается наотрез, считает ее своим ноу-хау. Встретились мы с ним в Берлине, но задерживаться здесь надолго парень не собирался и надеялся прямиком рвануть в Бельгию. Там, по его словам, отказывают в убежище всем подряд, однако перед этим три месяца дают пособие в размере 500 долларов. А подсобрав деньжат, парень хочет поехать в Индию. Пора, говорит, и о душе подумать. Пока же Виктор с удовольствием дает платные консультации о том, где и как лучше “сдаться”.

— Во Францию лучше не соваться. Убежище там дают без проблем, только ни жилья не предоставляют, ни пособия, ни бесплатных языковых курсов. Как хочешь, так и крутись. Но если есть деньги и знакомые, можно дождаться вида на жительство. В Швейцарию, сразу говорю, даже въехать трудно (я имею в виду легально, по визе этого государства). Но если все же попадешь сюда, все будет путем. Азюлянтам дают 1200 швейцарских франков в месяц. Хотя приветствуются здесь, конечно, люди не бедные, имеющие средства, чтобы открыть свой бизнес. Поэтому хорошо с самого начала представиться человеком состоятельным, счета которого якобы в России арестовали. Но поймать на лжи здесь могут легко. По кайфу “сдаваться” в скандинавских странах — Швеции, Дании, Норвегии. Что до Португалии, Италии, Испании — они для тех, кто хочет потусоваться или немного заработать. Никакой социальной поддержки политэмигрантам здесь не окажут. Но в этих странах никакой проверки точно не устраивают. В Штатах убежище дают только верующим...

Лет десять назад на ура шла “еврейская тема”. Теперь это не проходит нигде. В отличие от “темы кавказской”, которую за границей сегодня “хавают” легко. Жалуют сегодня иностранцы и белорусов, открыто называя лукашенковский режим диктаторским. По-прежнему пользуются “спросом” гомосексуалисты. Правда, нужно предоставить к примеру, трудовую книжку, где указано, что человека уволили с высокопоставленной должности, или протокол об избиении (или свидетельство о смерти) мнимого партнера, отказ в возбуждении уголовного дела...

По признанию Виктора, ему самому порой страшно становится, когда он начинает вспоминать, какие легенды придумывал клиентам. Особенно запомнилась “сказка” о том, как одного студента несколько суток держали в заложниках и насиловали преступники, среди которых были сотрудники правоохранительных органов. К слову, “главному герою” сюжет понравился, и, когда он потом получил вид на жительство в Англии, прислал Виктору в знак благодарности тысячу франков.

При выборе страны Виктор обычно советует своим клиентам учитывать не только доступность халявных социальных благ, но и следующие параметры: сложность, продолжительность и дороговизна иммиграционного процесса, требования к желающим иммигрировать и условия получения гражданства, возможности для успешной работы, профессионального развития, карьеры, размер доходов и уровень жизни. А еще отсутствие так называемого азюлянтского рэкета. Дело в том, что в целом ряде стран азюлянтов заставляют платить “налоги” с социала криминальные группировки (чаще армянские, реже — российские). Хуже всего в этом смысле в Германии: там к человеку, как только он сдался, подваливают серьезные парни и требуют ежемесячно выкладывать тридцать процентов от пособия.



Марс атакует

Пока европейцы придумывают все более изощренные способы борьбы с русским азюлянтством, наши не дремлют. Самая последняя мода — прикинуться... инопланетянином! Говорят гости с других небесных тел только на английском и делают вид, что русского не понимают. Иностранцы чувствуют, откуда ветер дует, но доказать ничего не могут — уважение к правам личности превыше всего. А для того чтобы отослать азюлянта на родину, надо выяснить, где она. Запросы, которые европейцы делают во все страны подряд и в первую очередь, конечно, в Россию, ничего обычно не дают. А дальше — старая схема: лагерь для беженцев, пособие и т.д. Так что держись, Европа, — к тебе летят русские с Марса!








Партнеры