В ожидании чуда

19 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 573

Почему взрослые любят Новый год — непонятно. Если по-честному, то ничего хорошего он им в их жизнь не привносит. Надо быть очень доверчивым, буквально на грани срочной госпитализации на Канатчикову дачу, чтобы после 25 лет верить, будто 1 января жизнь изменится и что возможны любые чудеса. Собственно, по-настоящему никто и не верит. Но то ли запах декабрьских мандаринов, то ли еще какая-то ерундовина, но с католического Рождества по Рождество православное люди все равно ждут чего-то очень хорошего. А еще больше ждут чего-то нового.

Но перемены редко приходят сразу. Как правило, они растягиваются на месяцы и месяцы. И уж совсем редко они происходят в очерченные календарные рамки. В “Фотоальбоме” мы много говорили о том, как одно время меняет другое. Подразумевая под этим смену какой-то нематериальной субстанции, эдакой атмосферы эпохи. Но иногда камера умудряется захватить и вполне материальные следы.

В 1964 году дизайнер из Калифорнии Руди Геснрич придумал совершенно уникальное платье. К нему пришлось изобретать специальное название — “топлесс”. Буквальный перевод — “без верха”. В этом платье женщина должна была ходить в длинной юбке, но с абсолютно голой грудью. По мнению дизайнера, в моду его творение должно было войти не позже 1970-го, когда появление одетых таким образом дам не будет никого шокировать. В 1965-м сексуальная революция была еще на подходе, а в СССР Никита Хрущев железной рукой сеял “разумное, доброе, вечное”, то есть кукурузу. Поэтому пророчество Геснрича стало сенсацией. В далеком от Калифорнии Лондоне, на самой магазинной улице в мире — Оксфорд-стрит, манекены были одеты в платья будущего и выставлены на витрины.

Хитрый фотограф Теренс Спенсер спрятался за витриной и заснял двух англичанок, застывших в изумлении. На их лицах еще есть испуг, но уже нет возмущения. Одна, проверяя, пойдет ли ей такой наряд, положила руку себе на грудь. Видно, что обе лондоногородки не готовы к такому будущему. Пока не готовы. Но уже точно знают, что будут носить в 70-м.

На втором снимке — Говарда Сошурека — стук будущего схвачен не менее удачно. Человек, стоящий к нам спиной на снимке, — 36-летний менеджер компании IBM Джон Дамейер. Он объясняет региональным продавцам продукции IBM, чем им придется торговать в ближайшее время. IBM предложила своим дилерам распространять в массы компактную электронно-вычислительную машину, которая должна помочь уже не военным и шпионам, а миллионам владельцев малого и среднего бизнеса.

На улице 1967 год. Дамейер честно объясняет, зачем хозяевам небольших производств это чудо техники. ЭВМ может использоваться и в технологических цепочках, и в бухгалтерии. Изобретение будет неизбежно востребовано, и скоро продыха от покупателей не будет. Но вы посмотрите на лица слушающих! Дилеры не верят ни одному его слову. Из полутора десятков человек за Дамейером записывает только один. Остальные — в большинстве своем они старше лектора и торгуют продукцией IBM много лет — смотрят на него даже не с недоверием. Они считают его опасным идиотом. Они-то знают, что нужно покупателям. И впарить им, рискующим своими деньгами, какую-то бредовую машину из будущего — увольте.

Время — или череда новогодних праздников — все расставило по своим местам. Женщины до сих пор не ходят на работу с обнаженной грудью. В конце 60-х платья действительно стали укорачиваться, но не сверху, а снизу. Востребованным оказался образ не матери, а девочки-подростка. Только уже в 90-х загорать на пляжах топлесс стало принятым. Да и само слово стало общепонятным. Не исключено, что в дальнейшем можно будет ходить по городу с обнаженными вторичными половыми признаками. Но утверждать не берусь.

Про ЭВМ, которые в начале 80-х сменили ПК, и говорить ничего не надо. Все и так ясно. Настоящие приметы грядущего часто не узнают и принимают за них что-то другое.

Но каждый декабрь, кроме абхазского мандаринового запаха, мы по-прежнему ждем и другого. Чего-то, что сразу изменит нашу жизнь и сделает ее счастливой. Но даже Спасителю, который изменил жизнь всего человечества на целое тысячелетие, сделать этого было не дано.



Партнеры